• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
История первая,
оптимистическая трагедия:
КАК ПОВЕЗЛО АСИДЕ ИЗ АБХАЗИИ

Наши никак не связанные между собой Акции помощи при национальных катастрофах имеют все-таки один постоянно действующий, непрерывный аналог. Страшно это звучит только в газете: "непрерывная национальная катастрофа". В Российской детской клинической больнице (РДКБ, Москва) это будни. Сюда привозят тяжело больных детей России. В последние годы здесь научились выхаживать даже самых тяжелых. Растет, как говорится, процент оздоровления, и это прекрасно. Но выхаживание часто зависит от импортных препаратов, чрезвычайно дорогих. Есть деньги - остался жив. Нет денег - смерть. Такая дилемма.
С первых подборок Фонд стал публиковать письма мам из РДКБ. Каждое находило отклик. За 50 месяцев деятельности Фонда наши читатели передали, перечислили больнице на конкретных детишек почти $700 тысяч. И в этом не было бы ничего особенного, если бы не деталь: многие, придя однажды сюда с деньгами, становились постоянными финансовыми донорами РДКБ. Впрочем, не только финансовыми. Один из читателей пришел как-то вместе с другом - клоуном. Сейчас друг "прописан" в РДКБ на все праздники. Вот уже второй год.
А теперь конкретная история из этой связки Фонд - РДКБ.
Письмо о беде 15-летней Кати Киселевой из Подмосковья появилось в "Домовом" еще в декабре 1999 года. Вот его суть. У Кати был рак крови - аппластическая анемия. Состояние резко ухудшалось, необходима была трансплантация костного мозга. Пока шел поиск донорского материала, читатели закупали для Кати нейпоген ($4200).
Этот препарат некоторое время поддерживает жизнь таких больных. Вдруг выяснилось, что никто из родственников не подошел Кате в качестве донора. Тогда наши читатели нашли деньги на неродственную трансплантацию (336 тысяч рублей или $12220). Деньги уже были на счету Гематологического Научного центра РАМН, когда из Парижа, из Международного банка доноров костного мозга, пришел отказ. Доноров под характеристики Катиной крови не оказалось. Врачи констатировали: смерть наступит через три-четыре недели. Они ошиблись: Катя прожила еще девять месяцев - на лекарствах, которые несли в больницу наши читатели. Это обошлось в $13316.
А вскоре в РДКБ попала Асида Тания из Абхазии. Ей тоже 15 лет и у нее была та же болезнь, что и у Кати. В Абхазии ее ждала только смерть. Там даже не оказалось специалистов по ее болезни. Но ей очень повезло. Как иностранную подданную, девочку не могли принять в российскую больницу. Но приняли - выручила длинно ходовая, почти дипломатическая операция. Тетя Асиды живет и работает врачом у нас в стране. Несовершеннолетнюю девочку срочно прописали к тете.
А потом выяснилось, что Асиде повезло еще раз - ей подошел костный мозг одного из родственников. Это была большая удача. Сама операция у нас бесплатна, но чтобы после выходить больную, на лекарства требовались очень большие деньги. Их не было. В Абхазии родственники Асиды объявили сбор средств. Не получилось. Девочку спасли Катины $12 тысяч, так и не использованные в Париже.
Сейчас Асида чувствует себя хорошо.
Врачи больше не опасаются за ее жизнь.


рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати