• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
7.12.2018
Была бы цель,<br/>
а путь для нее<br/>
найдется
Была бы цель,
а путь для нее
найдется
Катя Богунова и ее дети
26.11.2018
Необычная история<br/>
про велосипед <br/>
для Коли
Необычная история
про велосипед
для Коли
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,398 млрд руб. В 2018 году — 1 464 181 212 руб.
10.08.2018

Колонка «Ъ»

Бюрократия волонтерства

Чем свободный доброволец отличается от системного


Валерий Панюшкин,

главный редактор Русфонда



Исполнительный координатор Программы добровольцев ООН Оливье Адам, выступая этим летом на молодежном образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме», назвал Россию «лидером в организации волонтерской деятельности». И это, похоже, действительно так. Число наших волонтеров теперь измеряется стадионами. Мы создали мощнейшее волонтерское движение. Но эти «мы» – не граждане России, а «мы» – российская государственная машина.

Волонтерство – профессия будущего. Уже довольно скоро, через несколько десятилетий, машины возьмут на себя не только тяжелый физический труд, но и вообще весь труд. Базовый доход, который кажется нам сейчас безумным экспериментом финнов и швейцарцев, станет нормой. Создавать материальные ценности будут машины, а человек будет получать доход просто за то, что он человек. Рано или поздно вся работа, которую делают люди, будет делаться ими бесплатно – не для того, чтобы добыть кусок хлеба, а для того, чтобы внести что-то человеческое в бесчеловечный мир машин.

Все люди на земле станут волонтерами. И вот тут важно разобраться, что это за бесплатная работа, которую следует делать людям, не обремененным добычей хлеба насущного. Кто придумывает работу для волонтеров: люди или машины?

Машины бесчувственны. Они выбирают наиболее прагматический путь решения поставленных задач. Поставь, например, перед машиной задачу вылечить от рака крови ребенка, и машина достигнет цели наиболее действенным способом: введет ребенка в кому на пару месяцев, выкачает из ребенка всю кровь и весь костный мозг, разберет кровь на молекулы, отсеет бласты, закачает здоровую кровь в ребенка обратно, выведет из комы и отправит домой. Все наши сентиментальные представления о том, как следует лечить больного ребенка, машина отметет за ненадобностью. С больным ребенком должна быть мама? Глупости, скажет машина, мама только мешает. К больному ребенку должны приходить волонтеры-художники и рисовать с ним жизнеутверждающие картинки? Ерунда, скажет машина, картинки не нужны – легче ввести в кому. Ребенка должны смешить больничные клоуны и утешать священник? Вот тут машину совсем заклинит, потому что она напрочь не понимает, что такое юмор и что такое вера.

Так вот, работа волонтера и будет сводиться в грядущем мире машин к тому, чтобы сохранить все это наше человеческое: любовь, сочувствие, юмор, веру… Поэтому, входя в этот новый мир, нам надо иметь главное – права человека. Чтобы мы диктовали машинам, как подстроить их алгоритмы под наши гуманистические представления о жизни, а не машины придумывали нам бессмысленные волонтерские занятия, чтобы мы не мешались у них под ногами.

В волонтерстве главное – свободен ли волонтер в выборе своей работы или работу ему навязывает машина, чтобы не сошел с ума от безделья, а занялся чем-нибудь безобидным и ни на что не влияющим.

Да, в России создано грандиозное волонтерское движение. Но нет, это не люди сами себе его придумали, его придумала машина. Потому что государство – это машина. Она приставила нас волонтерить на чемпионате мира, на фестивале молодежи и студентов, на выборах президента или мэра – где угодно махать флажками, красоваться в брендированных футболках, улыбаться гостям и выдавать им паспорта болельщиков. Все что угодно, лишь бы мы не лезли в рационально-безжалостные машинные алгоритмы со своими человеческими представлениями о жизни, со своей болью и состраданием, со своей радостью, со своей любовью, сочувствием, юмором, надеждой и верой.

На этом этапе мы проиграли машине. Когда закончатся чемпионаты и выборы, машина приставит нас коллекционировать марки или дудеть в глиняные свистульки. Надежда только на то, что человеческие чувства – сострадание, надежда, любовь, юмор, вера – присущи нам имманентно. Надудевшись в вувузелы, мы, может быть, вспомним о своей истинной природе, ради которой стоит работать бесплатно. Мы вспомним о ней – и, надеюсь, именно в этот момент машина даст сбой.

Иллюстрация Родиона Китаева


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати