Яндекс.Метрика

Все сам

Кто строит первый в России кондуктивный детский сад

Основатель первого в России кондуктивного детского сада Илья Школьников
В Казани скоро откроется первый в России кондуктивный детский сад для особых детей. Его строит папа ребенка с ДЦП Илья Школьников – не только для своего сына, но и для других. Садик рассчитан на 24 ребенка, некоторые из будущих воспитанников – подопечные Русфонда. Мы поговорили с Ильей, узнали, с чего все начиналось, с какими трудностями пришлось столкнуться и как дело обстоит сейчас.

Садик будет называться «Все сам». Дело в том, что кондуктивная педагогика (процесс обучения детей и взрослых, имеющих нарушения работы центральной нервной системы, восстановление двигательных, речевых и психических функций. – Русфонд) учит детей с ограниченными возможностями самостоятельности. Идея построить собственный сад возникла после того, как сына Ильи не взяли в государственный. Специализированных детсадов для детей с ДЦП и задержкой психомоторного развития в Казани нет, максимум – коррекционные группы и реабилитационные центры. Все коммуникации в садике уже проведены, стены окрашены, Илья встречает машину, которая привезла входную группу (совокупность архитектурных и инженерных элементов на входе в здание: тамбур, крыльцо, пандус, навес, колонны, лестницы. – Русфонд). Разгрузку Илья записывает на видео и выкладывает в инстаграм. Аккаунт называется sadik_vsesam. На него подписано более 6 тыс. человек, среди подписчиков есть и казанские чиновники. Первая публикация была сделана в конце 2019 года. Тогда местные власти выделили помещение бывшего продуктового магазина. Илья обратился в мэрию – попросил помещение и деньги. Денег не дали, а помещение нашлось. Илья начал ремонт. Оправдывая название будущего садика, вначале все делал сам и за свои деньги. Иногда появлялись волонтеры – и работа шла быстрее.

«Привык пахать, а не просить»

Илья Школьников: Кто-то сам приходил, говорил: «Я могу то-то, давай вместе сделаем». Я не отказывался. Материальную поддержку оказали жертвователи и благотворительные организации. Очень большой вклад внес Фонд развития регионов России «+7» из Иркутска, он пожертвовал 3,6 млн руб. Моих денег здесь максимум 800 тыс.

Дарья Турцева: Где Иркутск, а где Казань? Как они на вас вышли?

И. Ш.: У них есть премия «Человек-поступок», и кто-то скинул им информацию обо мне. Они перечислили на мой счет 100 тыс. руб. Потом от них приехал журналист, снял репортаж, после чего мне снова позвонили и сказали, что попечительский совет проникся моей историей и хотел бы сделать пожертвование.

Д. Т.: Выходит, что соцсети стали площадкой для фандрайзинга? То есть вы не только строитель, но и блогер? А кто вы по профессии?

И. Ш.: По диплому я специалист по связям с общественностью. На жизнь я зарабатываю тем, что пишу коммерческие тексты и сценарии для рекламных роликов, делаю презентации.

Д. Т.: То есть блогерство – это отчасти ваша профессия?

И. Ш.: Нет, абсолютно. До истории с садиком я даже не вел соцсети. Когда работал на казанском телеканале «Муз-ТВ», все время прятался за оператором, чтобы не попасть в кадр. Я не люблю быть в кадре и не считаю, что моя жизнь может быть кому-то интересна.

Д. Т.: То есть пришлось преодолевать себя, чтобы снимать видео, собирать деньги? Это оказалось сложнее, чем строительные работы?

И. Ш.: Сложнее оказалось просить. Чтобы просить, нужно сильно себя переломить. Я привык пахать, зарабатывать, а не просить. У меня такое отношение к жизни, что никто мне ничего не должен. Мне приходилось просить, когда останавливалась работа в садике, не было заказов, чтобы из своих средств оплачивать стройматериалы, – тогда я открывал сбор.

Кондуктивная педагогика

Сыну Ильи сейчас пять лет. Когда родители поняли, что у них родился особенный ребенок, начали изучать тему реабилитации детей с ДЦП. Они посчитали, что методики казанских специалистов им не подходят, ездить за границу или в Москву – дорого, и решили приглашать экспертов в Казань. А чтобы к ним относились серьезнее, зарегистрировали развивающий центр для детей с особенностями здоровья «Мечты сбываются». Оплачивали работу специалистов совместно с родителями таких же особых детей. В апреле 2019-го Школьниковы пригласили кондуктолога из Израиля Иду Игру. Она удивилась, узнав, что в Казани нет кондуктивных детских садов.

И. Ш.: «Кондуктивная педагогика» – это непонятное слово даже для тех, кто в теме реабилитации. Хотя это абсолютно не новая методика, она уже 70 лет по всему миру доказывает свою эффективность. Чем отличается реабилитация от кондуктивной педагогики? Реабилитолог занимается восстановлением утраченных функций, помогает овладеть основными навыками, например учит сидеть физиологически правильно. А задача кондуктолога – просто научить ребенка сидеть и из этого положения, например, есть или обслуживать себя. То есть показать, как можно справляться с задачами за счет тех навыков, которые у него есть. Также важную роль в кондуктивном детском саду играет социализация. Большинство инвалидов – это асоциальные личности, они привыкли, что вокруг них все пляшут и им все обязаны. Но никто им ничем не обязан, соответственно, нужно готовить ребенка к самостоятельной жизни.

Д. Т.: Это очень жестко звучит...

И. Ш.: Не жестко. Сейчас в том же Израиле, если родится ребенок с ДЦП, мамочка обязана его отдать в кондуктивный детсад, потому что евреи умеют считать деньги. Они готовы вбухивать огромное количество денег, чтобы ребенок вырос самостоятельным, овладел профессией, зарабатывал и платил налоги. Во-вторых, кондуктивный садик сильно разгружает родителей: они могут оставлять ребенка и заниматься хотя бы для начала домом и семьей. По статистике, в 70 процентах семей с детьми-инвалидами пап нет. Потому что умереть за своего ребенка, казалось бы, каждый готов, а вот жить только ради него – на это мало кто способен.

Д. Т.: А родителям особенных детей такой садик будет по карману? Ведь чаще всего это семьи с очень низким доходом.

И. Ш.: Садик будет бесплатным. На лечение и реабилитацию сына я потратил за пять лет более 10 млн руб. Я никогда не знал, что умею зарабатывать такие деньги – мне сильно повезло с работой, друзьями. Но если родители не умеют зарабатывать, их дети в этом не виноваты. Чтобы уравнять шансы всех – садик будет бесплатным.

«Мы готовы привезти эти знания в Россию»

В садике будут работать 14 специалистов-кондуктологов. Резюме прислали уже более 30 человек, среди них медики, воспитатели, родители детей с ограниченными возможностями. Отбирать кадры Илья будет самостоятельно. Для обучения сотрудников на три месяца пригласит специалистов из-за рубежа.

И. Ш.: Сейчас мы будем собирать деньги на содержание садика, фонд оплаты труда и постоянное обучение. Я накоплю достаточно средств на ближайшие три месяца, привезу Иду Игру. Почему она? У нее стаж – 25 лет, она работает в таком же садике в Тель-Авиве и, самое главное, в совершенстве говорит по-русски. Все лето она проведет в Казани, будет обучать педагогов. Обучение продлится несколько лет, чтобы мои специалисты потом поехали в Венгрию (Венгрия является родиной кондуктивной педагогики, методику разработал венгерский ученый Андраш Петё. Факультет Петё в медицинском Университете Земмельвейса в Будапеште – единственное заведение в мире, где обучают специалистов-кондуктологов. – Русфонд), сдали экзамены и получили дипломы кондуктивных педагогов. Тем самым у нас будет международное признание – и мы получим доступ к крутым специалистам из других сфер, потому что в идеале мы должны совместить реабилитацию, которая подходит ребенку, и кондуктивную педагогику.

Д. Т.: У вас цели глобальнее, чем просто детский садик?

И. Ш.: Да, потому что у нас есть врачи – фанатики своего дела, которые хотят развиваться, но, к сожалению, не у всех есть доступ к знаниям, и мы готовы привезти эти знания в Россию. И российские специалисты есть невероятно крутые: в Москве есть Алексей Аверкин – его багаж знаний не охватить. И все эти люди готовы делиться своим опытом. Среди тех, кто будет у нас работать, тоже есть отличные специалисты. Но им нужно создать условия труда, хорошую зарплату, чтобы они не выгорели.

Д. Т.: Ремонт помещения обошелся в 9 млн руб. Сколько нужно на покупку мебели, техники и на обучение сотрудников? У вас есть на это ресурсы?

И. Ш.: Пока порядка 1,5–2 млн нужно. Очень хочется найти хороших стабильных спонсоров, чтобы пожертвования были не разовыми, а неоднократными траншами. У нас есть потенциальный спонсор, возможно, он будет регулярно помогать, пока действует договор на безвозмездное пользование помещением. Я надеюсь, что мне больше не придется объявлять финансовые сборы. Может, буду благотворительные аукционы делать или другие выходы искать. Повторюсь, мне сложно просить у людей. Я знаю, как они живут, и я живу точно так же, и меня нереально трогает, когда вижу на расчетном счете перечисление – 5 руб. Бывает, что пожертвования 5 руб. и 100 тыс. – это одинаковые пожертвования. Просто для кого-то 5 руб. – посильная сумма, а для кого-то – 100 тыс.

Д. Т.: Сколько детей вы планируете принять в садик?

И. Ш.: Хотим принять всех, но поместятся максимум 24 ребенка от трех до семи лет. Почему так мало? Когда я разговаривал с чиновниками, они сказали: «Попробуй организовать все в таких масштабах. Если у тебя получится, мы увидим, что это востребовано, то пойдет речь о здании на 120–150 мест». Это пилотный проект, который, я уверен, даст толчок развитию кондуктивной педагогики сначала в Казани, а потом и во всей России.

Понимаете, у меня есть шкурный интерес – чтобы у моего сына был детский сад. И если мы можем помочь еще кому-то – это здорово! Мы сможем дать возможность детям-инвалидам оставаться детьми. У нас ведь сейчас ребенок с ДЦП – это не ребенок, а пациент. А здесь он будет оставаться ребенком и у него будет детство – мультики, игрушки, игры с друзьями, – но при этом он будет развиваться.

Р. S. Пока материал готовился к публикации, с Ильей Школьниковым встретился мэр Казани Ильсур Метшин. Он осмотрел помещение будущего детского сада и обещал привлечь к завершению работ благотворителей, чтобы сад открылся уже в этом году.

Фото из личного архива Ильи Школьникова

Помещение бывшего супермаркета, которое выделили под строительство детского сада

Помещение бывшего супермаркета, которое выделили под строительство детского сада

Площадь помещения – 250 кв. м. Перед ремонтом оттуда пришлось вывезти 30 т строительного мусора

Площадь помещения – 250 кв. м. Перед ремонтом оттуда пришлось вывезти 30 т строительного мусора

Илья Школьников отбивает старую штукатурку. Все работы по демонтажу он выполнял сам

Илья Школьников отбивает старую штукатурку. Все работы по демонтажу он выполнял сам

Основные строительные работы в детском саду завершены

Основные строительные работы в детском саду завершены

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney