Яндекс.Метрика
У Максима тяжелая форма ДЦП и редкая форма эпилепсии. Приступы эпилепсии с помощью противосудорожных препаратов мы почти купировали. А основной недуг лечим в Институте медтехнологий (ИМТ) и многого добились: Максим сам ходит по квартире (по улице – только за руку), сам пьет и ест. Но у него глубокая умственная отсталость, он не говорит, и мы осознаем, что надежд на полное выздоровление нет, сын всегда будет нуждаться в нашей помощи. Сейчас нужно добиться, чтобы он понимал обращенную к нему речь, научился себя обслуживать. Максим до сих пор не может ни одеться, ни обуться. Мы уверены, что врачи из ИМТ обучат его этим навыкам, но оплатить его мы не можем. Я – научный сотрудник, муж работает водителем, и у нас еще есть трехлетний малыш. До сих пор вы помогали нам, спасибо огромное, надеюсь, что и сейчас выручите! Анна Майорова, Свердловская область.
Опубликовано 6 июня 2014

Ольга Рымарева

Невролог
Институт медицинских технологий (Москва)
После 21 курса лечения ребенок научился сидеть, ходить, подниматься по ступеням, пользоваться ложкой, жевать твердую пищу. Лечение нужно продолжить

История болезни

27 сентября 2014

Максиму Брызгалову начали лечение в Институте медицинских технологий (Москва).

Максим будет лечиться здесь весь год. Невролог Ольга Рымарева отмечает: «Мальчик хорошо реагирует на терапию, мы научим его ходить, говорить и обслуживать себя».
Анна, мама Максима, благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда.

comments powered by HyperComments