Яндекс.Метрика
У мужа тоже этот синдром, но дефект незначительный. Мы врачи и знали, что заболевание может передаться по наследству, поэтому отказались иметь детей, но беременность случилась. При этом заболевании у плода перестают развиваться кости лица. У Сережи не было скуловых костей, нижняя челюсть крошечная, глазные орбиты деформированы. Ни дышать, ни есть он не мог. На 11-й день сделали операцию – поставили аппарат по расширению челюсти, это спасло сыну жизнь. К двум годам зашили расщелину мягкого и твердого нёба. Так и живем – одни проблемы устраняем, другие проявляются. После операций всегда анемия, дисбактериоз, атопический дерматит, а без операций не обойтись. Вскоре предстоит операция на слезном канале (его нет на нижнем веке, зрение падает). Но главное – решить проблему с челюстями. Их нужно расширить, чтобы было место для зубов, чтобы сын мог жевать. Этот дефект сказывается на речи и дыхании. Лечение дорогое, если бы не ваша помощь, мы бы не справились. Не оставляйте нас, помогите! Екатерина Гречневикова, Московская область.
Опубликовано 16 февраля 2015

Виталий Рогинский

Руководитель
Центр челюстно-лицевой хирургии (Москва)
Из-за сильно выраженной деформации челюстей требуется постоянное ортодонтическое лечение. Также нужно продолжить и логопедическое лечение

История болезни

25 мая 2015

Сереже Гречневикову начали лечение в Центре челюстно-лицевой хирургии (Москва).

Установлены ортодонтические аппараты для выравнивания челюстей и начат курс занятий с логопедом-дефектологом в условиях стационара. Врачи надеются восстановить мальчику правильный прикус и нормальную речь.
Сережина мама Екатерина благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда.
 

comments powered by HyperComments