• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
22.06.2018
Как агрессивная<br/>
опухоль сделала<br/>
жизнь спокойной
Как агрессивная
опухоль сделала
жизнь спокойной
Жизнь. Продолжение следует
8.06.2018
Иногда кровь течет<br/>
неправильно, как <br/>
сама жизнь
Иногда кровь течет
неправильно, как
сама жизнь
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,684 млрд руб. В 2018 году — 749 785 816 руб.
«Коммерсантъ» №231 [2834] 19.12.2003


ФИЛАНТРОПИЯ КАК НОРМА ЛИЧНОЙ ГИГИЕНЫ

- Накануне семинара у меня была занимательная встреча с нашим читателем. Он вкладывает тысячи долларов в спасение бедолаг, чьи письма мы печатаем. Мы ни разу не виделись, он попросил о встрече. И начал с вопроса: «зачем я это делаю?»

- Здорово! А у нас филантропия все либо милостыня, либо реклама. Теперь вот еще и покаяние… Да если б это были покаянные деньги, то благотворительность исчезла в развитых странах, где богатство давно не вызывает у людей вопросов о его происхождении. Но она там развивается. Я-то себе все просто объясняю. Представьте себя в рабочем районе, где большинство населения осталось в нашей прошлой жизни, потому что предприятия, где они трудились, в новую жизнь шагнуть не смогли. Соответственно люди смотрят на всякого, кто живет иначе, не очень добрым взглядом. И даже неважно, почему. Нормальный человек чувствует этот взгляд. Это некомфортно.

А теперь спроецируйте эту бытовую ситуацию на людей, которые стали бизнесменами и у которых появились средства, отличные от заработной платы. Это ощущение давит и не отпускает. И желание сделать так, чтобы косые взгляды не создавали дискомфорта, очень высоко. Вот вам первый мотив российской филантропии. Никакое это не покаяние. Тут другое. Это когда ты понимаешь, что для собственного ребенка сделал все, что мог, чтобы он был здоровым, хорошо образован, умел строить отношения с людьми. Очень важное самоощущение.

- Я хочу вернуться к беседе с читателем. Сначала его вопрос показался забавным. Солидный руководитель, большое дело, просит объяснить ему его. Но потом я понял. Он хотел, чтобы ему объяснили нас. Он знает, зачем он помогает, он хочет понять, зачем этим занимаемся мы. И другие. Мы говорили об опасности патерналистского государства, иждивенчества, о том, как важно помогать больным и тем, кто сам активно борется за выживание, за лучшую долю для своей семьи и собственное достоинство.

- Вот вам второй важный стимул благотворительности.

Получая деньги, отличные от зарплаты, и задав в своем деле оптимальную модель отношений, ежедневно сталкиваешься с жизнью за твоим забором. А там все по-прежнему неважно. Да люди собственной судьбой не научились управлять! И если у тебя все нормально с головой, ты понимаешь, что кто-то, кто должен создавать нормальные социальные условия в обществе, не справляется. Отчасти государство, отчасти кто-то из нас. Такой мотивацией проникнуты проекты ЮКОСа. Они направлены на изменение среды, создание возможностей не рыбу получать вовремя, а удочку.

Сейчас я собьюсь на наш опыт. Фонд Потанина платит стипендии двум тысячам самых умных студентов самых лучших вузов. Мы делаем это для того, чтобы они случайно не потерялись по дороге, прежде чем будут востребованы как профессионалы. Очень важно, чтобы они самореализовались. Знаете, как судачат: трудно найти работу, а хорошую еще трудней… А хороших работников раз-два и обчелся.

- Все-таки, что посередине между пресловутыми российскими полюсами филантропии: милостынею и рекламой?

- Филантропия как норма личной гигиены. Каждый человек, как и любая компания, хочет, чтобы окружающие воспринимали его нормальным и правильным. Он умывается, чтобы не пахнуть дурно, одевается, как надлежит, и вообще следует правилам морали людей, среди которых он хочет быть приличным. Я убеждена, что в этом наборе правил есть еще одно, благотворительность. Форма реализации возможна разная, но если человек, компания это правило выполняют, то всем остальным знак - люди нормальные, с ними можно иметь дело.

А потом, эти разговоры о филантропии как о рекламе какие-то несерьезные. Что-то уж очень затратная эта реклама. Уж очень она какая-то, простите, геморройная. Даже ради имиджа. Возьмите ЮКОС. Миллионы долларов вложены в филантропию и что?

- Вот вы растите две тысячи лидеров. Но куда они пойдут потом с вашей удочкой? Дадите работу или это их проблемы?

- Было бы крайне опасно брать на себя их трудоустройство.

Тогда это не удочка, а поводок. 98% наших стипендиатов после окончания вузов и без нас устраиваются по специальности. Для меня дорого, что в своих резюме они ссылаются на наши стипендии. И подлинный успех - это когда работодатель автоматически принимает такие резюме за знак качества. Мы сейчас готовим еще несколько программ. В том числе и для сотрудников Интерроса по поддержке отдельно взятых людей. Хочется дать нашим сотрудникам возможность потратить свой запал на заранее отобранные судьбы (возможно, с вашей помощью!), а не на милостыню в переходах, так как там можно подать не тем и не на то. Понимаете, это все очень не линейно. Я убеждена, это очень правильная модель, когда мы всем миром делаем дела, - что-то дало государство, что-то частное лицо, а что-то компания.

- Нам всем сегодня не достает этого чувства общности.

- Потому что в нас еще нет понимания единой нации. Как только кто-то пытается сделать что-то хорошее, мы тут же обличаем корысть. Так мы обсуждаем дела других людей, так комментируем новости. И просто бьем хорошим людям по рукам. Мы сами себе отказываем в умении понимать мотивы людей.

Благотворительный фонд В. Потанина учрежден в 1999 году. Широко известен стипендиальными программами в области высшего образования. Наиболее крупная — Федеральная стипендиальная программа. По ней определены 67 лучших университетов страны и отобраны 2000 стипендиатов. Стипендии по 1500 руб. в месяц выплачиваются в течение года. Фонд также ведет несколько проектов в области культуры. Подробности на www.stipendia.ru.
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати