Яндекс.Метрика
мы в социальных сетях

Следствие ведет Русфонд?

Вопрос, помогать ли состоятельным, не имеет ответа

Валерий Панюшкин,
главный редактор Русфонда

В Русфонд опять поступило письмо, обвиняющее наших подопечных в мошенничестве. Таких писем становится все больше. Юристы из Луганска, у них ребенок с пороком сердца. Представили, дескать, Русфонду справки только об официальных доходах и будто бы скрыли реальные. А еще не рассказали о наличии в семье двух автомобилей. Могли бы продать один, вылечить ребенка, а деньги пошли бы людям, которым продать нечего. На самом деле времена изменились. В начале деятельности Русфонда наши жертвователи спасали бедных от смерти. Теперь все чаще помогают людям среднего достатка улучшить качество жизни их детей. Где тут грань между справедливостью и несправедливостью?

Двадцать лет назад было все понятно. Я приезжал в маленький поселок в Хабаровском крае, видел полуподвальную комнату без удобств, а в комнате жила одинокая женщина с пятилетней дочкой. У девочки был тяжелый порок сердца, и ей требовалась дорогущая операция в Германии. Операция стоила столько, сколько мама не смогла бы заработать за всю жизнь. Положение этой семьи было настолько отчаянным, что не требовалось ничего объяснять. Достаточно было просто описать обстоятельства, и люди сами охотно жертвовали на спасение ребенка.

Десять лет назад по заданию Русфонда я приезжал уже в подмосковный город Жуковский, в новую благоустроенную двухкомнатную квартиру. Там жила семья из трех человек. Молодые мама и папа оба имели приличную работу. А у их пятилетней дочки был порок сердца, и требовалась операция.

Отчаяние этой семьи было не столь однозначным. Во-первых, операция требовалась не в Германии, а в России. Построились современные кардиоцентры, заплатить требовалось только за окклюдер, «заплатку» на сердце, – и это было в разы дешевле. Во-вторых, семья могла бы и сама лет за десять заработать требуемую сумму. Правда, они выплачивали ипотечный кредит, но можно было бы посоветовать им продать квартиру, расплатиться с кредитом, получить деньги на операцию, а самим переехать к бабушке. Я описал читателям Русфонда обстоятельства этой семьи, и читатели все же решили помочь.

С годами обстоятельства жизни наших подопечных становились все разнообразнее. Для подтверждения того, что семья не может самостоятельно справиться с бедой, постигшей их ребенка, мы требовали от подопечных только справку о доходах. Но структура доходов российских семей становилась все сложнее. Люди получали наследство, вкладывались в акции... Требовалось не спасение от смерти, а, например, реабилитация или лекарства, которые не вылечат, а только повысят качество жизни ребенка.

Видя внушительные суммы сборов Русфонда, действительно появились мошенники – собирали деньги на лечение в нескольких фондах или, приехав на лечение в клинику, отказывались от половины обследований и процедур, а деньги требовали вернуть на личные счета.

Чтобы расследовать все обстоятельства жизни семей, обращающихся за помощью, Русфонду пришлось бы превратиться в небольшое детективное агентство, а это невозможно, потому что услуги детективов пришлось бы оплачивать из благотворительных денег, которые жертвователи перечисляют на лечение детей.

В пределе своем проблема не имеет решения. Адресная помощь, до сих пор являющаяся самой действенной с точки зрения сбора средств, имеет тем не менее первородный изъян: она не может быть справедливой и эффективной. Слишком много обстоятельств нужно учесть всякий раз, прежде чем решить, что справедливо будет кому-то помочь, а кому-то отказать.

Куда как справедливее помогать институционально. То есть не частному пациенту устроиться в клинику, а клинике принять всех пациентов: богатых, бедных, среднего достатка – всех. Это не утопия: почти все клиники в развитых странах имеют благотворительный бюджет – кроме государственного и страхового. Знаменитый госпиталь Святого Иуды в Мемфисе (штат Теннесси) и вовсе существует полностью на благотворительные пожертвования. Дети из богатых семей тоже получают там помощь бесплатно. Дальше уж дело совести родителей – стать ли жертвователями госпиталя.

Адресная помощь в России до сих пор наиболее распространена? Да! Но однажды общество созреет и придет к выводу, что адресная помощь справедливой быть не может.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Сбербанк
онлайн
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Sberbank Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

Далее

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод EuroPlat Яндекс Деньги Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Баннеры Русфонда

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT

Другие способы

Банковский перевод EuroPlat Яндекс Деньги Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Баннеры Русфонда

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments