Яндекс.Метрика

Точка опоры

О девушке, которая потеряла родителей и возможность ходить, но обрела новую семью

Подопечную Русфонда Варю Иштрякову после смерти мамы забрал к себе отец. Автокатастрофа, случившаяся летом 2016 года, отняла у Вари папу, а вместе с ним – дом, родных и друзей. Девочка получила травму спинного мозга и перестала ходить. Три года назад в детский дом приехали незнакомые люди – Екатерина и Алексей – и увезли Варю в Пушкино. И теперь девочке есть на кого опереться в жизни. О помощи Русфонда и о том, как Варя обрела семью, мы поговорили с ее новыми родителями и с самой девочкой.

Варя: Авария случилась 7 августа 2016 года. Мы всей семьей ехали в Каспийск на свадьбу к родственникам. Все заснули, кроме папы. Я пристегнулась только около живота, а на плече сняла ремень – он меня душил. Очнулась, когда лежала уже на земле на белой простыне. Вокруг было много людей, а я спрашивала: «Где мама и папа?» Меня успокаивали, говорили, что они скоро будут. Но меня обманули. Вилена, жена папы, умерла на месте, папа скончался через шесть дней в больнице. Мальчикам повезло, они выжили: Захар ударился головой о папино сиденье, у него была трещина на лобовой кости, а Арсюша вылетел в окно, но у него были только царапины. После больницы их забрали к себе родственники Вилены, а меня сдали в детский дом. Я была на инвалидной коляске.

Екатерина: У меня с детства была мечта иметь большую семью. Родители были в разводе, и я понимала, что это невозможно. Я маме лет с десяти предлагала взять братика или сестричку из детского дома. Она говорила: «Я тебе рожу сама», – но так и не родила. А у Леши была многодетная семья. У него две сестры. У них всегда было очень весело, шумно, все всегда хохотали, а мама была любительница рассказывать истории – можно было ее весь день слушать. Мне тоже хотелось такую семью.

Мы с Алексеем родились во Владимирской области, город Вязники. Есть такой маленький провинциальный городок в 120 км от Владимира. Познакомились на свадьбе у друзей. Я была студенткой, училась в пединституте, пришла на свадьбу к своей подружке, а он к своему другу. Там у нас все и закрутилось.

Алексей: Катя сначала не хотела со мной встречаться. Я тогда работал в уголовном розыске. В 5 вечера после работы мы договорились встретиться, а Катя решила уйти. Я не знаю куда, мама ей тогда сказала: «Ты что, человек придет после работы, а тебя не будет?» Катя уже стояла возле двери и надевала туфли, и тут захожу я, раньше часа на два. И эти два часа сделали свое дело. Теща у меня золотая! Когда я ее только увидел, то сразу понял: Катя – воспитанная и неизбалованная девушка, надо жениться. Моя супруга очень хороший психолог, я всегда к ней прислушиваюсь. Она 20 лет в школе проработала. Теперь хоть армией может командовать.

Екатерина: Школа – это место, где детям приходится выживать. Как шутил мой папа: «Они заняли очередь за аттестатом, и из этой очереди выйти нельзя, даже если очень хочешь». А тут все: и конфликты с учителями, и буллинг, и непонимание родителей. Некоторые дети ведут календари, в которых отмечают, сколько дней до конца школы осталось. И моя задача – им помогать, поддерживать.


Алексей: Илья родился, когда Катя училась на пятом курсе. Он такой же креативный, как мама, любит выступать. Окончил юридический колледж с красным дипломом, потом академию – и сейчас работает организатором свадеб, юбилеев. И зачем столько лет законы зубрил? Дочка Ксюша ответственная, рассудительная, как и я. Ей можно поручить абсолютно любое дело. Она учится в педагогическом.

В нашем городе что наших детей ждало? У нас город текстильный. В 90-е случился полный развал: восемь фабрик, два завода – все встало. 50% жителей уехали. А меня пригласили на работу в Москву, около года я мотался туда-сюда. А потом мы стали решать: либо я возвращаюсь, либо мы все переезжаем туда. Я говорю: «Давайте переедем».

Екатерина: Ксюша очень хотела маленькую сестренку. Когда у нас появилось свое жилье, муж спросил: «А помнишь, ты говорила, что мечтаешь взять ребенка из детского дома? Это в силе?» Я так обрадовалась: «Конечно! Да-да, в силе!» Мы приехали в Орел, нам сказали: «Одной девочки нет, есть две сестренки: пятилетняя Наташа и трехлетняя Маша, их разлучать нельзя». Мы забрали их перед самым Новым годом. У нас дома была большая елка и добрая собака – все как в сказке.

Алексей: Да, есть такая сказка «Рукавичка», где разные лесные зверюшки живут в одной варежке. Илья у нас спал на кухне, у него там свой диван был. Три девочки жили в одной комнате, я с Катей – в другой. Мы мечтали о своем доме. Купили участок недалеко от Пушкино и построили дом. А через год справили новоселье.

Екатерина: Наташа в пять лет лепетала, как трехлетний малыш. А сейчас играет на фортепиано, хорошо рисует, поет, занимается конным спортом. Она окончила 5-й класс в Свято-Алексиевской пустыни, сама выбрала эту гимназию. Воспитанницы живут там по монастырскому укладу. А Маша у нас круть-верть, у нее любимый вопрос в храме: когда всё? Она юмористка, ее все обожают.

Нам помогал Бог, потому что только так я вижу эту ситуацию. Казалось, что у нас все само складывается. Мы с кем-то знакомились, нам что-то рассказывали – как будто кто-то свыше вел за руку. И с Варей получилось так. Я увидела про нее сюжет по телевизору. И сердце екнуло. Какое-то волшебство.

Алексей: Я не был готов к такому. Говорю как есть. Я хотел взять мальчика, чтобы осознанно с ним заниматься. Илье, мне кажется, я мало времени уделял, много работал, молодой еще был. К тому же мы все любили куда-то поехать, путешествовать. Я думал, что ребенок на коляске будет нас ограничивать. Да и дом не был приспособлен. Предложил Кате: «Давай просто ей поможем, как волонтеры».

Екатерина: Я человек дела. Я не могу так. Поговорили, повздыхали: «Ой, жалко девочку» – и успокоились. Так не пойдет.

У Вари был разрыв спинного мозга. Она пережила остановку сердца, несколько операций на брюшной полости и четыре – на позвоночнике. Лежала вся в трубках и не чувствовала ног. Она не говорила. Ее бабушка купила доску, и Варя писала ей ответы на вопросы. Бабушка не могла забрать внучку домой, ей было за 70. Мамы у девочки не было – она умерла, когда Варе было шесть.

Варя: У меня было много счастливых дней. Я часто вспоминаю, как мы сидели в пиццерии и мне предложили стать дочкой. Я поняла, что сейчас решится моя судьба, и мне стало ужасно страшно: вдруг это ошибка и меня сдадут обратно в детдом? От этой мысли сердце морозилось. Меня там обижали. Я не умела еще себя сдерживать, говорила, что так со мной нельзя обращаться. У меня был конфликт с воспитателем. Один раз я доверилась девочке, а потом от этого страдала. Я была настроена против всех.

Екатерина: Мне самой было страшно. В детском доме директор сказала, что Варя никогда не сможет жить одна. Надо, чтобы с ней все время кто-то был рядом. Когда мы поехали знакомиться к Варе в больницу, я написала в аккаунте Ксении Безугловой – это наша мисс мира среди девушек на инвалидной коляске, у нее трое детей. Я спросила, что я должна делать, чтобы воспитать такую девочку, и она мне ответила одним словом: «Любить».

Алексей: Девять месяцев Варя пролежала у нас в гипсе. Незадолго до этого ей убрали из позвоночника металлическую конструкцию, которая мешала расти. А новую не поставили. После операции из спины стала сочиться какая-то жидкость, Кате рекомендовали смазывать рану мазью. А потом выяснилось, что у нее повторный перелом позвоночника.

Екатерина: Варе сделали сложнейшую операцию, которая шла одиннадцать часов. До сих пор помню то ужасное чувство, когда на крышу больницы садился вертолет. И ты понимаешь, что где-то произошло еще одно большое горе. Пострадал еще один ребенок. Слава богу, существуют Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии под руководством Леонида Рошаля и команда врачей, которые борются со смертью.


Варя: После операции мне запретили сидеть три месяца, а потом еще три, а потом еще три – у меня была истерика. Спасибо моей семье, которая все это выдержала. Потом я училась ходить на аппаратах в реабилитационном центре «Три сестры». Надо было передвигать ногами с помощью спины, живота, подтягивать мышцы. Это было очень тяжело. Руки отваливались, я каждый раз плакала. Но теперь я могу остаться дома на целый день и приготовить себе сама еду. Хочу сказать большое спасибо моим врачам и читателям Русфонда, которые оплатили реабилитацию.

Алексей: Первые слова Вари после реабилитации были: «Я могу в машину сама садиться!» Там был тренажер – настоящая модель машины. И ее учили пересаживаться из машины в коляску и обратно. А как Варя танцует! Она полгода занималась танцами на коляске и даже выступала на фестивале. Привезла домой кубок.

Варя: Можно я добавлю? Я еще у Ильи работаю немножко. Он ведет аккаунты в соцсетях, создает визуал, а я иногда монтирую ему видео. Он меня научил. И немножко зарабатываю. Но это не мое. Я собираюсь поступать в колледж на архивоведение. А потом – работать в какой-нибудь кампании, чтобы не сидеть дома, а общаться с людьми. Это новый колледж – недалеко от нашего дома, в Сергиево-Посадском районе. Там есть лифты и доступная среда.

Алексей: Я рад, что у нас такая дочка. Я стал более сдержанным. Потому что у нас с Варей характеры похожи. Я энергичный – и она такая. Мы оба вспыльчивые, но быстро отходим. Я Варе прозвище придумал – Тяф, она все время чего-то добивается, не успокоится, пока ей не ответят на вопросы. Рядом с Варей нужно быть сдержанным, уметь слушать и уступать.

Екатерина: Варя вообще меняет мир. Когда в прошлом месяце она уезжала к бабушкам в Ульяновск, она сказала нам: «Вот я сейчас уеду, и все у вас померкнет: солнце потухнет, свечи погаснут, и вам будет грустно». Так оно и есть.

Варя: Я не хочу, чтобы все думали, что у меня красивая жизнь. У меня тоже бывают проблемы. Иногда мне хочется гулять, а я не могу. А сегодня мы шли по улице и у меня такое настроение было хорошее, я танцевала, мне хотелось улыбаться всему миру. Мне нравится улыбаться людям. А самое плохое время для меня – это утро. Надо раскачаться и заставить себя вылезти из кровати. Пока я как следует не проснулась, я Тяф-Тяф. А когда проснусь – становлюсь Варей.

Я смирилась, что никогда не буду ходить. Но я хочу самостоятельно жить. Научиться справляться без чьей-либо помощи, ни от кого не зависеть. Я настроилась, что и на коляске люди живут. Значит, и я смогу.


Екатерина: У Вари появилась мечта – переехать в Крым. Там есть город колясочников – Саки. Там все для них приспособлено. Есть санатории, море, классный климат, в котором не нужно думать: «Сегодня наледь, я не смогу выйти из дома или на работу». Или: «Выпал снег, а колеса коляски застряли в сугробе». Такая идея появилась, а как она осуществится, пока непонятно. В следующем году мы планируем поехать в Саки, чтобы Варя посмотрела на город и сама решила.

Алексей: Я вот сейчас вспомнил: когда мы строили дом, у нас на первом этаже была большая комната, там планировалась котельная и гардеробная. Но в один прекрасный день я внес изменения. Сказал: «Нет, давайте сделаем здесь гостиную». И вот наша гостья приехала. Наши пути сошлись.

Фото Светланы Ивановой

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое
⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк ЮMoney