Яндекс.Метрика

Чтобы сыну не было больно

Многодетная мать-одиночка вынуждена жить с детьми в приюте, чтобы ее сын, попавший в ДТП, мог получить нужное лечение

Ради лечения сына Екатерина с детьми оказались в самарском приюте. Екатерина и Илья
Вот уже 25 лет Русфонд работает над развитием системы оказания высокотехнологичной медицинской помощи детям, в том числе попавшим в ДТП. В больших городах с современной медициной дело обстоит лучше, а вот жителям сел и деревень доступны лишь ближайшие поликлиники в райцентре. Там чаще всего не хватает или вовсе нет узких специалистов, оборудования и возможностей. С такой реальностью столкнулась жительница села Обшаровка Самарской области – многодетная мать-одиночка Екатерина Китаева. На что ей приходится идти, чтобы удержаться в городе и вылечить сына Илью, после того как его сбила машина?

Попал под машину

Екатерине Китаевой 30 лет. Невысокая, волнистые русые волосы собраны наскоро в пучок. Собирает старшего сына Матвея в школу. В это время пятилетняя Алиса играет с младшим Сашей, а семилетний Илья рассказывает мне, что в следующем году тоже обязательно пойдет в школу.

Четверых детей Екатерина воспитывает одна. Первый муж ушел, когда третий ребенок был совсем маленьким, – устал от большой семьи. Второй муж бросил Екатерину за месяц до родов. Женщина жила в селе Обшаровка – за 150 км от Самары. Год назад она вместе с детьми переехала в город.

– В селе жить одной с детьми сложно. Я решила, что им в городе будет лучше, переехали в Самару. Сняли квартиру, Матвей пошел в школу неподалеку, а в сентябре в первый класс должен был пойти Илья.

Денег хватало с трудом, но женщина справлялась, пока летом прошлого года не случилась беда.

– Я готовила обед, а Илья гулял во дворе. Стала звать его домой, а он куда-то пропал. Искала в соседних дворах, но безуспешно. Увидела полицейских, они рассказали, что какой-то мальчик попал под машину. По описанию это был не мой сын, и я до последнего надеялась, что Илюша найдется, – Екатерина начинает плакать, для нее все случилось как будто вчера.

В тот день мальчик домой так и не вернулся. Вечером стало понятно, что случилось несчастье. Оказалось, что это именно он выбежал из магазина, не посмотрел по сторонам и попал под колеса машины.

– Сын лежал в больнице без сознания, врачи сказали, что у него состояние средней тяжести.

У ребенка были переломы ребра, левого бедра, ушибы внутренних органов, гематомы головного мозга. Илья пролежал в самарской больнице три недели. По полису ОМС ему сделали операцию на бедре, установили штифт. После выписки Екатерине пришлось арендовать инвалидную коляску – первое время Илья не мог ходить. Затем перешел на костыли.

– После травмы у сына начались сильные головные боли. Нам пришлось наблюдаться у невролога. Нужны были дорогие лекарства, уколы и витамины, – Екатерина перечисляет расходы, которые оказались для семьи непосильными.

Денег в обычное-то время едва хватало, а после ДТП все, что уходило на съем жилья, теперь стало уходить на лечение и реабилитацию мальчика. Надо было возвращаться в родное село. Но с таким ребенком, как Илья, который нуждается в постоянном контроле врачей и лечении, о переезде в деревню не могло быть и речи.

– В сельской поликлинике работают только педиатр и стоматолог, а до районной больницы ехать 35 км. Без личного транспорта добраться сложно. Попасть на прием к узким специалистам тоже проблема, да и опыта лечения таких детей у них нет, – делится Екатерина.

Вернуться в село было равносильно тому, что сделать ребенка инвалидом. Екатерина стала искать помощи. Ее с детьми приютили в самарском епархиальном центре «Дом для мамы».

Новая операция

Через два месяца после выписки из больницы, уже находясь в приюте, Екатерина увидела, что левое бедро у Ильи стало значительно выше правого. Мальчик начал жаловаться на боль – и при ходьбе, и в состоянии покоя.

– Я повезла сына в одну из городских больниц, там сказали, что не видят причин нас госпитализировать, посоветовали обратиться к травматологу. Посмотрев снимок, врач сказал, что кость у Ильи не срослась, а штифт сместился, и срочно направил на операцию в другую больницу. Там сказали, что оперировать не будут. Причем не было никакой гарантии, что ноги у Ильи выровняются.

Состояние мальчика по-прежнему требовало качественной реабилитации, лечения препаратами, наблюдения. Везде в больницах были многочасовые очереди. Многие специалисты из-за ковидных ограничений и вовсе не принимали. Катя не знала, что делать. В это время в «Доме для мамы» появилась жертвовательница Наталья Хайрутдинова. Они с мужем приехали с подарками в центр и не смогли пройти мимо истории Ильи.

– Наталья с мужем начали нам помогать. Вместе мы обивали пороги самарских клиник. Стали обращаться к платным специалистам, они давали разные и противоречивые рекомендации. Мы не понимали, что делать, – продолжает Екатерина.

Потом стало понятно, что проблема связана с первой операцией.

– Вместо современного штифта, который регулируется по росту, Илье установили фиксированный. После операции не наложили гипс, – говорит Екатерина. – Нужно было срочно исправлять ситуацию, но получилось так, что в Самаре врачам сын попросту оказался не нужен.

В поисках помощи Екатерина с Натальей обратились в самарское бюро Русфонда, и там им помогли – связали с партнерскими специализированными клиниками. Непростой случай для самарских врачей оказался вполне рядовым для ортопедов из других городов.

– Мы писали письма в несколько больниц, вели онлайн-консультации с врачами. В итоге в Центре Илизарова в Кургане Илью согласились прооперировать по полису ОМС, совершенно бесплатно, – рассказывает Екатерина.

Правда, для начала мальчику нужно было набрать вес, так как из-за постоянных болей в несросшейся ноге он сильно похудел. Благодаря помощи Натальи ребенок получил нужное питание и витамины, набрал недостающие килограммы и уже в начале января уехал в Курган, где ему успешно провели операцию. Штифт из бедра вытащили, вместо него установили аппарат Илизарова – его должны снять через месяц. Ноги у Ильи станут одинаковыми по длине только через несколько лет, не раньше. Но уже сейчас, в палате, мальчик постепенно забывает про постоянную боль, которую он ощущал почти полгода. Возвращаться в село Илье по-прежнему нельзя. Впереди – долгий восстановительный период. Успешная реабилитация возможна только в городских условиях. Поэтому после Центра Илизарова Илья вернется обратно в приют.

Фото Анны Маховой

Екатерина с детьми

Екатерина с детьми

Екатерина и Илья

Екатерина и Илья

Екатерина с детьми

Екатерина с детьми

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney