Яндекс.Метрика
14.08.2009
ЛЕКАРСТВА ДЛЯ ЛЕРЫ ОПЛАЧЕНЫ

7 августа на сайт мы поместили историю пятилетней Леры Суховерховой из Ленинградской области («Капли для жизни», Виктор Костюковский). У девочки рак, чтобы справиться с неизбежными при химиотерапии грибковыми инфекциями, необходимы лекарства нейпоген и вифенд. Наши читатели собрали 692 000 руб. Спасибо! Этого с лихвой хватит на оплату препаратов, их в ближайшее время доставят Лере в больницу. Мы будем следить за состоянием девочки.

Дорогие друзья! Если не будет ваших возражений, то «излишки» в сумме 152 000 руб. пойдут на реализацию нашей программы «Организация пожертвований от физических и юридических лиц для оказания адресной помощи больным, остро нуждающимся в высокотехнологическом лечении, по их письмам».


7.08.2009
КАПЛИ ДЛЯ ЖИЗНИ

Пятилетнюю Леру спасут два лекарства Лера Суховерхова не улыбается и не разговаривает. Она лежит, молчит, ей больно, плохо и очень неудобно – даже лежать. Сверху от капельницы к ней идут две трубки, одна с лекарством, другая с донорской кровью. Так по капле идет сейчас жизнь к этой девочке. У нее острый лимфобластный лейкоз, рак крови. Химиотерапия может справиться с опухолевыми клетками, но она так ослабляет организм, что приходится бороться еще и со смертельными инфекциями. Это уже другие препараты. И опять: кап-кап. Эти капли от инфекций очень дороги.

Лера Суховерхова, 5 лет, острый лимфобластный лейкоз, жизненно необходимы препараты вифенд и нейпоген. 540 000 руб. Лерина бабушка Лидия Аркадьевна шла мимо детсада, увидела ребятишек на прогулке, стала искать внучку, но не нашла. «А она не захотела гулять, – сказала бабушке воспитательница, – лежит там на полу, говорит, ножки болят». Бабушка увела Леру домой, решив, что та капризничает, но утром девочка снова пожаловалась на боль.

– Я повела ее к хирургу и к семейному врачу, – рассказывает Лидия Аркадьевна, – а те ничего не находят. Семейный врач мне говорит: вот когда я была маленькая, так мне бабушка ножки спиртом натирала и тряпочкой закутывала, а по врачам не водила. Ладно, говорю, поняла, больше к вам не приведу.

Погорячилась Лидия Аркадьевна, бывает. На следующий день девочку к врачу повела уже мама и добилась направления на анализ крови. А потом врач прибежала к ним сама: срочно в больницу, у вас кровь совсем плохая.

Лидия Аркадьевна сейчас с Лерой в палате, и внучка, которая обычно радуется бабушке, этим недовольна. Потому что если бабушка появляется здесь, в больнице, то уходит мама. Даже не уходит, а уезжает. Больница-то в Петербурге, а Суховерховы живут в Гатчине. Но что же делать, кроме Леры, в семье есть еще ее старшая сестра Ольга и совсем маленький брат Никита.

– Молодец ваша дочка, – хвалю Лерину маму Лидии Аркадьевне, – как это она решилась троих родить?

– Первого ребенка сама захотела, второго муж попросил, а третьего – уж очень им обоим мальчика захотелось. Мальчик и получился.

Когда-то Суховерховы жили в питерской коммуналке, в Гатчину они переехали именно за простором. Теперь у них свой дом, который постоянно перестраивают и расширяют.

Лерина мама Елена – по специальности хлебопек, но работает в котельной. Впрочем, сейчас не работает, потому что в декрете. Работает только папа, он часто бывает в командировках, и когда возвращается, все трое детей виснут на нем и визжат. А ведь это и есть самое настоящее семейное счастье – когда на отце виснут сразу трое детей. И все бы хорошо, если бы не эта Лерина болезнь.

Лера Суховерхова, 5 лет, острый лимфобластный лейкоз, жизненно необходимы препараты вифенд и нейпоген. 540 000 руб. Первую химиотерапию она перенесла очень тяжело, да еще и с серьезными осложнениями. Четыре курса «химии», полгода в больнице. Наконец, показатели крови восстановились, Леру выписали, перевели на поддерживающее лечение. Оно закончилось 31 мая, а уже на следующий день в крови опять обнаружились бласты – раковые клетки.

И вот Лера снова в больнице.

Казалось бы, единственное, что предсказуемо в лейкозах, – это их полная непредсказуемость. Невозможно со всей определенностью сказать, когда и почему началась болезнь. Трудно, если не невозможно, спрогнозировать течение болезни и степень отклика организма на терапию. И если для выхода в ремиссию (это когда болезнь отступает) есть хоть какие-то нормативы, «положенные сроки», как говорят врачи, то наступление рецидива (возвращения болезни) почти всегда застает врасплох.

Более или менее определенна только общая статистика: если пятнадцать-двадцать лет назад слово «лейкоз» звучало приговором, то теперь это все же диагноз, и выживаемость в лучших клиниках доходит до 75-80 процентов. А отделение химиотерапии лейкозов Детской городской больницы № 1 Санкт-Петербурга, им руководит очень известный врач Эльмира Бойченко, относится как раз к таким отделениям. Так что надежда у Леры, у ее родных – и у нас с вами – все-таки есть.

Плохо Лере, больно и неудобно. И мамы рядом нет. Но Лера терпит молча. Смотрит страдальческим взглядом и даже кривит губы, но не плачет. В свои пять лет эта девочка научилась терпеть и ждать: когда из командировки приедет папа, когда в палату придет мама, когда заживут язвы во рту и когда можно будет без опаски полакомиться маминым пирожным, когда из вены уберут ненавистные трубки. И когда станет посвободнее и полегче.

Надо ей помочь.

Виктор КОСТЮКОВСКИЙ,
фото автора.


ДЛЯ СПАСЕНИЯ ЛЕРЫ СУХОВЕРХОВОЙ
НЕ ХВАТАЕТ 540 000 РУБЛЕЙ.

Врач отделения химиотерапии лейкозов Маргарита Лившиц сказала, что у Леры ранний рецидив болезни. «Лечение проходило тяжело, – отметила она, – была грибковая инфекция, поражение слизистой оболочки рта, девочка даже есть не могла. Ну, а сейчас снова химиотерапия, и опять очень серьезная опасность инфекций».

Понадобится ли Лере пересадка костного мозга? Возможно, но сейчас пока даже не до нее, говорит госпожа Лифшиц. До пересадки еще нужно дожить. Сейчас важно выйти в ремиссию и при этом справиться с осложнениями. Для этого и нужны два дорогих лекарства – нейпоген и вифенд. Государство пока не оплачивает эти препараты.

Дорогие друзья! Стоимость лекарств, которые спасут Леру, – 540 тыс. руб. Если вы решили помочь девочке, пусть вас не смущает цена спасения. Любой ваш взнос, даже самый небольшой, будет с благодарностью принят. Пожертвования можно перечислить нашему официальному поставщику лекарств московской аптеке «Илан» или в благотворительный фонд «Помощь» (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав перевод с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Лера Суховерхова, 5 лет, острый лимфобластный лейкоз, жизненно необходимы препараты вифенд и нейпоген. 540 000 руб.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments