• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
28.04.2017
В ногах правда есть,<br>
но только когда <br>
нет ноги<br>
В ногах правда есть,
но только когда
нет ноги
Жизнь. Продолжение следует
14.04.2017
Все наши болезни – жизнь человечества
Все наши болезни – жизнь человечества
Жизнь. Продолжение следует
7.04.2017
Порок сердца, <br>любовь и колбаса
Порок сердца,
любовь и колбаса
Яндекс.Метрика
За 20 лет 9,670 млрд руб. В 2017 году — 600 067 886 руб.
10.01.2017

Деньги для Гоши Севостьянова собраны


29 декабря здесь на сайте, 30 декабря в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Калининград» мы рассказали историю восьмилетнего Гоши Севостьянова («Два лейкоза на одного», Артем Костюковский). У мальчика опасная болезнь – сочетание двух видов острого лейкоза. Единственный вариант излечения – трансплантация костного мозга. В Национальном регистре для Гоши найден совместимый донор. Нужно активировать донора и купить дорогостоящие препараты для профилактики и лечения опасных посттрансплантационных осложнений у Гоши. Рады сообщить: вся сумма (1 956 042 руб.) собрана. Екатерина, мама Гоши, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


29.12.2016

Два лейкоза на одного

Восьмилетнего мальчика спасет пересадка костного мозга

 

Донора для Гоши нашли в России,
в Национальном регистре имени Васи Перевощикова.
Это большая удача
 
У Гоши Севостьянова из города Советска Калининградской области острый бифенотипический лейкоз – сразу два вида острого лейкоза. Спасти мальчика может только трансплантация костного мозга (ТКМ). Россиянин, готовый поделиться своими клетками, уже найден в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Но денег на активацию донора и дорогостоящие лекарства, необходимые после процедуры, у Гошиной мамы нет.

Как помочь

В больнице Гоша подружился со Стасом. Гоша очень любит конструкторы лего. И когда он узнал, что у мальчика из соседней палаты такое же увлечение, сразу отправился к нему. Стас в то время не вставал с кровати – не мог. Но разве это помеха для дружбы? Мальчишки днями напролет собирали конструктор, болтали, мечтали, строили планы на будущее.

Потом Гошу ненадолго забрали из больницы домой. Когда он вернулся, Стаса в соседней палате уже не было. На вопросы Гоши, где же его друг, мама и врачи отвечали уклончиво и отводили глаза. Но кто-то из детей рассказал Гоше, что Стас умер.

– У сына был настоящий шок, – вспоминает Екатерина, мама Гоши. – Он несколько дней не мог прийти в себя. Вернее, ушел в себя. Не знаю, о чем думал все это время, не рассказывал. Но потом спросил меня: «Мама, а зачем я лечусь, зачем все эти процедуры, пункции, если я тоже умру? Ведь у меня такая же болезнь».

Мама объяснила, что хотя болезнь и такая же, у всех она протекает по-разному. У Стаса шансов не было. А у Гоши они есть.

В апреле этого года у Гоши заболел живот. Екатерина сначала подумала, что это аппендицит, и отвезла сына к знакомому хирургу. Тот аппендицита не нашел и посоветовал сделать общий анализ крови. Сделали. Сначала маме сказали, что произошла какая-то путаница, надо сдать еще раз. Еще раз сдали. Путаницы не было, в крови нашли бласты – клетки, которые как раз и являются признаками лейкоза. В областной детской больнице сделали пункцию костного мозга, а в Москве поставили окончательный диагноз: острый бифенотипический лейкоз. То есть сразу и лимфобластный, и миелобластный лейкозы. Екатерине сказали, что выход только один – ТКМ в период ремиссии, когда болезнь на время отступит.

А чтобы она отступила, назначили химиотерапию. Дети переносят ее по-разному, Гоша, как и многие другие, – тяжело, с высокой температурой, рвотой. Но все же пять блоков химиотерапии сделали свое дело: мальчика вывели в ремиссию. И теперь, пока болезнь не атаковала снова, нужно скорее провести трансплантацию – заменить Гошин больной костный мозг здоровым донорским. Гоша у мамы один, братьев и сестер нет, пришлось искать неродственного донора. И его удалось найти, причем не за рубежом, а в России, в Национальном регистре имени Васи Перевощикова. Это большая удача.

Поиск совместимого донора в нашем регистре, в отличие от зарубежных, бесплатный. Сама процедура пересадки клеток – а ее должны провести в январе в Петербурге, в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой, – оплачивается из бюджета. Но ведь донора нужно дважды привезти в Петербург, еще раз проверить их с Гошей совместимость, тщательно обследовать, госпитализировать для того, чтобы взять у него спасительные клетки. Это и называется активацией донора. Над каждым донором врачи просто трясутся, о нем заботятся не меньше, чем о пациенте. Так вот, активация из бюджета не оплачивается. Она не так дорога, как за рубежом, но и бесплатной быть никак не может.

А после трансплантации главную роль играют лекарства, они помогают прижиться новому костному мозгу и предохраняют пациента от инфекций, которые в это время в прямом смысле губительны. Такие медикаменты покрываются государственной квотой лишь частично. Стоят они очень дорого, а мама Гоши получает всего 30 тыс. руб. Отец, с которым Екатерина развелась, когда мальчику был год, семье помогает мало.

Гоша – всеобщий любимец. Веселый, добрый, открытый. До болезни увлекался не только лего-конструированием, но и робототехникой, и шахматами, и даже танцами. Учителя и одноклассники Гоше звонят и пишут письма. А когда его ненадолго отпускают домой, обязательно приходят в гости. И очень хотят, чтобы Гоша вернулся в свою школу.

Сейчас Гоша уже не спрашивает, зачем он лечится. Теперь говорит маме: «Мы же должны через это пройти».

Да, Гоша, должны. И ты, и мама, и мы все должны. Должны помочь тебе справиться с болезнью.

Артем Костюковский,
Калининградская область
Фото Василия Попова


Заведующий отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Кирилл Екушов (Санкт-Петербург): «У Гоши опасный вид болезни, сочетание двух видов острого лейкоза – лимфобластного и миелобластного. Высок риск рецидива. Поэтому мы рекомендуем ТКМ как единственный вариант излечения. В Национальном регистре имени Васи Перевощикова для Гоши найден совместимый донор. Для профилактики и лечения опасных осложнений, часто возникающих после ТКМ, когда иммунитет практически не работает, потребуются дорогостоящие препараты. Активация донора и лекарства не покрываются квотой».

Стоимость активации донора и лекарств 1 956 042 руб. ООО НПП «Лазерные системы» внесет 500 000 руб. Банк «Международный финансовый клуб» – 200 000 руб. Компания, традиционно пожелавшая остаться неназванной, внесет 118 360 руб. Телезрители ГТРК «Калининград» собрали 59 351 руб. Читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru собрали 4 091 455 руб. Игорь Юрьевич Чайка внес 211 000 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Гошу Севостьянова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Гошиной мамы – Екатерины Григорьевны Севостьяновой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда


Как помочь
Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться


 

рассказать друзьям:
?????????
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати