• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
23.09.2005
ТРИ ГОДА СПУСТЯ

Андрей и Наталья Печины - счастливые обладатели столичной недвижимости. Небольшой квартиры на Матвеевской улице в районе Кунцево. Эту квартиру они на льготных условиях приобрели благодаря московской мэрии и нашим читателям. Вернее, квартиру им дали из-за того, что Андрей Печин попал под взрывную волну у метро Юго-Западная.
Мы писали об этой паре в апреле 2003 года. Случай был непривычный - ни Андрею, ни Наталье, ни их десятилетней дочке Даше не нужна была операция. Им нужна была квартира. И они ее получили.


Если по порядку, в октябре 2002-го Андрей пострадал от взрыва "Таврии", стоявшей неподалеку от "Макдональдса" и напичканной взрывчаткой. Незадолго до взрыва у Андрея угнали новенькую "десятку", заработанную на телевидении - у Андрея тогда была собственная программа "Автоновости" на ТВЦ, и к "Макдональдсу" он пришел в поисках каких-нибудь подержанных "колес".

В медицинской карте Первой градской, куда Андрея госпитализировали с пометкой ЧС ("чрезвычайная ситуация"), значились перелом левого плеча с повреждением сухожилия, перелом пальца на ноге, множественные рвано-ушибленные раны лица, шеи, груди, ног, и ожоги 2-ой степени. Андрея вылечили за три месяца - ожоги стали затягиваться, а удаленный из-за ранения глаз был прикрыт уже темными очками. Андрей Печин, к слову, сбежал из больницы досрочно. У дочки Даши 14 декабря день рожденья, и родственники рвавшегося из клиники пациента увезли - благо, самоволку никто не заметил, врачи отмечали День российской независимости. Обратно в больницу, правда, не пустили - выписали за нарушение больничного режима. Выписали прямо в гипсе, который жена Наташа потом сама же и распилила ножовкой - наши герои приехали в Москву из Оренбурга, московской регистрации не было и в клинику "рядом с домом", которую посоветовали в Первой градской, решили не ходить.

Правду сказать, дома к тому времени уже не было. Молодожены до взрыва жили в съемной квартире. Когда Андрей лег в больницу, с деньгами в Печиных стало трудно, и хозяйка выставила их из квартиры. Типография, в которой Наташа начинала уборщицей, а потом дослужилась до оператора-секретаря с окладом в 3,5 тыс. руб., предложила сотруднице жить в офисе по соседству с цехом. "Куртку стирала в умывальнике, - смеется Наташа. - Под такой глухой звук. Знаете, когда работают типографские машины. Зато до работы недалеко - в соседний корпус".

Потом были длинные письма - в мэрию, правительство, и, кажется, президенту. Мэрия откликнулась, пообещав льготную квартиру. $11 тысяч, двушка. Половиной суммы помогли все та же типография, родители Андрея и друзья. "Пришел друг, подарил 300$", - вспоминает Андрей.

Не хватало 156 737 рублей. Их собрали наши читатели.

"Знаете, это чудо какое-то. Мы не поверили, даже увидев ключи, - Наташа вынимает из холодильника все для бутербродов. -- Собрали ведь даже больше, чем требовалось. На "лишние" мы купили холодильник и большой диван".

В квартире у Печиных через два с половиной года после новоселья - все тот же диван и тот же холодильник. Посуду и микроволновку в какие-то праздники подарили друзья. Стол и стулья списаны из типографии. По выложенному печинскими руками кафелю кухни бродит серебристый кот-британец Ричард. Добравшись до неприкрученной двери от пока пустой гостинной он играет с крошечными варежками Даши. Роскошный британец, кажется, сыт, поскольку в печинском доме принято вкусно кормить. Ради содержания кота, дочки Даши и жены Наташи Андрей ночами подрабатывает водителем на 14-летнем BMW, доставшемся в качестве отступного от родни за бабушкино оренбургское наследство. Инвалиду, о чем Андрей теперь знает, довольно сложно устроиться на работу. Наташа все в той же типографии - правда, зарплата с тех пор повысилась. До 8 тысяч рублей.

Наташа и Андрей вспоминают бутылку шампанского, распитую на полу в квартире без света - выдавая смотровой ордер, строгая чиновница предупредила, что квартире, кажется, нужен электрик. "Потом свет вдруг зажегся, и мы подумали, что это хороший знак", - говорит Андрей. А Наташа добавляет, что при свете супруги увидели тумбочку и красный таз, оставшийся от прежних хозяев. И Печины хранят этот таз, наполняя его картошкой, и эту тумбочку, на которой первое время Даша делала уроки.

Они мужественные люди, Андрей и Наташа Печины. Андрей мечтает, что когда-нибудь починит изуродованный глаз - пока на операцию по пластике в 30 тысяч рублей денег нет, как и на полноценный ремонт квартиры. И пойдет опять работать на телевидение. Андрей хочет снимать инвалидов, и автомобили тоже.

ЮЛИЯ ТАРАТУТА


История двадцать третья,
Я ПОЧУВСТВОВАЛ, ВСЕ, УХОЖУ. НО ПОЧЕМУ-ТО ОСТАЛСЯ

Встретив сумрачной зимой на московской улице человека в темных очках, скорее всего, подумаешь, — детективов насмотрелся. Или что-то с глазами?

…Октябрьским днем 2002 года Андрей в потоке прохожих шел по улице в районе метро «Юго-Западная», когда рядом взорвалась машина. Ожог лица, осколочные ранения по всему телу. Потерян глаз. Благодаря усилиям врачей удалось сохранить левую руку, где был серьезно поврежден локтевой сустав. «Жертва теракта», — так стали именовать в официальных бумагах 34-летнего Андрея Печина, работника московского ТВ.

Выписавшись, столкнулся с новой проблемой — негде жить. Хозяйка квартиры, где он сам, жена Наталья и восьмилетняя тогда дочка Даша жили шесть лет, узнав о том, что случилось с Андреем, выставила их на улицу. Печины «переехали» в типографию, где работает Наталья. И пошли по инстанциям. Чиновники реагировали по-всякому, вплоть до такого: «А откуда мы знаем, может, он сам ту машину взорвал?» Предлагали пожить в ночлежке для бомжей… А вот городские власти пошли навстречу, выразили готовность продать семье квартиру по льготной цене, примерно за пятую часть рыночной стоимости. Поставили срок — конец мая 2003-го. Половину необходимой суммы удалось собрать своими силами. Не хватало 156 тысяч рублей.

Мы рассказали эту историю, и деньги нашлись. Даже 276 тысяч. Успели вовремя. Андрей, и Наташа не то чтобы не ожидали от посторонних людей участия, но до сих пор поражаются. В критической ситуации намертво запоминаешь все — и цинизм одних, и благородство других.

Скоро сказка сказывается… 23 сентября, почти год спустя после взрыва, семья Печиных прописалась в сорокаметровой «двушке». Наталья работает в той же типографии, Даша учится в третьем классе. Андрей все еще занят решением медицинских проблем: оформляет инвалидность. Глазной протез держится плохо, потому что надо было провести операцию, подготовить глаз, а это не удалось. Операция обязательно состоится, но прежде на нее надо заработать.

Купили плиту, холодильник, стиральную машину, диваны. А вот нормальным столом до сих пор не обзавелись. Даша занимается на тумбочке, которая осталась от прошлых жильцов. На ней и рисует. Она очень любит рисовать, особенно портреты: себя, маму, папу. Впрочем, к новому лицу папы пришлось привыкать, первое время плакала.

— Я оказался метрах в трех от взорвавшейся машины. Погиб мальчик, который был от нее гораздо дальше меня. И вообще многие пострадали куда сильней. «Скорую» ждали долго, кровь шла без остановки, я почувствовал, все, ухожу. Но для чего-то остался. Надо долги отдавать.

Март 2004.

« к письму
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати