Яндекс.Метрика
16.10.2009
ПОИСК ДОНОРА, АКТИВАЦИЯ И ЛЕКАРСТВА ОПЛАЧЕНЫ

9 октября мы рассказали на нашем сайте, в ЖЖ-сообществе Русфонда, «Коммерсанте», Газете.ru и на сайте радиостанции «Эхо Москвы» о двухлетнем Гоше Зимоглядове («40 шансов из 100», Андрей Козенко). У малыша редкая и опасная форма лейкоза. Спасение в трансплантации стволовых клеток, ее сделают бесплатно в России. А вот поиск донора костного мозга в международном регистре и его активацию, а также противогрибковые препараты, без которых мальчик может погибнуть, государство пока не оплачивает. Семье надо доплатить 1 173 700 руб. К счастью, наши читатели быстро собрали всю сумму.

Фонд Морша (Германия) уже начал поиск донора. Родные Гоши благодарят читателей за помощь. Примите, дорогие друзья, и нашу благодарность! Мы будем следить за развитием событий.


9.10.2009
40 ШАНСОВ ИЗ 100
Гоше Зимоглядову нужен миллион рублей

Двухлетний Гоша Зимоглядов лежит в Детской городской больнице №1 Санкт-Петербурга с диагнозом, который ставят лишь одному проценту людей с заболеваниями крови. У него миело-монобластной лейкоз, и ему срочно нужна трансплантация костного мозга. Здесь проценты считаются просто: если вовремя не сделать трансплантацию, у Гоши будет лишь 40 шансов из 100, чтобы выжить. Если найти деньги, шансы у него будут такими же, как и у остальных детей из отделения лейкозов.

Окраина Санкт-Петербурга, типовое здание детской больницы, похожие есть в любом большом городе. Восьмой этаж, отделение лейкозов. Много лысых после химиотерапии детей. Мальчик и девочка играют, бросая друг другу небольшой красный мяч. В этом отделении лежит двухлетний Гоша Зимоглядов из Кронштадта. Единственный ребенок тут, у кого сохранились волосы. Они у него светлые и кудрявые. Объясняется его шевелюра просто: Гоше Зимоглядову не нужна химиотерапия. Но только не потому не нужна, что у него все хорошо, а потому, что у него наоборот все плохо. Химиотерапия мальчику не поможет.

Гошина болезнь называется миело-монобластной лейкоз. Я спрашиваю у заведующего отделением, насколько это серьезно. И доктор говорит, что если взять все заболевания крови за 100 процентов, то эта разновидность лейкоза встретится менее чем в одном проценте случаев. И почти никогда такой лейкоз не диагностируется у детей. Их таких по всему миру несколько десятков от силы.

– Ну, привет, ребенок, – говорю. – Хватит меня бояться и прятаться в подушку. Давай лучше поговорим о строительстве башен.

Гоша явно неравнодушен к строительству башен – по постели разбросаны разноцветные кубики. Подушка, которой он накрыл лицо, ползет вниз. На лбу просто-таки написано: «А это любопытно!». Через пять минут ребенок уже старательно возводит довольно симпатичное строение. Привлекательнее «Охта-центра», это уж точно.

Палата Гоши похожа на филиал магазина игрушек. Здесь же его мама Елена, старшая сестра Настя и пришедшая их навестить подруга Елены.

– У вас тут как дома, – говорю.

– А у нас тут и есть дом, – отвечает Елена. – Нас ненадолго в Кронштадт отпускали, так Гоша как в квартиру попал, аж разрыдался. Он свой дом уже и не помнит, для него все чужое там.

Гошина болезнь началась в январе этого года. Сначала несколько дней банальной простуды, после которой мальчик начал задыхаться. Потом Гоша попал в больницу с двусторонним воспалением легких. Потом еще одна срочная госпитализация с инфекционным мононуклеозом, очень опасной детской болезнью, тоже связанной с изменениями клеточного состава крови. Вызывать скорую помощь для Елены стало уже привычным делом. Летом в Детской городской больнице №1 Санкт-Петербурга мальчику сделали пункцию, которая и показала миело-монобластной лейкоз. Диагноз подтвердили руководители Института детской гематологии и немецкие профессора.

Обычно раковые клетки убивает химиотерапия, но здесь не тот случай. Такой тип лейкоза очень агрессивен; бласты – раковые клетки – при этом заболевании двух разных типов и оба нечувствительны к химии. Мальчику нужна трансплантация чужого здорового костного мозга. В противном случае болезнь начнет резко прогрессировать. Это сейчас он пока относительно неплохо себя чувствует. Только устает быстро, почти ничего не ест и температура постоянно чуть повышенная. Если же пойдет обострение, а оно может в любой день начаться, у Гоши будет всего 40 шансов из 100 чтобы выжить. У тех детей, которые играют в больничном коридоре в мяч, пока мы разговариваем с Гошей и его мамой, шансов выжить больше – 70 процентов.

– Опа! – неожиданно громко вскрикивает Гоша и ударяет ладонью в основание им же построенной башни. Кубики летят в разные стороны, по постели, на пол.

Родственного донора для трансплантации здоровых клеток у Гоши нет. Старшая сестра не подходит. А это значит, что совместимого донора нужно искать по всему миру через Фонд Морша в Германии. На это нужны деньги, которых у Гошиных родителей нет, и не предвидится. Мама зарабатывает около 10 тыс. руб. в месяц. А папа заходит только пару раз в месяц да пару тысяч оставляет. На работе Елене помочь не могут, да и желанием таким тоже не горят.

– Я за этот год узнала про людей больше, чем за всю жизнь, — рассказывает мне Елена. – Совсем незнакомые помогали если не делом, так словом. А некоторые друзья, как с Гошей беда случилась, на другую сторону улицы стали от меня переходить.

Мальчик играет с сестрой, пришедшая навестить их подруга Елены сидит на краю кровати и преувеличенно жизнерадостно строит планы на Гошино будущее. Елена к каждому ее прогнозу чуть слышно добавляет: «Если выживет». Она прекрасно осведомлена о шансах и процентах. Но, судя по многочисленным иконам в больничной палате, опирается все же не на проценты.

Андрей КОЗЕНКО,
фото Виктора КОСТЮКОВСКОГО.


ДЛЯ СПАСЕНИЯ ГОШИ ЗИМОГЛЯДОВА
НЕ ХВАТАЕТ 953 700 РУБЛЕЙ

Врач отделения химиотерапии лейкозов детской горбольницы № 1 Санкт-Петербурга Марина Ивановская заявила нам: «Гошин лейкоз считается очень агрессивным и двойным, потому что встречаются бласты двух видов». Этот лейкоз нечувствителен к химиотерапии. Мальчика консультировали директор Института детской гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой профессор. Борис Афанасьев и его заместитель профессор Людмила Зубаровская. Они пришли к выводу, что единственным вариантом спасения Георгия Зимогладова является трансплантация стволовых клеток. Поскольку доноров среди Гошиных родственников не обнаружено, предстоит срочный поиск полностью совместимого донора в международном регистре (Фонд Стефана Морша, Германия). А для предотвращения инфекционных осложнений обязательны дорогостоящие лекарства.

Как обычно трансплантация донорского костного мозга жителям России проводится за государственный счет, но за поиск и активацию донора, как и за дорогостоящие противогрибовые лекарства после пересадки, Зимоглядовы должны заплатить сами. Донор и препараты обойдутся в 1 173 700 руб. Как всегда, партнер «Русфонда» по программе «Антираковый корпус» петербургский благотворительный фонд Адвита оплатит поиск донора (€5 тыс.).

То есть не хватает еще 953 700 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили помочь Гоше Зимоглядову выжить, не стоит пугаться цены спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить на сберкнижку Гошиной маме Елене Михайловне Решетниковой или в благотворительный фонд «Помощь» (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). «Помощь» в свою очередь немедленно переведет ваши пожертвования поставщикам препаратов для мальчика. Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно также воспользоваться нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
Для абонентов Tele2 услуга недоступна, но вы можете отправить пожертвование с телефона на короткие номера 5541 и 5542.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments