• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
История тридцать четвертая,
ПРАВО БЫТЬ ЛУЧШИМ

Новость о том, что 12-летний Вова Лесков может уйти в другую школу, в его классе была воспринята как ЧП. Учителя по разным предметам вызывали маму и просили, чтобы сын передумал. Одноклассницы плакали и не стеснялись этого. А друзья Вовы сформировали возле его дома самый настоящий пикет. И Вова, конечно, передумал -- все-таки душа класса и лучший ученик.

Ничего этого не было бы, если бы не наши читатели: вы спасли Вову Лескова от смерти.

"Сейчас каникулы, Вова немного ленится, -- говорит Вовина мама Евгения, пока сын раскатывает на велосипеде по улицам городка Лихославля. -- Вот с утра в библиотеку отказался идти". Все мамы, конечно, должны быть немного строгими, но в случае с Вовой, мне кажется, она зря так. В школе он один из лучших учеников. А в своем пятом классе просто авторитет непререкаемый. Правда, еще и потому, что на два года старше одноклассников. Но так уж получилось.

В 1997 году Вове был поставлен диагноз "апластическая анемия тяжелой формы". Болезнь поражает красные кровяные тельца и приводит к таким же последствиям, как и лейкемия. Нужно было тяжелое, длительное и дорогостоящее лечение. Жизненно необходимый ребенку препарат нейпоген стоил тогда $670 за упаковку. Упаковок нужно было десять. А мама Евгения работала пекарем в селе Биджан Еврейской автономной области. И для нее эта сумма была космической.

Отчаявшись добиться не то чтобы денег, но хотя бы сочувствия от местных органов соцзащиты, она написала в Российский фонд помощи. И собранных вами средств хватило и на нейпоген, и на долгое двухлетнее лечение в Российской детской клинической больнице (РДКБ). Потом Евгения продала дом на Дальнем Востоке и переехала с детьми в городок Лихославль Тверской области -- чтобы к врачам поближе. Так вот и началась у Вовы новая жизнь.

Оказавшись в новом доме после двух больничных лет, Вова первым делом заявил, что хочет в школу: "Скучно! Я устал никого не видеть!". Евгения настаивала на домашнем обучении, но сдалась. Вова быстро вышел в первые ученики и останавливаться не собирается. Почти все оценки за год -- пятерки. За них Вовка получил в подарок от мамы велосипед. А за четверку по русскому языку -- обязанность заниматься в каникулы. Вот тогда –то, после таких больших успехов мама предложила сыну перейти в другую, более престижную школу. Но вот узнали об этом учителя и одноклассники и Вову отбили. Его здесь все очень любят.

И пока он гоняет на велике вместо библиотеки, его мама говорит мне, что уже в этом сентябре с сына должны снять инвалидность. Прежде врачи думали до 16-летия ждать, но мальчик выздоравливает очень хорошими темпами. «Он победил болезнь!», - гордо сказала мне Евгения.

Вовка взрослеет и становится застенчивым. Вот хранит он, например, детские игрушки, которые ему подарили в больнице совершенно незнакомые люди, но показывать их теперь не любит -- стесняется. Все же взрослый. "Он вообще в больнице сильно изменился, -- говорит мама. -- Беззаботность без остатка прошла. Серьезный такой стал, и чувство ответственности появилось. И, кажется, сознает, что в мире очень много хороших людей".

В одном отделении в РДКБ с Вовой Лесковым лежала девочка, она учила его рисовать и все рассказывала, как интересно заниматься музыкой. И вот теперь каждое утро он перед уроками ходит в музыкалку, в класс народных инструментов. Домру, правда, Вова уже освоил, сейчас хочет научиться игре на саксофоне. Учиться придется в Твери, это сорок минут на электричке в один конец. Еще в планах бальные танцы, и это тоже в Твери. И вообще в глобальных планах у Вовы профессиональные занятия музыкой.

Мама думает, что это все мальчишество и обязательно пройдет. Вова не спорит, словно бережет маму. Ему всего 12 лет, и он держится так, будто уже определился. Будет играть и, наверное, вспоминать ту самую девочку из больницы. Только никому об этом не скажет. Просто из застенчивости.

АНДРЕЙ КОЗЕНКО,
15.08.2006.

Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати