• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
26.05.2017
Жизнь оставляет <br/>шрамы тем, <br/>кто думает о ней
Жизнь оставляет
шрамы тем,
кто думает о ней
Жизнь. Продолжение следует
12.05.2017
О косолапости, <br/>материнском <br/>инстинкте и красоте
О косолапости,
материнском
инстинкте и красоте
Яндекс.Метрика
За 20 лет 9,776 млрд руб. В 2017 году — 705 917 347 руб.
30.12.2011
Грустная картинка
Степу Ященко спасет операция в Ярославле



Мальчику год. У него акушерский паралич Дюшена-Эрба, довольно распространенное осложнение в родах, которое почему-то почти никто в России не берется лечить, и даже диагностируют, как правило, с опозданием. Только на второй день после того, как мальчик родился, врачи обнаружили, что у младенца сломано правое предплечье и не движется правая рука. ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН рассказывает про Степу художнику АНДРЕЮ БИЛЬЖО.

Валерий Панюшкин – Ты же врач в прошлом. Как так может быть, что довольно распространенную болезнь не лечат у нас толком?

– Есть, к сожалению, много болезней, которые не лечатся. Но в случае с параличом Дюшена-Эрба все дело в недостаточной квалификации врачей. Врачи не хотят учиться, к сожалению. Я вот работаю в попечительском совете фонда «Линия жизни» и вижу: врачи занимаются бессмысленной борьбой. Кардиологи, делающие полостные операции, борются с коллегами, которые оперируют эндоскопически. И наоборот. И все это вместо того, чтобы учиться, повышать квалификацию, следить за достижениями мировой медицины. Это ужасно. И я даже примерно знаю, что надо делать. Надо всех врачей регулярно сажать за парты. Если врачи сами не читают журналы и не интересуются тем, что происходит в их области, надо заставлять их учиться и переучиваться. Раньше было повышение квалификации. Врач должен был переучиваться каждые четыре года. Сейчас, мне кажется, медицинская наука прогрессирует так быстро, что каждые два года каждого врача надо переучивать. Большинство врачей не хочет учиться? Они считают, что знаний, которые они получили в медицинском институте, им достаточно? Значит, надо вводить обязательные экзамены для врачей каждые два года. Потому что врач – это ежедневная учеба. И если наши врачи, кроме некоторых энтузиастов, этого не понимают, то надо вводить обязательные экзамены, если мы не хотим, чтобы наши врачи оставались дремучими.

– Когда паралич Дюшена-Эрба Степе был диагностирован, малыша полечили в красноярской клинике, но безрезультатно. Массаж, физиотерапия и актовегин внутривенно не принесли результата. И тогда ребенка выписали, велев приехать на повторный курс лечения через три месяца. А через три месяца просто отказались госпитализировать без объяснения причин. И знаешь, что самое поразительное? Поразительно то, что родители даже не потребовали объяснений, не стали жаловаться, не скандалили, а просто покорно уехали к себе в поселок Северо-Енисейский.

– У этой покорности может быть много разных причин. Во-первых, структура личности родителей. Есть много людей вот без этого паранойяльного стержня. Людей, которые не добиваются, не проверяют, не скандалят, – покоряются, одним словом. Во-вторых, врачам все же у нас верят. Просто принято верить человеку в белом халате. Верить, что он поможет. А если человек в белом халате говорит, что помочь нельзя, то и тут принято верить.

– Про Ярославскую клинику имени Соловьева и про то, что паралич Дюшена-Эрба лечится хирургически, родители Степы узнали из передачи «Первого телеканала». Ты же врач в прошлом. Скажи, это нормально, чтобы люди узнавали о необходимых им медицинских услугах не от лечащего врача, а по телевизору?

– У меня смешанное чувство. С одной стороны, конечно, пациент должен от лечащего врача узнавать о возможностях лечения. Но в условиях серости врачей телевидение важно. Зарплаты у врачей действительно низкие. Если бы врач чувствовал, что он нужен, что у него есть компьютер, его учат, ему платят, он бы и сам старался. Но врач видит, что он никому не нужен. И пока это так, телевидение играет важную просветительскую роль. Я полтора года вел медицинскую программу на питерском телевидении. У меня собирались ведущие специалисты по туберкулезу, по рассеянному склерозу... Чиновники сидели по одну сторону, врачи по другую. Они разговаривали. Огромное количество людей смотрели эту передачу. Люди писали благодарственные письма. Люди узнавали, что их болезни лечатся. Узнавали, кто лучший специалист в той или иной области. Узнавали, к кому обращаться. А потом, знаешь, что случилось? Программу закрыли. И поскольку вести просветительскую деятельность мне больше негде, то можно я хотя бы дам один совет родителям больных детей?

– Давай.

– Вот мой совет. Нужно делать вывод о здоровье ребенка, посетив как минимум трех разных врачей. Один скажет, что случай безнадежный. Второй скажет, что надежда есть. Третий расскажет, как именно осуществить эту надежду.

– Ты рисовал карикатуры про необразованных врачей?

– Я нарисовал сотни картинок про серость врачей и врачебные ошибки.

– Веселые картинки?

– Грустные.

Фото из архива семьи Ященко
и с snob.ru


Для спасения годовалого Степы Ященко
нужны 540 000 руб.

Рассказывает заместитель главного врача больницы имени Соловьева Юрий Филимендиков (Ярославль): – Родовая травма при рождении Степы привела к повреждению правого плечевого сплетения с поражением нервных корешков спинного мозга. Движения в руке сильно ограничены: мальчик приподнимает ее только на уровень груди. Практически всегда рука находится в согнутом нерабочем состоянии. Все предметы Степа берет левой, он ползает, потому что опереться на правую руку невозможно. Если сейчас не лечить, то впоследствии Степа не сможет выполнять не только профессиональные, но даже бытовые функции. Мы проведем серию микрохирургических операций и воссоздадим анатомическую целостность нервов через реконструкцию и пластику нервных стволов. Сначала это будет микрохирургическая реконструкция плечевого сплетения. Затем иссечем рубец, блокирующий рост нервных волокон, и вместо него вошьем аутонервные вставки. Лечение продлится не менее года. Если операция выполнена в течение первого года жизни, рука практически восстанавливается. Степа сможет развиваться наравне со сверстниками». 

Ярославская больница выставила счет семье Ященко на 540 000 руб. Родные Степы не в состоянии его оплатить.  Дорогие друзья! Если вы решите спасти Степу Ященко, то пусть вас не смущает цена его спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи



рассказать друзьям:
?????????
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати