Яндекс.Метрика
28.06.2013

У Вовы Боровского есть лекарства



21 июня здесь на сайте, в «Коммерсанте», на сайтах «Эхо Москвы», livejournal.com и Здоровье@Mail.Ru мы рассказали историю шестилетнего Володи Боровского из Красноярского края («Фантазер», Виктор Костюковский). У мальчика острый миелобластный лейкоз. Его спасет гаплоидентичная (от мамы) трансплантация костного мозга, которую выполнят в Институте детской гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой (Санкт-Петербург). После пересадки мальчику потребуются противоинфекционные лекарства. Рады сообщить, что вся сумма на покупку лекарств и специального оборудования собрана (1 520 970 руб.). Родители Володи благодарят за помощь. Примите и нашу признательность!


21.06.2013

Фантазер

Шестилетнего Володю Боровского
спасет мамин костный мозг



Вот незадача: без пересадки костного мозга Вовке никак не обойтись, а что пересаживать? Братьев и сестер у него нет, а папа с мамой, как заведено природой, совместимы с ребенком только отчасти. И даже клетки от неродственного донора не спасут. То есть они могли бы спасти, если бы в запасе время было. Время на поиск в международной базе, на активацию донора, если он найдется, – донора ведь надо вызвать, привезти в клинику, обследовать, взять у него костный мозг, а потом еще доставить трансплантат в Петербург… У Вовки на все это времени уже нет.

– Вова, здорово! – протягиваю ему руку.

Он пожимает ее своей забинтованной рукой (а как вы думали, катетеры-то ведь устанавливают по живому!) и, уловив рифму, тут же просит:

– А вот вы скажите «клей».

Я не успел выполнить просьбу, потому что Марина, его мама, покраснела и оборвала:

– Вовка, как тебе не стыдно, нельзя так говорить!

Так я и не узнал, на чем он меня хотел подловить. Придумайте сами.

У Вовки живое лицо, блестящие глаза, шкодная улыбка. Болезнь выдают забинтованные руки, по которым можно догадаться, что ему регулярно переливают кровь, маска на лице. Ну и шапочка, прикрывающая лысинку, волосы ведь от химиотерапии выпадают. Главное же, что выдает Вовкину болезнь, – само его присутствие в Санкт-Петербургском институте детской гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой. Здоровые дети бывают и здесь, но редко.

Вовка Боровский болеет уже два года. Сначала, казалось, ерунда: температура, слабость, пропал аппетит, увеличились лимфоузлы… Родители, запомните: при такой «ерунде» надо сразу добиваться развернутого анализа крови! Вовке сделали такой анализ и поставили диагноз – острый миелобластный лейкоз – через месяц. И это еще хорошо. Все-таки они живут в Красноярске, краевом центре.

– Так ты сибиряк? – спрашиваю Вовку.

– Нет, почему, я русский, – мотает головой.

– Живешь-то в Сибири?

– Я живу в России!

Ну, молодец, что говорить… Не стану же я ему объяснять, что здоровому ребенку жить в России и правда хорошо, а вот больному… Я и маме его не буду этого объяснять. Она уже и сама все понимает. Потому что денег на лечение, которое по Конституции бесплатно, у Вовкиных родителей нет. Но об этом потом.

В Красноярске Вовку лечили хорошие врачи, и уже тогда они делали это в содружестве с питерскими докторами, консультировались с ними. Почти на год болезнь ушла, потом вернулась. Вовку снова вывели в ремиссию и отправили в Петербург решать дальнейшую его судьбу. Лейкоз обманул даже бдительных питерских врачей, они решили, что можно пока обойтись без трансплантации. Марина с сыном вернулись в Красноярск, но через месяц вернулся и рак: второй рецидив!

Фотографирую Вовку, он тут же достает свой фотоаппарат, с гордостью сообщает, что он «тоже без пленки», и фотографирует меня, мы смотрим друг у друга снимки и смеемся.

Потом мы с Мариной разговариваем, а Вовка, моментально освоившись в незнакомом месте (они первый день в Питере), нарезает круги по коридорам института. Марина говорит мне, что он вообще вот такой – на месте усидеть не может. И что он обожает всяких человеков-пауков, суперменов, все и всяческие фэнтези. Думаю, как мне его назвать: фэнтезист? Фэнтези-бой? Да ладно, по-русски привычнее и звучит лучше: фантазер.

Фантазер уже спрятал фотоаппарат и наставляет на меня оружие, не то лазерный бластер, не то диковинного вида водный пистолет. Я вполне натурально пугаюсь. Спасибо, оружие не заряжено. Как говорится, во время фотосессии ни один корреспондент не пострадал.

Там, в Красноярске, вывести его из второго рецидива не удалось. Не удается пока и в Петербурге. Марина и Вовка вышли проводить меня на крыльцо института. Сейчас они вернутся в клинику и их госпитализируют, в этот же день начнут противорецидивное лечение. И при первом же подходящем случае сделают трансплантацию костного мозга, другого выхода нет.

И времени нет. Поэтому костный мозг возьмут у мамы. Как уже сказано, они с Вовкой совместимы только отчасти, и потому такая трансплантация (она называется гаплоидентичной) очень опасна. Будет сделано все, чтобы снизить ее риск, для этого нужно специальное оборудование. Для этого нужны и особенно эффективные лекарства, а они безумно дороги.

Марина уже знает, сколько денег нужно на все-про все. Она понимает, что без вас, наши читатели, ей таких денег не собрать. Она младший воспитатель в детском саду, и я даже стесняюсь спрашивать, какая у нее зарплата. Да и что спрашивать, если она давно уже не работает! А вот муж – да, он настоящий мужик, и профессия у него мужская: шофер-дальнобойщик! Только вот зарплата такая, что на лечение сына надо копить годы и годы. А у Вовки дни – и те наперечет.

Если мы с вами соберем деньги на специальное оборудование и лекарства, у Вовки шанс есть.

А если не соберем…

Впрочем, вот это как раз из области фантастики. У нас с вами за долгие годы такого случая, чтобы не собрать, еще не было.

Виктор Костюковский
Фото автора


Для спасения Володи Боровского не хватает 897 181 руб.


Заведующая отделением Института детской гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Наталья Станчева (Санкт-Петербург): «Володя сейчас внешне бодр и подвижен, но на самом деле состояние его тяжелое. Мы проведем противорецидивную химиотерапию, чтобы добиться ремиссии, и сразу после – гаплоидентичную трансплантацию. Для выделения совместимых клеток из маминого костного мозга необходимо специальное оборудование. Кроме того, поскольку риск рецидива велик, после трансплантации планируем провести закрепительное лечение. Поскольку это самый опасный вид трансплантации, то понадобится мощная сопроводительная терапия от инфекций. Сама трансплантация бесплатна для пациентов, а вот все остальное родителям придется покупать».

Для подготовки трансплантации потребуются два набора оборудования для выделения клеток общей стоимостью 602 931 руб. Стоимость высокоэффективных противовирусных препаратов составляет 844 250 руб. То есть для спасения Володи Боровского требуется 1 447 181 руб. Наш партнер ОАО АКБ «Международный финансовый клуб» перечислит 550 тыс. руб. Таким образом, не хватает 897 181 руб.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Володю Боровского, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Володиной мамы – Марины Викторовны Петуховой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда (Российского фонда помощи)

Как помочь



Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое
⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney