• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
История вторая,
фронтовой роман:
ЖИЗНЬ И ЛЮБОВЬ ГРАЖДАНКИ ПАРАМОНОВОЙ

Даже в наше время эта история любви поражает. А может, именно в наше? Таня и Игорь Парамоновы служили в Таджикистане, на границе с Афганистаном. Тот самый знаменитый Пянджский погранотряд. Служил, конечно, один Игорь, жена Татьяна с 3-летней дочкой Оксаной были при нем.
Все случилось семь лет назад. Впрочем, о том, что произошло, лучше прочитать в ее письме к нам. Там ни убавить - ни прибавить. "Из Афганистана начались диверсии, мне с девочкой пришлось покинуть отряд. С нами ушла Гуля, жена одного из офицеров, она была на 7-м месяце беременности. Нам дали охрану - двух солдат. Мы уже добрались до аула, когда у Гули начались роды. Родилась девочка. Я вышла из комнаты обмыть новорожденную, а моя Оксана осталась с Гулей. Потом прогремел взрыв. Я бросилась в комнату к Гуле и моей дочке. Они были мертвы. Я не знаю, как не выронила малышку из рук. Вот тогда я поклялась, что никогда никому ее не отдам. Оксану и Гулю похоронили в ауле, а я добралась до Ташкента, к своим родителям. Мама продала ковер, на эти деньги мы оформили девочке документы. Назвали Настей в честь бабушки. А через четыре месяца нас нашел мой муж. Тогда я узнала, что муж Гули тоже погиб. Мы уехали в Россию, став "переселенцами", получили дом в деревне. В годик Насте поставили диагноз ДЦП. Местные врачи сказали, что она не будет ходить. А я не верила и не верю. Мы много ездили, но я нашла докторов, которые взялись ее лечить.
Мы живем в деревне, у нас 10 кур и лошадь. Настя пока не ходит, но все же "пошла" в первый класс - отношу ее на руках. Она должна жить и общаться со сверстниками. Она жизнерадостна, с удовольствием помогает мне в огороде сажать и пропалывать овощи, поливает боковые грядки, ползая на коленях. Один курс лечения стоит 500 долларов. У нас нет таких денег. Помогите нам, пожалуйста!"
Их поселили на Орловщине, а врачей они отыскали в Москве. Татьяна обратилась к нам уже после первого курса, когда сама убедилась: Настя отозвалась на лечение. Есть такой термин у врачей : "больная отозвалась". Девочка впервые почувствовала свои ноги. Она даже могла ими немного двигать. Татьяна просила деньги на второй курс. Только на второй. А всего, врачи настаивали, надо бы таких курсов пять. Тот первый оплатил некий американец - ездил по Орловщине в поисках интересного контракта.
Мы напечатали Татьянино письмо с припиской: "Помимо $2000 на четыре курса требуется еще $200 на спецобувь для Насти. Банковские реквизиты медцентра есть в фонде".
И деньги нашлись! Минувшим летом Парамоновы были в Москве. Приезжали на второй курс. Татьяна и ее муж Игорь оказались очень похожими. Одного роста. Худые. Выгоревшие до белизны русые волосы. И одинаковые, в поллица улыбки. Приехали с Настей. Отец поддерживал сзади, и Настя старательно демонстрировала первые шаги. Игорь попросил дочь еще походить. Она хитро глянула на него: "А на автодром опять поедем?"
- Ну, вся в мать, - сказал Игорь.
У Насти черно-смоляные густущие волосы. И огромные черные блестящие глаза.
Красивая растет девушка.
На днях Парамоновы вновь приехали на лечение. К сожалению, это последний оплаченный курс. Приехали и к нам в фонд. Татьяна снова просит о помощи. Настя делает первые самостоятельные шаги. Немного, но каждый день и уже без поддержки. "А будет ходить помногу! Обязательно. И врачи обещают! -- говорит Таня. И плачет. Врачи подтверждают: нужны новые пять курсов. Они стоят $2500.
Реквизиты медцентра, где лечат Настю, есть в фонде.


рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати