Яндекс.Метрика
01.11.2013

У Алеши будет своя комната!



25 октября здесь на сайте, в «Коммерсанте», на сайтах «Коммерсанте», на сайтах «Эхо Москвы», livejournal.com и Здоровье@Mail.Ru мы рассказали историю шестилетнего Алеши Елисеева из Костромской области («Срок сиротства», Валерий Панюшкин). Мальчик перенес острый лимфобластный лейкоз, его иммунная система ослаблена, опасна любая, даже незначительная инфекция. Алеше жизненно необходима отдельная комната, но его семья – мама, папа, двое братьев – до сих пор ютится в съемной квартире. Алешиной маме, бывшей воспитаннице детдома, по закону полагается однушка. Рады сообщить, что деньги на дополнительную двухкомнатную квартиру для Елисеевых собраны (1 854 750 руб.). Родители мальчика благодарят за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья!

И вот еще новости.

25.10.2013

Срок сиротства

Мальчику, победившему рак, негде жить



Алеше Елисееву шесть лет. У него острый лимфобластный лейкоз. Был! Вылечен! Только у детей, перенесших рак, долго еще восстанавливается иммунная система. Им нельзя болеть, им нужно ограничивать общение даже с близкими родственниками и уж как минимум нужно жить в отдельной комнате, хорошо проветриваемой и чистой. А у Алеши нет отдельной комнаты, потому что вообще нет никакой комнаты. Ни у него, ни у двоих его братьев, одиннадцатилетнего и двухлетнего, ни у мамы их Любови Соколовой. Потому что их мама – сирота. И вот ей уже тридцать лет, вот она уже родила троих детей, вот уже одного из них, тяжело заболевшего, выходила, а государство все не удосужилось предоставить сироте жилье, полагающееся по закону.

Когда в возрасте четырех лет Люба Соколова оказалась в детском доме, жилье у нее было. За сиротой оставалась квартира в деревне Мелешино Костромской области. Ужасная, конечно, квартира, крохотная, в панельном полубараке, какие строили в советское время для колхозников, но все же жилье. Только вот к шестнадцати Любиным годам, когда девушка вышла из детдома и поступила в профессиональный лицей учиться на портниху-закройщицу, квартиры уже не было. Полубарак в Мелешино снесли по причине ветхости и антисанитарии.

Но Люба не очень переживала. Жила в общежитии при портновском лицее. Потому что должны же давать жилье сиротам, у которых нет жилья. И время вроде было у властей, чтобы подыскать что-нибудь, пока Люба учится на портниху. И мечталось ей даже, что дадут жилье в городе Волгореченске, где Люба училась и собиралась работать.

Но вы догадываетесь, что произошло? Администрация Мелешина не посчитала себя ответственной за Любу, потому что дом-то снесен, девушка живет в Волгореченске, с глаз долой, из сердца вон. Администрация Волгореченска тоже сочла себя свободной от государственных обязательств, поскольку девочка-то из Мелешина, ну, вот пусть там и разбираются.

А Люба ходила по обеим администрациям, просила то, что принадлежало ей по праву, получала отказы там и тут, и была неопытной молодой девушкой, поэтому не догадалась получить эти отказы в письменной форме и оспаривать в суде.

А тут любовь. Встретила хорошего парня, родили сына. Жили все в той же комнате в общежитии. Но ведь молодые, здоровые, сильные, да и государство обещало же помочь с жильем. Родили и второго сына, государство же просило сыновей. В перерывах между пеленками-распашонками Люба ходила по инстанциям, даже вроде допросилась у Мелешинской администрации рассмотреть вопрос с квартирой. Досылала какие-то документы…

И ответа так и не дождалась. Потому что младший сын Алеша заболел раком крови. А беременна была третьим.

Лечить ребенка от рака крови – это два года. Два года с ребенком в больнице с короткими перерывами на амбулаторное лечение. Что уж тут заработаешь? Да и мужу было не особенно до заработков, на него же остался старший.

А через два года лечения врачи, вытащившие Алешу из смертельной болезни, прописали строго: жить обязательно в отдельной квартире, чтобы обязательно у мальчика отдельная комната, чтобы изолировать от братьев, если у тех сопли, потому что иначе не от рака умрет, а ослабленный – от простуд.

Пришлось снимать квартиру и по пять тысяч в месяц (которые вот бы откладывать) платить за аренду. И ходили, просили по инстанциям принадлежавшее им по праву. А в инстанциях врали, будто раз Любе уже двадцать три года минуло, свое право сироты она утратила, советовали становиться на очередь как многосемейным и малоимущим (то есть опять врали, потому что эти очереди на социальное жилье не движутся десятилетиями).

Наконец, Люба допросилась однокомнатной квартиры, которую должны были дать двенадцать лет назад. Вот интересно, если вы просрочили кредит в банке, то платите пени и штрафы. Если не заплатили государству налог какой-нибудь или пошлину, то долг ваш с годами растет. А если государство не дает сироте квартиру, положенную по закону, то квартира эта как была однокомнатной, так однокомнатной и остается. Я хочу спросить, почему долг частного человека, если его не платить, с годами растет, а долг государства перед человеком не растет совсем, даже если государство жмотничает три электоральных срока?

Это ведь для восемнадцатилетней Любы однокомнатная квартира была мечтой. А тридцатилетняя Люба с тремя детьми, один из которых инвалид и едва-едва спасся от смерти – как в этой однушке разместится?

По совести-то надо было бы государству… Но по совести не будет, будет по закону – однушка.

Так что остается у нас один выход: давайте купим им к той однушке еще двушку на той же лестничной клетке. Должно же им раз в жизни повезти.

Валерий Панюшкин
Фото из архива семьи


Для спасения Алеши Елисеева не хватает 999 750 руб.


Гематолог Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Лариса Шелехова (Москва): «Острым лимфобластным лейкозом Алексей болен с августа 2010 года. Девять месяцев он получал у нас химиотерапию, затем еще два года поддерживающую терапию, нам удалось добиться стойкой ремиссии. Но при лейкозе ослаблен иммунитет, мальчик подвержен вирусным и грибковым инфекциям. Находиться в помещениях с большим количеством людей Алеше строжайше запрещено. Поэтому при выписке мы рекомендовали семье изменить жилищные условия».

Исполнительный директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань (Москва): «К сожалению, предоставление жилья бывшим воспитанникам детского дома без учета их несовершеннолетних детей не является единичным случаем. Жилье предоставляется не по достижении ими восемнадцати лет, как положено по закону, а с опозданием от четырех до пятнадцати лет. За это время у них появляются семьи, дети, но региональные и муниципальные власти считают, что по закону льготное жилье должно предоставляться только на самого выпускника или выпускницу. У Любови ситуация усугубляется серьезной болезнью младшего сына Алексея».

Итак, от муниципальных властей по действующим правилам квартиру Любови Соколовой не получить. Есть один выход – купить дополнительно к выделенной властями однушке свободную двушку на той же площадке – такая имеется. Остается собрать деньги. Застройщик ООО «Строй-Инвест» (Волгореченск) уже сделал свой взнос – скидку на покупку квартиры для семьи Любови Соколовой и пообещал сдать ее с чистовой отделкой. Сейчас стоимость квартиры – 1 854 750 руб. Один московский фонд внесла 855 тыс. руб. Таким образом, на квартиру Любе и ее семье не хватает 999 750 руб.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Алешу Елисеева, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Алешиной мамы – Любови Александровны Соколовой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда

Как помочь









Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Сбербанк
онлайн
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Sberbank Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

Далее

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments