• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
ДЦП в большом городе
10.12.2018
О желании  <br/>
танцевать, несмотря <br/>
ни на что
О желании
танцевать, несмотря
ни на что
Жизнь. Продолжение следует
7.12.2018
Была бы цель,<br/>
а путь для нее<br/>
найдется
Была бы цель,
а путь для нее
найдется
Катя Богунова и ее дети
26.11.2018
Необычная история<br/>
про велосипед <br/>
для Коли
Необычная история
про велосипед
для Коли
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,442 млрд руб. В 2018 году — 1 508 164 451 руб.
20.10.2017

Жизнь. Продолжение следует

Тяжело на сердце

Врожденный порок как прирожденное счастье



Рубрику ведет Сергей Мостовщиков



Жизнь так, бывает, прижимает, что уже и не разберешься, где тут хорошие новости, а где кошмар. Иногда кажется, это одно и то же. Вот от Динары Фаизовой муж ушел к другой, требовал собрать вещи и освободить дом, мать сломала шейку бедра, перестала ходить, да еще выяснилось, что у младшей дочери Радмилы порок сердца. Никто никогда не находил ничего подозрительного, а тут вдруг оказывается, что у ребенка в межпредсердной перегородке отверстие – и оно увеличивается, нужна срочная операция. Впору выть от отчаяния, но вот что странно: бывший муж вдруг начинает помогать, через Русфонд удается собрать деньги на оплату окклюдера, которым врачи закрывают отверстие в сердце Радмилы. Как понять, что все это значит, и отличить то, чего не хочешь, от того, что тебе действительно нужно? Об этом мы разговариваем с Динарой Фаизовой.

«Мама родила меня здесь, в Уфе, когда ей было 42 года. А теперь, получается, я одна ухаживаю за ней, старший мой брат лет 20 назад пропал без вести – криминальные были времена. И сейчас времена для нас наступили тяжелые, особенно последний год. Мама сломала шейку бедра, сделали ей операцию, я ее привезла к себе, неходячую, и вся она теперь на мне. А тут еще весной узнаю, что у Радмилы вот это все – порок сердца, нужна срочная операция.

Состояние у меня было… Как сказать? Не очень. Если начистоту – ужас. Вот мы живем в доме моего бывшего мужа. Пятнадцать лет мы с ним были вместе, у нас две дочери, София и Радмила. Три года назад он ушел к другой женщине. Нельзя про других людей ничего плохого говорить, но так получилось, что у нас тут был настоящий ад. Она добивалась, чтобы нас с детьми выгнали из этого дома. Тяжело. И я вот даже не знаю, ничего же просто так не происходит в жизни. Из-за этой ситуации с Радмилой все вдруг изменилось.

Получилось как. Она занималась у меня спортивной гимнастикой с четырех лет. И вот год назад был медосмотр серьезный, когда начались в мире проблемы с российскими спортсменами. Мы вставали в пять утра, ездили проверяться. И вот говорят: да у вас же с сердцем проблемы. Назначили лекарства. Мы их пропили, потом еще. Но в итоге весной в кардиоцентре нам сказали: все, надо оперировать. Отверстие в межпредсердной перегородке быстро увеличивается, пошел сильный сброс крови.

Я обратилась за помощью в покупке окклюдера в Русфонд. И знаете, когда пошла вся эта шумиха, когда нас показали здесь по телевизору, вдруг как будто свет в оконце. Появились бабушки, дедушки, отец ребенка. Забота, переживания. Все успокоилось, улеглось. Я обычно молчу всегда про такие вещи, а тут прям говорю: вот Бог как все устраивает. Видать, он все-таки заботится о нас.

Когда мы легли в больницу, врачи провели контрольный осмотр и говорят: “Поздно. Мы не сможем поставить вам окклюдер. Отверстие за это время так увеличилось, что он туда не встанет”. А потом нас посмотрел главный там специалист и сказал: “Ладно, попробую, возьмусь. Если не получится, я окклюдер обратно вытащу – и мы назначим операцию на открытом сердце”. Деваться было некуда, я себя чувствовала как робот, на все была согласна. Но, слава богу, все получилось. После операции о гимнастике, конечно, пришлось пока забыть. Радмила скучает. Но говорит: я теперь, наверное, песни и музыку буду писать.

А я, наверное, буду счастливой. Я, знаете, родилась с глазами разного цвета. Мне в садике и в школе всегда говорили: ой, Динара, ты такая счастливая будешь! Так что у меня другого выхода нет. Надо просто, наверное, пораньше вставать и побольше делать».

Фото Сергея Мостовщикова


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати