• Приложения Русфонда признаны лучшими
  • средствами мобильного фандрайзинга
  • Спасение детей в вашем телефоне!
Жизнь. Продолжение следует
19.04.2019
Человек уникален,<br>
потому что<br>
не одинок
Человек уникален,
потому что
не одинок
Яндекс.Метрика
За 22 года — 13,073 млрд руб. В 2019 году — 448 712 172 руб.
7.03.2019

Русфонд.Право

Битва длиною в жизнь

За квартиру семья Илларионовых бьется уже 15 лет



Илья Рождественский,

корреспондент Русфонда


Иллюстрация: Родион Китаев

15 лет назад тамбовские власти постановили выделить квартиру семье четырехлетнего Максима Илларионова, которому диагностировали ДЦП и приступы эпилепсии. С тех пор родители мальчика добиваются положенной жилплощади, прошли несколько судебных разбирательств и подали жалобу в прокуратуру. Квартиру им пока так и не дали.

В июле 2004 года мэр Тамбова Максим Косенков выпустил постановление, согласно которому семье из трех человек полагалась новая жилплощадь, поскольку их сын страдает тяжелым заболеванием. У Максима детский церебральный паралич и эпилепсия. Мальчик родился без особенностей, первый приступ случился в год, но все прошло до того, как приехала «скорая». «В год и пять месяцев сын пошел, но походка шаткая, без равновесия. В два года приступ повторился. Его отвезли в инфекционное отделение и лечили – от воспаления легких. Мне это показалось странным, но я же не медик!» – рассказывает мама Максима Марина. Позднее выяснилось, что релаксацию диафрагмы приняли за воспаление легких. «А в два года и восемь месяцев очередной приступ с потерей сознания, судорогами и отеком мозга. Опять же не в реанимации, а в инфекционном отделении. Выкарабкался!» – продолжает Марина. В семь лет мальчика отвезли в Российскую детскую клиническую больницу и там у него диагностировали ДЦП.

Долгие годы квартиру семье никто не давал, и в 2016 году Марина Илларионова подала заявление в суд. «В 2004 году нас приняли на учет и в очереди мы были под номером 262. На момент рассмотрения дела в суде мы были под номером 141 и с тех пор не очень далеко продвинулись. Жилье нам не выдавали, потому что перед нами в этой очереди еще были люди, а свободные квартиры и финансирование отсутствовали», – рассказывает Марина.

Ленинский суд города частично удовлетворил ее требования. Инстанция отказалась предоставить квартиру всей семье ребенка, но обязала власти выделить самому Максиму жилое помещение площадью 32 квадратных метра. Решение обжаловали сразу обе стороны: Илларионовых не устроило половинчатое определение суда, а тамбовские власти и вовсе сочли, что ничего не должны ребенку-инвалиду. В результате дело рассматривали еще три судебные инстанции, но итог остался прежним.

Сейчас Максиму 18 лет, он недееспособный, испытывает трудности с передвижением, общением и мышлением, заканчивает девятый класс в специализированной школе для детей с нарушением интеллекта. «Теперь остается только как можно дольше поддерживать его состояние», – рассказывает Марина. При этом чиновники сочли, что помощь при посещении социально значимых объектов ему не требуется, и определили его группу инвалидности как вторую. «Он без поддержки даже ходить не может, только за руку или в коляске, но при прохождении комиссии нам отказались выдать коляску. Ничего, справимся. Сейчас все же пытаемся добиться положенной ему первой группы инвалидности. Очень надеюсь, что справедливость все-таки существует», – говорит мама Максима.

В декабре 2017 года Максима еще раз включили в список на предоставление жилья, спустя полгода ему предложили жилое помещение, но оно не подошло. «Это был девятый этаж, а для него это очень тяжело, если вдруг лифт сломается, – объясняет Марина Илларионова. – Плюс очень далеко от медицинского учреждения». Семье пришлось отказаться от этой квартиры. Чиновники приняли отказ и заверили, что позднее учтут все нужды ребенка, но в декабре 2018 года в суде просили об отсрочке от исполнения решения суда сроком на год. Причина – недостаток в бюджете 20 тыс. руб.

Пока шли разбирательства, у семьи Максима появился дополнительный аргумент. В январе 2018 года Конституционный суд принял постановление, в котором отмечалось: решение о внеочередном предоставлении жилого помещения ребенку-инвалиду должно приниматься с учетом «площади, необходимой для проживания также по крайней мере одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним».

«В связи с этим мы с Мариной все ждем (исполнения. – Русфонд) решения администрации о предоставлении Максиму жилья, чтобы его обжаловать и доказать необходимость квартиры с учетом родителей», – рассказывает юрист детского правозащитного проекта «Патронус» Светлана Викторова, которая помогает семье Илларионовых. Сама Марина также намерена добиваться от чиновников квартиры, в которой могла бы жить вся семья, – не менее 54 кв. м. Сейчас, по ее словам, написано заявление в прокуратуру, ответа пока нет.

Юристы правозащитного проекта «Патронус» бесплатно помогают защитить права детей, в том числе с инвалидностью. Специалисты могут добиться гарантированных государством лекарств, жилья, образования, написать жалобу в прокуратуру, подать исковое заявление в суд, защитить интересы ребенка в суде и проследить за выполнением судебных решений. Родителям детей-инвалидов «Патронус» оказывает помощь в подготовке к медико-социальной экспертизе, получении инвалидности и санаторно-курортного лечения, составлении индивидуальной программы реабилитации.

Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments