Яндекс.Метрика

Мию Козыреву ждут в клинике GMS в феврале


24 декабря здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире телепрограммы «Вести-Москва» мы рассказали историю четырехлетней Мии Козыревой из Москвы («Невыносимая хрупкость бытия», Алексей Каменский). У девочки несовершенный остеогенез – хрупкие кости. Из-за переломов кости деформировались, Мия перенесла две операции, искривленные бедра выправили и укрепили телескопическими стержнями. Сейчас все сильнее деформируется правая голень, вновь возник риск перелома. Нужна еще одна операция с установкой «растущего» шрифта и затем продолжение курсового лечения для укрепления костей. Рады сообщить: вся необходимая сумма (2 085 916 руб.) собрана. Ирина, мама Мии, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


Акция помощи Мие Козыревой. Деньги собраны

Эта акция стартовала 27 декабря 2021 года в 9-часовом выпуске программы «Вести-Москва» (телеканал «Россия 1»). Собрано 271 806 руб., получено 3 595 SMS-сообщений (на 12:00, 28.12.2021).

676 898 руб. собрали наши читатели
378 981 руб. внесла компания Asia MH
200 000 руб. внесла группа компаний «О’КЕЙ»
150 000 руб. внесла компания LVMH Perfumes & Cosmetics (Seldico Russia)
600 000 руб. внесла компания, пожелавшая остаться неназванной


Спасибо, дорогие друзья!




Невыносимая хрупкость бытия

Четырехлетнюю Мию спасет операция и курсовое лечение

У Мии все больше искривляется правая голень, рано или поздно кость переломится
Мия Козырева живет в Москве. Почти с рождения ей приходится бороться с несовершенным остеогенезом, болезнью хрупких костей. Сделано очень много: девочка, которая без лечения была бы обречена на инвалидное кресло, уже может самостоятельно ходить. Но лечение «хрустальных» детей – долгая история. Сейчас у Мии все больше искривляется правая голень. Рано или поздно кость переломится. Нужна операция по установке специального раздвижного штифта, который даст кости опору и будет вместе с ней «расти».

Как помочь

Мия – девочка незапланированная, но желанная. Когда мама Ирина забеременела, ее сыну Ване было 12.

– Мне было под 40, а Ванин отец давно умер – сердце. Но я всю жизнь мечтала о девочке, – признается Ирина. – И когда так получилось с беременностью, я подумала: это знак. Ваня хороший, но у него скоро начнется своя жизнь, девушки, потом женится – и все, я не нужна. А дочка – другое дело. Я заранее выбрала ей имя. Излазила весь интернет, очень понравилось Мия. Тем более по-итальянски это значит «моя».

Беременность проходила без осложнений, и вдруг на седьмом месяце очередное УЗИ показало, что с девочкой что-то не так. Причем сильно не так. Для Ирины начался ад. Ей назначали все новые УЗИ, и каждый раз открывались все новые пороки развития.

Сначала подозревали карликовость. «Нет, карлик – это было бы для вас шикарно. Тут все серьезнее», – сказали после одного из исследований. Огромная голова. Крошечная грудная клетка. Кривые ручки. А правой ноги, кажется, вообще нет. «Ничего, она все равно едва ли выживет, – по-своему успокаивали врачи. – Родите и сразу откажетесь».


– Мама тоже уговаривала отказаться, – рассказывает Ирина. – Один раз отплачешься, и все. Надо Ваньку на ноги поднимать, со всем сразу не справишься. Но я думала, если откажусь, не смогу жить, с ума сойду.

В роддоме было странно. После родов все врачи куда-то убежали. Потом пришла заведующая: «Вы знаете, у нас есть батюшка. Можем к вам пригласить... Ну если нужно».

– Я спрашиваю: она что, умерла? – вспоминает Ирина. – Оказывается, нет, в реанимации. К чему был разговор про батюшку, до сих пор не понимаю.


Ирине задали вопрос, хочет ли она посмотреть на ребенка, – думали, что женщина собиралась отказываться.

– Подошла, там кувезик, Миечка лежит под одеялом с мишками. Говорят: можете поднять одеяло, посмотреть. И потрогать можно. Смотрю – обыкновенный ребеночек. Голова, ручки, ножки – все на месте. Искривление только на УЗИ видно. Что делать? – продолжает Ирина.

Врач говорила: «С головой все в порядке, а насчет костей – это не ко мне». «Насчет костей» – это про слегка укороченные ручки и ножки. Никто не мог объяснить, в чем причина.

Прошел месяц. Ирина все время ездила в больницу. Привозила соски, памперсы, брала дочку на руки, оставалась до тех пор, когда посетителей уже начинали выгонять... В общем, не стала ждать, пока врачи разберутся, забрала Мию домой.

Диагноз «несовершенный остеогенез» поставили только в полгода, после того как Мию наконец догадались отправить на генетический анализ в Научно-исследовательский клинический институт педиатрии имени академика Ю.Е. Вельтищева. И это, на минуточку, Москва. Диагноз поставили, а лечить не взяли – «слишком маленькая». Посоветовали обратиться к Наталии Беловой в клинику GMS. Там на консилиуме Ирине объяснили, что у девочки тяжелый вариант несовершенного остеогенеза, с внутриутробными переломами, но правильное лечение поставит ее на ноги.

– Я похвасталась: после рождения у нее переломов не было, – рассказывает Ирина. – А Белова мне: не было, значит, будут. Так и оказалось – с тех пор было четыре перелома.

Основа лечения – препарат памидронат, укрепляющий кости. За первый курс Ирина заплатила сама, за следующие 12 – читатели Русфонда. В прошлом году Мие установили штифты в бедренные кости, и она смогла самостоятельно ходить.


Жизнь налаживается, в семье все хорошо.

– Сын поначалу ревновал. А теперь спрашиваю его: «Вань, ну как ревность?» А он: «Ты что, какая ревность», – вспоминает Ирина. – А Мия в магазине, когда покупаем киндер или сок, всегда говорит: «Два, для меня и для любимого братика». Я живу с мамой и с сестрой, все ее любят, это счастье.

Но расслабляться рано. Из-за внутриутробного перелома у Мии искривилась правая ножка. Чтобы голень не сломалась, нужен еще один штифт. А также новый курс памидроната – чтобы в послеоперационный период кости не потеряли прочность. Мие снова необходима помощь – нужно довершить начатое.

Алексей Каменский,
Москва
Фото Надежды Храмовой


Руководитель Центра травматологии и ортопедии клиники Глобал Медикал Систем (GMS Clinic) Алексей Рыкунов (Москва): «У Мии выражены прогрессирующие деформации конечностей, из-за которых значительно увеличивается вероятность переломов. В 2020 году девочке были проведены операции по устранению деформации бедер с установкой телескопических стержней Fassier-Duval, это позволило ей стать значительно активнее, начать ходить. Сейчас прогрессирует искривление правой большеберцовой кости. Необходима еще одна операция – хирургическая коррекция правой голени с установкой телескопического (раздвижного) стержня. После операции девочка будет ограничена в движении, что снижает плотность костей. Очень важно в этот период продолжить лечение препаратом памидронат и физическую реабилитацию».


Стоимость операции и лечения 2 085 916 руб. Компания Asia MH внесла 378 981 руб. Группа компаний «О’КЕЙ» внесла 200 000 руб. Компания LVMH Perfumes & Cosmetics (Seldico Russia) внесла 150 000 руб. Компания, пожелавшая остаться неназванной, – еще 600 000 руб. Телезрители программы «Вести-Москва» собрали 271 806 руб. Читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru собрали 676 898 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Мию Козыреву, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Мии – Ирины Юрьевны Козыревой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда






    27 декабря, понедельник – «Вести-Москва»



    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    comments powered by HyperComments