• Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram!
  • Первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли,
  • и о тех, кто нуждается в вашей помощи
Благотворительность в России
14.01.2017
Интервью <br/>Льва Амбиндера <br/>телеканалу РБК
Интервью
Льва Амбиндера
телеканалу РБК
Жизнь. Продолжение следует
13.01.2017
Болезнь, как рыба, <br/>ищет глубину
Болезнь, как рыба,
ищет глубину
Жизнь. Продолжение следует
30.12.2016
Любовь <br/>и внутричерепное <br/>давление
Любовь
и внутричерепное
давление
Колонка «Ъ»

30.12.2016
Осторожный <br/>оптимизм
Осторожный
оптимизм
Яндекс.Метрика
За 20 лет 9,179 млрд руб. В 2017 году — 109 216 480 руб.
6.07.2012

Закон желтой звезды

Госдума обсуждает поправки к закону об НКО



Лев Амбиндер, Валерий Панюшкин –
специальные корреспонденты Русфонда

Сегодня Госдума РФ рассмотрит в первом чтении поправки в закон «О некоммерческих организациях». Разработчик поправок Александр Сидякин (Единая Россия) предполагает, что НКО, получающие иностранные деньги и занимающиеся политикой, должны провозгласить себя иностранными агентами и предоставлять усложненную финансовую отчетность. Практически любая НКО в России, включая Русфонд, может быть под этот закон подведена, а ее деятельность прекращена или ограничена. Лев АМБИНДЕР и Валерий ПАНЮШКИН беседуют о том, как теперь жить.

ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН: Сознайся, Лева, ты агент?

Лев Амбиндер ЛЕВ АМБИНДЕР: Конечно, я агент. Я уже заявлял в кулуарах президентского Совета по правам человека, что теперь получаюсь агент. И ты агент. Конечно, мы занимаемся политикой. Это наш долг. Русфонд – это же не просто благотворительный проект, он еще и журналистский. Вот как раз когда в Думе будут обсуждать поправки к закону, я пойду к вице-премьеру Ольге Голодец на заседание и, если дадут слово, буду говорить о том, как законодатели и министр Голикова не смогли за многие годы наладить софинансирование хотя бы в детском здравоохранении. Это при нехватке-то госбюджета даже на спасение тяжелобольных детей. То есть совместно строить дороги государство и частные предприниматели у нас могут, заводы строить могут, а вот совместно лечить детей государство и благотворители у нас не могут. Я настаиваю, чтобы лечение детей было приравнено хотя бы к строительству дорог. Так Минздрав Голиковой официально обвинил меня в противозаконном вмешательстве в свои дела. Тогда удалось отбиться. Конечно, я занимаюсь политикой. А ты…

Валерий Панюшкин В.П.: А я вообще в Верховном суде РФ отменил указ красноярского губернатора. Без этого указа дети-сироты в Красноярском крае будут теперь получать государственное жилье, которое раньше им не давали. То есть я способствовал разбазариванию государственного жилищного фонда на каких-то там сирот. Ну, как же не агент! Вмешиваюсь в жилищную политику. И в миграционную тоже вмешиваюсь. Помнишь, как туркменской девочке с несовершенным остеогенезом российский вид на жительство делали?

Л. А.: Это Дженнет Базаровой?

В. П.: Да. А с Олей Мещеряковой, помнишь, была эпопея, чтобы ей разрешили ходить в школу? Это я тоже вмешался в образовательную политику. До замминистра образования дошел. Вообще весь проект «Русфонд.Право» – сплошная политика. Потому что правозащита в России – это политика. И новый Орфанный проект Русфонда тоже окончится политикой. Потому что мы же не сможем оплачивать лечение всем детям с орфанными заболеваниями. Значит, пойдем в правительство, будем настаивать на пересмотре бюджетов, на расширении списка орфанных заболеваний, финансируемых из госбюджета.

Л.А.: Более того. Вот мы отправляем детей лечиться за границу. Так мы же хотим, чтобы наши дети, которые едут лечиться, например, в Америку, чтобы они лечились на деньги, собранные в Америке. А дети, которые едут лечиться в Германию, пусть едут на деньги, собранные в Германии. Там множество наших соотечественников, и они хотят помогать нашим детям. Это особенно стало понятно, когда мы вышли на телевидение, на «Первый канал». Сразу множество русских, живущих за границей, захотели подключиться к нашим акциям. Но мы не можем принять у них деньги. По закону мы не можем принять деньги из-за границы от российского резидента. То есть если ты немец, то деньги в Русфонд перевести можешь. А если ты российский гражданин, но живешь в Германии, то прежде чем пожертвовать на благотворительность в России, ты должен сначала доказать, что нерезидент. И доказывают, шлют письменные подтверждения. По-моему, это и несправедливо, и неэтично. Но мы этому правилу следуем, мы же законопослушные. И если жертвователь из-за рубежа письменно не подтвердил, что он нерезидент, то деньги приходится отправлять назад. А по новому закону мы и у немца пожертвование не примем. То есть примем, но тогда мы агенты.

В. П.: А вот скажи, Лева, ты же пытаешься собирать деньги в США и в Германии – у них правда такое суровое законодательство для иностранных НКО, как говорит нам депутат Сидякин?

Л. А.: Правда, Валера. Американские юристы разъяснили мне, что Русфонд не может учредить свой американский филиал. И газета «Коммерсантъ» не может. И вообще иностранцы практически не могут учредить в США некоммерческую организацию. Этот закон американцы приняли в 1938 году, чтобы остановить на своей территории фашистскую пропаганду. Война же начиналась.

В.П.: У нас, похоже, тоже война начинается. Во всяком случае, в голове у депутата Сидякина война с Америкой давно уж идет.

Л.А.: Давеча мы с коллегами из правозащитных организаций и благотворительных фондов обсуждали этот законопроект, так один парень, замечательный такой, вполне себе либерально настроенный, сказал: «Ну, получаете вы иностранные деньги, ну, и что с того? Объявите, что вы их получаете, и продолжайте спокойно получать дальше». Ему ответили, что в Германии 30-х годов тоже так говорили: «Ну, ты же еврей. Ну, так нашей себе желтую звезду и продолжай спокойно жить дальше с желтой звездой». Знаешь, чем кончилось.

В.П.: Знаю.
рассказать друзьям:
?????????
Twitter
Одноклассники

comments powered by HyperComments версия для печати