• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
26.05.2017
Жизнь оставляет <br/>шрамы тем, <br/>кто думает о ней
Жизнь оставляет
шрамы тем,
кто думает о ней
Жизнь. Продолжение следует
12.05.2017
О косолапости, <br/>материнском <br/>инстинкте и красоте
О косолапости,
материнском
инстинкте и красоте
Яндекс.Метрика
За 20 лет 9,776 млрд руб. В 2017 году — 705 917 347 руб.
27.06.2014

Диагноз доктора Мясникова

Минздрав
и Реввоенсовет

Беседа восьмая



Русфонд продолжает серию публикаций под рубрикой «Диагноз доктора Мясникова». Сегодня доктор рассказывает нашему специальному корреспонденту ОЛЕГУ ОДНОКОЛЕНКО, почему медицинский патриотизм вреден для здоровья нации, в чем польза отечественной медицине от лечения соотечественников за рубежом и в чем сходство между Минздравом и Макаром Нагульновым.

– В недавнем своем выступлении вице-премьер Ольга Голодец заявила, будто в ряде случаев наша медицина уже превосходит европейскую, и что сегодня мы в состоянии сами оказывать практически все виды высокотехнологичной помощи. Поэтому, как она считает, деятельность благотворительных фондов, которые собирают средства для лечения своих подопечных в зарубежных клиниках, надо взять на контроль – чтобы не дискредитировали наше здравоохранение. Поясните, Александр Леонидович: мы действительно уже все можем?

– Заявление Ольги Голодец появилось не на ровном месте. Со второго июня в Минздраве вступил в действие типовой контракт на лечение россиян за рубежом, вот всех и всколыхнуло. Хотя ничего нового в этом документе нет. Там всего лишь зафиксировано, что государство готово оплачивать лечение за рубежом только в тех случаях, когда такая помощь не может быть оказана в России. И ни слова о благотворительных фондах и собранных ими средствах… Но формально Голодец абсолютно права, потому что в принципе мы действительно способны оказать практически любую медицинскую помощь.

– И при этом только в прошлом году порядка шести миллионов наших соотечественников выезжали на лечение за границу. Просто на отдых за рубеж ежегодно выезжают чуть ли не столько же.

– Это говорит о том, что потребность в высокотехнологичной медпомощи (ВМП) у нас просто огромная. И не надо думать, будто вокруг одни дураки, будто никто не видит, что представляет из себя наша медицина на самом деле, будто никто не знает, как непросто получить квоту. Но и с квотой еще придется достаточно долго постоять в очереди к операционному столу. Стало быть, вариантов три: либо выбиваешь квоту и ждешь до последнего – а там как повезет, либо за свои деньги лечишься в России, либо – за границей, что нередко дешевле, потому что этих же денег, как правило, хватает еще и на гостиницу, и на дорогу. Я, например, считаю, что за свои деньги человек имеет право лечиться где угодно, а лечиться за рубежом во многих случаях – более оправданно. И если по-хорошему, то Минздрав должен не препоны ставить, а оплачивать людям лечение за рубежом не только в исключительных случаях, но и когда у нас невозможно предоставить ВМП в адекватные сроки. Почему, спрашивается, человек, получивший квоту, не может, если речь идет о жизни и смерти, взять эти деньги, может быть, доплатить свои и поехать на операцию за границу? Все от этого только выиграют. В том числе и здравоохранение, потому что разгрузятся наши клиники, которые не справляются с потоком больных.

– Но ведь вместе с пациентами за границу уйдут и деньги. Они что, у Минздрава лишние?

– Речь идет не о цене операции в чистом виде, сюда же необходимо приплюсовать затраты на содержание больниц, на зарплаты врачей, на лекарства, на расходный материал и так далее... Думаю, если все пересчитать, за голову схватимся. В любом случае реально операция стоит дороже, чем больница получает через Обязательное медицинское страхование (ОМС) сейчас или будет получать в ближайшем будущем. Поэтому, пока тарифы ОМС и себестоимость операции не сравнялись, проще по возможности давать пациентам деньги на руки – пусть едут за границу. Это будет и гуманнее, и не так разорительно для наших больниц. Запреты, стремление насильно всех удержать здесь ни к чему хорошему не приведут. Привыкли все делать по методу Макара Нагульнова из «Поднятой целины» – наган в руку, шашку наголо, будто Минздрав – это Реввоенсовет. Да если у нас будет хорошая система здравоохранения, и так никто никуда не поедет. Кому хочется с тяжелобольным ребенком мотаться по аэропортам и жить в гостиницах?! Надо не запрещать, а наоборот, помогать людям ездить за рубеж на лечение, более того – выделять под это дело квоты.


О рубрике


В рубрике «Диагноз доктора Мясникова» мы будем публиковать беседы с выдающимся врачом о проблемах отечественного здравоохранения. У нас прекрасные специалисты-медики, многие больницы оснащены первоклассным современным оборудованием, из государственного бюджета на медицину ассигнуются немалые деньги – а российские граждане предпочитают лечиться за границей, причем с каждым годом эта тенденция усиливается. И дело не только в том, что бюджетные деньги нерационально и безответственно распределяются чиновниками; не только в том, что после сложнейшей и успешной операции ее результаты могут быть сведены на нет небрежным и неумелым выхаживанием; не только… Перечисление займет слишком много места, российское здравоохранение страдает десятками «болезней». А диагноз, как известно – половина успешного лечения.

Александр Леонидович Мясников / Личное дело


Родился в 1953 году в Москве, представитель четвертого поколения одной из самых знаменитых медицинских династий. Прадед – земский врач, дед – действительный член Академии медицинских наук СССР. В 1976 году окончил Второй Московский мединститут им. Н.И. Пирогова. С 1976 по 1978 год – ординатура в Институте клинической кардиологии им. А. Л. Мясникова (деда). В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию по кардиологии.

Восемь лет проработал врачом в составе миссии Красного Креста в странах Африки. С 1981 по 1984 год – врач группы геологов в Мозамбике. С 1986 по 1989 год – старший врач правительственного госпиталя PRNDA в Анголе. По возвращении из Африки на родину до 1993 года – научный сотрудник Института клинической кардиологии. В 1993 году на два года уезжает в Париж врачом в посольство России во Франции.

В 1996 году получил диплом доктора медицины Американской комиссии по медобразованию. С 1997 по 2000 год – врач Университетского госпиталя и медицинского центра Брукдэйл (The Brookdale University Hospital & Medical Center) в Нью-Йорке. В 2000 году ему присвоена высшая врачебная категория Комитета по медицине США. С этого же года – член Американской медицинской ассоциации и Американской коллегии врачей, член Американской медицинской академии по борьбе со старением.

С 2000 года – главврач ООО «Американский медицинский центр» (впоследствии Американская клиника «Интермедцентр»). С 2008 по 2009 год – главврач ФГБУ «Больница с поликлиникой» Управделами президента РФ («Кремлевская»). С мая 2008 года – телеведущий программы «Врача вызывали?». С 2011 года – главный врач Городской клинической больницы № 71. С февраля 2013 года – один из ведущих программы «О самом главном» на канале «Россия 1».

В прошлом году основал клинику экспертной медицины под названием «Клиника доктора Мясникова».

Женат, имеет сына.



рассказать друзьям:
?????????
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати