Яндекс.Метрика
У меня были тяжелые роды, сын сам не задышал, его сразу реанимировали, потом месяц выхаживали в больнице. В развитии Сережа отставал, но врачи успокаивали, говорили, что догонит сверстников. Но отставание становилось все более заметным. В девять месяцев сыну поставили диагноз ДЦП. Мы начали активно лечить Сережу, вывозили в другие регионы. Каждый курс реабилитации давал толчок в развитии. А в три года начали лечение в Институте медтехнологий (ИМТ, Москва). Сережа окреп, увереннее сидит и даже делает несколько шагов, говорит много слов. Но никак не удается справиться с сильными гиперкинезами (насильственными движениями. – Русфонд). Нужно продолжить лечение, а средств нет: у нас двое детей, единственный доход – скромная зарплата мужа. Помогите! Татьяна Кондакова, Москва.
Опубликовано 28 июня 2017
Деньги собраны 28 июня 2017

Ольга Рымарева

Невролог
Институт медицинских технологий (Москва)
После четырех курсов у мальчика снизилась спастика в ногах, он учится самостоятельно ходить, с поддержкой поднимается по лестнице, стал более сообразительным, у него улучшилась речь. Лечение нужно продолжать

История болезни

2 ноября 2017

Сережа Кондаков прошел курс лечения в Институте медицинских технологий (Москва).

У мальчика снизилась мышечная спастика, он начал ходить без поддержки, улучшились его бытовые навыки.
Сережина мама Татьяна благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда. 
 

comments powered by HyperComments