Яндекс.Метрика

«Психиатр выдал справку: воспитывать ребенка могу»

О семьях с ментальной инвалидностью, которым помогают воспитывать детей

Валентин с сыном Макаром
В России нет единого алгоритма помощи, когда у пары с ментальной инвалидностью или у одинокой матери с задержкой умственного развития рождается ребенок. Каждый случай поддержки, когда семью удается сохранить, каждая драма, когда родителей разлучают с ребенком, – индивидуальная история. В Петербурге опыт поддержки таких семей есть у благотворительного фонда «Родительский мост». Марина Левина, президент фонда, считает, что необходима отдельная программа помощи таким семьям, в которую будет входить создание приюта – дома, где они смогли бы жить при поддержке специалистов.

Валентин и Макар

Макару почти десять месяцев, он веселый и эмоциональный малыш. Очень привязан к своему папе Валентину. Папа молод – ему всего 23 года, он с радостью ухаживает за ребенком, кормит, гуляет, играет. Папа с сыном живут в Гатчинском районе Ленинградской области – в убежище «Мамин дом» при фонде «Родительский мост».

Мама малыша лежит в психиатрической больнице. Сам Валентин – сирота, выпускник коррекционного детдома-интерната в Ленинградской области. После интерната его отправили учиться в Петербург на маляра. Училище Валя окончил, но маляром ни дня не работал. Квартиры в Петербурге у него нет – жилье ему предоставили в деревне в Ленобласти. Валя там не живет, а долг за коммуналку копится.

С матерью своего ребенка Валентин познакомился в интернете. Встречались у нее дома, потом поженились. Мама Макара на несколько лет старше Вали, у нее есть дочь от предыдущих отношений, но девочка воспитывается в детском доме – мама лишена родительских прав. В силу своего заболевания она не могла заботиться об инсулинозависимой дочке, вовремя делать уколы, контролировать уровень сахара в крови. Девочке сейчас девять лет. Валентин с ней знаком, даже навещал в детдоме.

Валентин и Кристина (назовем так маму Макара) родили первого совместного ребенка еще в 2020 году. Но малышка умерла через месяц после родов. Был диагностирован синдром внезапной детской смерти. Макар родился летом 2021 года.

Валентин с сыном оказались в приюте, потому что органы опеки хотели забрать малыша: на плач ребенка пожаловались соседи, вызвали опеку, которая приехала вместе с полицией. Валентин с малышом оказались на обследовании в одной из детских больниц – обследовали именно малыша, здоров ли он. А маму Кристину после визита опеки поместили в психиатрическую больницу на принудительное лечение по решению суда – ее состояние внушало опасения.

– Сына после обследования в больнице признали здоровым, а я взял справку у психиатра, в которой было написано: ребенка воспитывать могу, – рассказывает Валентин. – У меня недоразвитие, короче, задержка психического развития. Выпишут жену – она будет с Макаром сидеть, а я работать пойду, охранником: они много получают, тысяч 25.

Он очень гордится сыном:

– Он похож на меня, мои глаза, посмотрите.

Валентин откровенно говорит, что боится потерять семью. И жить хочет в квартире жены.

Над Валентином и Макаром до сих пор как дамоклов меч висит история с судом: опека подала иск с целью ограничить Валентина в родительских правах. Фонд «Родительский мост» сделал для первого, предварительного заседания суда свое социально-психологическое заключение: Валентин может воспитывать сына, но ему необходима поддержка. У молодого человека нет нарушений внимания и памяти, у него развита эмоциональная сфера, он не представляет опасности для ребенка. Да, у него повышенная тревожность, но будешь тут тревожным, когда так боишься потерять ребенка.

Валентин пришел на предварительное заседание суда в костюме и галстуке, отвечал на вопросы спокойно и адекватно. Суд потребовал, чтобы было проведено еще одно психиатрическое обследование. Но, как поясняют в фонде «Родительский мост», отец Макара вправе требовать, чтобы обследование было амбулаторным, а не стационарным, чтобы ни на день не разлучаться с сыном. Впереди следующее заседание суда – уже по существу.

Анна и Иришка

Анне (имя изменено) под 40, дочке Иришке только исполнилось три года. Аня живет в убежище «Дом Надежды», организованном фондом «Родительский мост» в Павловске.

Фонд сопровождает Аню буквально с первых дней жизни Иришки. В фонд обратились сотрудники роддома, сказали, что у них находится женщина без регистрации и вызывает массу сомнений: а сможет ли она ухаживать за своей новорожденной дочкой? и куда денется после выписки? Психолог фонда приехала в роддом, побеседовала с Анной – та была очень насторожена, не решалась даже отвечать на вопросы. Удалось только выяснить, что она сирота, выпускница коррекционного детского дома, но родные в Петербурге у нее есть. После того как Анну удалось убедить, что туда, куда она отправится с ребенком, привезут памперсы, помогут с ремонтом, – дала адрес. Это оказался панельный дом на окраине Петербурга, двухкомнатная квартира, в которой проживали сестры Анны с мужьями и детьми. В одной из комнат за железной дверью – старшая сестра, у которой все более или менее в порядке: муж, дети, работа. А в другой комнате, где дверь нараспашку, – сестра помладше. Тоже с мужем и двумя детьми. Только взрослые нигде не работают, выпивают. Анна выписалась из роддома именно сюда, здесь же оказался и отец Иришки. Безусловно, небольшая квартира была совершенно не приспособлена для такого количества взрослых и детей, включая грудную Иришку. Соцработники «Родительского моста» пытались помочь отцу ребенка восстановить документы, устроиться на работу. Он обещал, но ничего не делал. Так тянулись месяц за месяцем. Наконец нашли для семьи проживание за городом – в домике при фермерском хозяйстве, у Ани был опыт доярки. Анна с мужем и ребенком продержались там ровно три месяца: муж приревновал Аню к работнику фермы, завязалась драка. В общем, хозяин фермы попросил фонд забрать семью. В итоге Анна с девочкой оказались в убежище в Павловске, а отец ребенка продолжает «устраиваться на работу».

– Анне сложно отмерить, сколько питания нужно дочке, понять, какой температуры воду надо подогреть для ребенка, вообще любые новые навыки у нее долго прививаются и слабо удерживаются, – говорит Марина Левина. – Но у нее очень хороший эмоциональный контакт с дочкой, она обожает играть с детьми, подходит к этому процессу творчески.

Руководитель социальной службы «Родительского моста» Ника Сокол соглашается:

– Все мамы счастливы, когда Анечка приходит в игровую: они могут спокойно сидеть и разговаривать, пока Аня развлекает малышей. А дети визжат от удовольствия.

Ника рассказала, почему Анна так недоверчива была вначале. Оказывается, несколько лет назад она родила ребенка. После родов малышку сразу унесли, а ей сказали, что девочка родилась мертвой, но Анна так и не увидела ее тела. И она до сих пор думает, что ребенка у нее просто забрали. Вот почему она была так напугана, когда ей предложили помощь.

Помощь семьям с ментальной инвалидностью

Марина Левина считает, что таким родителям, как Анна или Валентин, нужен постоянный сопровождающий. Фонд намерен обратиться к властям Ленинградской области, чтобы был выделен дом, где такие семьи могли бы жить с сопровождением.

По словам Марины Левиной, сейчас фонд просят сопровождать выпускниц одного из коррекционных детских домов в Ленинградской области.

– Эти девушки все с инвалидностью, – говорит Марина Левина. – Понятно, что они будут вступать в отношения, рожать детей. И очень часто бывает, что малыши оказываются в доме ребенка и потом в детдоме, а их мамы – ограничены в правах, то есть фактически для ребенка это сиротство, так как устроить такого малыша в семью крайне сложно, ведь надо тогда и с его мамой с особенностями как-то общаться.

Отношения таких мам с детьми зачастую быстро утрачиваются, рвутся, а в каких-то случаях мама может быть просто опасна для ребенка.

– В России практически нет проектов помощи таким родителям, каждый случай рассматривается индивидуально. Или не рассматривается вовсе – если не попал в поле зрения НКО, которые способны длительно поддерживать такие семьи, – объясняет Марина Левина.

У многих может возникнуть вопрос: «А может, надо сделать так, чтобы такие люди, вступая в отношения, не рожали детей?»

– В скандинавских странах есть программы контрацепции для подобных семейных пар, и людям практически всегда все можно объяснить. Но и там, безусловно, в семьях, где один или оба родителя с ментальной инвалидностью, все равно появляются дети. Такие семьи получают сопровождение, – говорит Марина Левина.

У «Родительского моста» есть опыт сотрудничества с приемными семьями, которые воспитывают детей, рожденных людьми с ментальной инвалидностью. Есть даже семья, в которой приемные родители смогли сохранить связь детей с биологической мамой, хотя это было непросто из-за ее особенностей.

Фото Галины Артеменко

Убежище «Мамин дом», где живут Валентин и Макар

Убежище «Мамин дом», где живут Валентин и Макар

Президент фонда «Родительский мост» Марина Левина

Президент фонда «Родительский мост» Марина Левина

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney