Яндекс.Метрика
Это письмо мне помогла написать переводчик. Я не знаю русского языка. Мы с дочкой оказались в России в 2009 году. Мой муж уехал сюда из Афганистана, и нам там было тяжело оставаться в доме свекрови, все нас притесняли, я никому не была нужна с больной дочерью. Я поехала искать мужа в Петербург, но не нашла. Живу из милости у родственников, помогают волонтеры и Красный Крест. Сразу после рождения Мурсоль нам сказали, что у нее ДЦП, а потом дочка еще перенесла менингит, и у нее начались приступы эпилепсии. Мурсоль совсем не развивается, не ходит, не говорит, даже глотать твердую пищу не может. Оставить ее даже на минуту я не могу, ее постоянно мучают судороги, и на работу устроится невозможно. Мы с дочкой лежали здесь в больнице, и нам прописали лекарства, чтобы было меньше приступов, чтобы она была спокойнее. Но купить мне их не на что, нет ни копейки. Нам еще необходима инвалидная коляска, чтобы я могла дочку в ней возить, носить на руках нет сил. А коляска нужна такая, чтобы можно было Мурсоль закрепить, и она бы не выпадала из нее. Я очень прошу вас помочь нам, больше некому! Наджиба Хаджи Ахмад, Афганистан.
Опубликовано 25 марта 2013

Врач государственной педиатрической медицинской академии Ольга Кузнецова (Санкт-Петербург): «Мурсоль находилась на лечении в психоневрологическом отделении. Девочка не разговаривает, голову не держит, не сидит, не стоит. Ей нужно принимать противосудорожные и успокаивающие препараты. Инвалидная коляска просто необходима, без нее невозможно даже выйти из дома».

История болезни

15 июня 2013

Мурсоль Гафар получила инвалидную коляску.

Теперь девочка сможет выходить с мамой на прогулки. Также Мурсоль получила успокаивающие препараты, снижающие эпилептические судороги.
Наджиба, мама Мурсоль, благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда.

comments powered by HyperComments