• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
24.05.2013

Есть деньги на лекарства
для Насти Случаевой



17 мая здесь на сайте, в «Коммерсанте», на сайтах «Эхо Москвы», livejournal.com и Здоровье@Mail.Ru мы рассказали историю десятилетней Насти Случаевой из Санкт-Петербурга («Наладить государство», Валерий Панюшкин). У девочки тяжелое заболевание кроветворной системы – апластическая анемия. В конце апреля Насте трансплантировали костный мозг от неродственного донора в Институте детской гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой (Санкт-Петербург). Сейчас состояние Насти стабильное, но показатели крови еще низкие, и нужно принимать противоинфекционные препараты для профилактики опасных осложнений. Рады сообщить: вся необходимая сумма на лекарства собрана (1 437 804 руб.). Настины родители благодарят всех за помощь. Примите и нашу признательность!


17.05.2013

Наладить государство

Насте Случаевой нужны лекарства



Девочке десять лет. У нее апластическая анемия, и месяц назад ей провели трансплантацию костного мозга от неродственного донора. Теперь, разумеется, начались грибковые и инфекционные осложнения. Чтобы поправиться, девочке нужны дорогие антибиотики и противогрибковые препараты. ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН рассказывает про Настю актрисе ТАТЬЯНЕ ЛАЗАРЕВОЙ.

Татьяна Лазарева: А трансплантацию Насте делали по квоте? За государственный счет?

Валерий Панюшкин: Саму операцию, разумеется, за государственный счет. Но поскольку речь идет о неродственной трансплантации, то поиск и активацию донора, разумеется, оплачивали благотворители. Но я о другом хотел спросить. Вы любите находить аналогии между человеческим организмом и организмом общества? Вам интересно думать про то, как рифмуются болезни общества с человеческими болезнями?

Т.Л.: В смысле?

В.П.: Я подумал, вам, как участнику оппозиционного движения, будет любопытно, что апластическая анемия подобна болезненной политической жизни. Апластическую анемию можно описать как противостояние власти и оппозиции. В роли власти – кровь, иммунная система человека. В роли оппозиции – костный мозг. Костный мозг творит новые кровяные клетки, а иммунная система воспринимает эти клетки как враждебные организму и уничтожает. Сначала врачи пытаются подавить иммунитет. При помощи иммуносупрессоров не дают иммунной системе душить новые кровяные клетки. Но если апластическая анемия не проходит от этого, то врачи делают трансплантацию костного мозга. В надежде на то, что новый костный мозг будет производить клетки крови, которые иммунная система не считала бы враждебными. Иными словами, если не получилось приструнить власть, врачи тогда меняют оппозицию, лишь бы власть и оппозиция в борьбе друг с другом не уничтожили организм.

Т.Л.: Я никогда не думала, рифмуются ли человеческие болезни с общественными. Когда речь идет о болезни ребенка, тут не до рифм. У меня всегда возникает очень трагическое чувство, и мне всегда непонятно, за что ребенку эта болезнь и почему именно ребенку. Хочется найти причины и помочь в решении проблемы. Если можно помочь деньгами – это прекрасно. Это самое простое.

В.П.: Зачем вы думаете о причинах болезни?

Т.Л.: У меня непонимание какое-то вообще ситуации на планете. Что-то странное происходит. Мне кажется, болеет очень много детей. И мне кажется, это потому так, что в наших головах происходит что-то неправильное. Поскольку я живу вместе со всеми в это время и в этом месте, хочется понять, что изменить в себе в первую очередь. А пока я не поняла, приходится бороться не с причинами, а со следствиями.

В.П.: Вы правда думаете, что детских болезней стало больше? Может быть, просто информации стало больше? Мы просто получили возможность узнать, что вот есть в Петербурге девочка Настя, которой срочно нужен миллион на лекарства.

Т.Л.: Возможно. Информации стало больше. У меня особенно, потому что я помогаю фонду «Созидание». Но все равно мне кажется, что появилось много новых болезней. Какие-то новые неприятные болезни, с которыми мы будем сталкиваться все больше и больше. Пока не изменим свое поведение. Я имею в виду не только в России, а вообще на земле.

В.П.: Что примерно надо поменять по-вашему?

Т.Л.: Если говорить громкими словами, то надо отказаться от потребительского отношения ко всему на свете. Перестать потреблять все подряд. Стараться отдавать. Раз уж вы заговорили про оппозицию, то вот, мне кажется, попытка поменять что-то. Попытка как-то взять на себя ответственность за то, что происходит вокруг. Я надеюсь, мы стоим на каком-то верном пути. Рано или поздно мы научимся не бояться ответственности за себя, за свою страну, за природу, за планету.

В.П.: Как эта ответственность может превратиться в лечение детям?

Т.Л.: Не знаю. На каком-то метафизическом уровне. Начать хоть с экологии. Даже мне, бесконечно далекому от медицины человеку, понятно, что дозы антибиотиков, которые уходят в канализацию, а потом возвращаются к нам с водой, таковы, что маленькому человеку требуются все новые и новые, все более и более сильные антибиотики.

В.П.: Антибиотики действительно требуются Насте. Государство оплачивает трансплантацию, но не оплачивает лечение неизбежных осложнений. Как объяснить государству, что Настино лечение стоит на миллион дороже, чем государство думает?

Т.Л.: Вопрос шире: как объяснить государству, что оно должно любить людей. Или хотя бы относиться с вниманием к людям. Вот как это объяснить, я не знаю. Наверное, должны появиться законы, которые будут неукоснительно соблюдаться. Наверное, государство нельзя научить любить, оно – машина. Его, наверное, можно наладить так, чтобы следило за здоровьем своих граждан.

Фото Виктора Костюковского
и Василия Шапошникова.


Для спасения Насти Случаевой не хватает 987 804 руб.


Заведующая отделением Института детской гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Наталья Станчева (Санкт-Петербург): «У Насти апластическая анемия тяжелой степени. Обычно при этой болезни применяют терапию для подавления иммунной системы, которая фактически работает против клеток собственного костного мозга. Но в Настином случае такое лечение не принесло успеха. Самочувствие девочки ухудшалось. В 2011 году обследование выявило, что анемия трансформировалась в миелодиспластический синдром, опасное неустойчивое состояние, которое в свою очередь может перейти в лейкоз. Поэтому мы рекомендовали трансплантацию костного мозга. В международном регистре был найден полностью совместимый донор, и 26 апреля проведена пересадка. Анализы крови еще низкие. Сейчас крайне важна профилактика вирусных, бактериальных, грибковых инфекций, которые представляют серьезную опасность для Насти в этот период».

Стоимость необходимых лекарств 1 437 804 руб. Наш постоянный партнер компания «Ингосстрах» перечислит 450 тыс. руб. Таким образом, не хватает 987 804 руб.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Настю Случаеву, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и президент фонда Лев Амбиндер) или на банковский счет Настиной мамы – Ирины Анатольевны Лемницкой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда (Российского фонда помощи)







Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати