Яндекс.Метрика
У нас с мужем есть две взрослые дочери, мы решили родить третью. Лена развивалась как все, в два года начала говорить. А потом что-то случилось: пропал интерес к игрушкам, Лена могла проплакать несколько часов подряд. В больницу нас положили с повышенным внутричерепным давлением, но лечение не помогло. Подключили врачей-психиатров, психотропные препараты только ухудшили Ленино состояние. Она перестала говорить, появилась привычка сосать пальцы и беспрестанно ходить вперед-назад. Сейчас Лена не умеет того, что делала еще в два года, ходит в памперсах, не говорит, но все понимает. В последнее время мы лечились у нейрореабилитолога, и девочка наконец-то ожила, появилась надежда. Нам бы теперь попасть на лечение в Институт медтехнологий (ИМТ). Там нас ждут, обещают помочь. Мы с мужем понимаем, что скоро будем не в состоянии помочь своей дочке. Мне уже 50, не работаю, ухаживаю за Леной. Мужу 59, он – пенсионер, «афганец». Средств на лечение Лены нет. Пожалуйста, помогите! Ирина Калашникова, Краснодарский край.
Опубликовано 13 сентября 2012

Ольга Рымарева

Невролог
Институт медицинских технологий (Москва)
Учитывая состояние Лены, необходимо срочно начинать терапию и довести девочку до уровня обучения по программе коррекционной школы

История болезни

9 октября 2012

Лене Калашниковой начали лечение в Институте медицинских технологий (Москва).

Лена пройдет четыре курса лечения за год. По мнению невролога Ольги Рымаревой, девочка сможет пойти в коррекционную школу.


Ленина мама Ирина благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда.

comments powered by HyperComments