Яндекс.Метрика
Девять лет мы ждали ребенка, я обследовалась, лечилась. Чтобы роды прошли без осложнений, сделали кесарево. Но дочка не закричала, она едва дышала. Ее в реанимацию забрали. Домой нас выписали через два месяца. Я видела, что Хяди отстает в развитии. Врачи списывали это на внутриутробную инфекцию, а я думаю, что это родовая травма. В семь месяцев у Хяди случился сильнейший эпилептический приступ. Его купировали. Теперь дочь не стоит, не ходит. Мы лечили ее в Ингушетии и на Украине. Хорошо помогло лечение в Йошкар-Оле: речь улучшилась, дочка активнее стала. Лечила за свой счет. А у меня еще сын есть, ему семь лет. Детей воспитываю одна, муж погиб во время террористического акта. Узнала об Институте медицинских технологий (ИМТ), нас там готовы лечить, но только платно. А у меня совсем нет денег. Помогите! Эсет Нальгиева, Ингушетия.
Опубликовано 12 марта 2015

Елена Малахова

Невролог
Институт медицинских технологий (Москва)
У Хяди судорожные приступы (вздрагивания и заведение глазных яблок при засыпании). Она не сидит, не стоит, не ходит, плохо говорит. Необходимо обследование, нужен подбор противосудорожной терапии, чтобы добиться ремиссии. Это даст возможность проведения полноценного лечения и реабилитации по основному заболеванию

История болезни

3 августа 2015

Хяди Нальгиевой начали лечение в Институте медицинских технологий (Москва).

Проведена коррекция противосудорожной терапии. «Как только прекратятся судороги, займемся восстановительным лечением», – говорит невролог Елена Малахова.
Эсет, мама Хяди, благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда.
 

comments powered by HyperComments