• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
26.04.2013

Ярославль ждет Кирилла Кукушкина в мае



19 апреля здесь на сайте, в «Коммерсанте», на сайтах «Эхо Москвы», livejournal.com и Здоровье@Mail.Ru мы опубликовали историю двухлетнего Кирилла Кукушкина из Ивановской области («Дружественный интерфейс», Валерий Панюшкин). У мальчика левосторонний акушерский паралич, повреждено плечевое сплетение. Помочь Кириллу берутся в больнице имени Н.В. Соловьева (Ярославль). Несколькими операциями врачи намерены вернуть двигательную активность плеча. Дорогие друзья, рады сообщить, вся необходимая сумма для оплаты лечения собрана (590 тыс. руб.). Клиника ждет мальчика в мае. Кукушкины благодарят за помощь. Примите и нашу признательность!

19.04.2013

Дружественный интерфейс

Кирилла Кукушкина спасет операция



Мальчику два года. У него акушерский паралич Дюшена-Эрба. Проще говоря, из-за тяжелых и долгих родов парализована и неестественно вывернута левая рука. Лечить паралич Дюшена-Эрба принято консервативными методами – физиотерапия, массаж, иглоукалывание. Но консервативными методами паралич Дюшена-Эрба не лечится. Лечится хирургически: разрезают, перешивают мышцы, связки и, главное, нервы. Беда только в том, что хирургически паралич Дюшена-Эрба в России лечить не принято. ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН рассказывает про Кирилла кинорежиссеру ПАВЛУ БАРДИНУ.

– У вас два дня назад родилась дочка, поздравляю. Ничего, что я вам, молодому папаше, вот так с налета рассказываю про тяжелые детские болезни?

– Ничего, у меня, конечно, как у любого родителя, есть страхи из серии «а что делать, если», но я стараюсь не избегать их. Конечно, я не читаю про все подряд детские болезни во всех подробностях, не могу сказать, что с головой погружаюсь в медицинские справочники или регулярно помогаю чужим больным детям, но совсем избегать мыслей о том, что дети болеют, не получается да и не нужно.

– Вы слыхали прежде слова «паралич Дюшена-Эрба»?

– Мне встречалось это слово в какой-то прежней вашей статье.

– Вы считаете, молодым родителям надо знать побольше про опасности, которые могут поджидать ребенка? Или молодым родителям надо думать только о хорошем?

– Мне кажется, должна быть мера и грань, как во всем. Каждый выбирает для себя сам меру своей информированности. Кто-то, например, не может присутствовать при родах. Есть семьи, которые из суеверных соображений позволяют себе только позитивные мысли. Но все равно же есть какие-то истории, которые на слуху. Эвелина Бледанс и ее ребенок, фонд «Даунсайд Ап»... Как-то все равно вырабатываешь свое отношение. Может быть, у меня это с профессией связано – придумывать истории и воображать себе, что я бы сделал, если... Я часто воображаю себе, как бы повел себя, если бы мой ребенок оказался тяжело болен. Тут важно не знание симптомов, а готовность к тому, что вот родится ребенок, с которым что-то не так. Сможешь ты его любить? Или откажешься от него? Легко, конечно, рассуждать, когда все здоровы. И по-настоящему ценно не мое мнение, а мнения родителей, которые через это прошли.

– Вероятней всего, хирургическое лечение – лучшее, что можно предложить ребенку с параличом Дюшена-Эрба. Во Всеобщей конвенции о правах ребенка черным по белому написано, что ребенок имеет право получать наилучшее возможное лечение. Тем не менее стандарты лечения определяются традицией, циркулярами Минздрава, подготовленностью врачей – чем угодно, только не наивысшей эффективностью лечения. Что делать, чтобы наши дети получали лучшее лечение из возможных?

– У меня два совета. Теоретический и практический. Практический совет – больше зарабатывать. Только такой способ выживать и обеспечивать будущее своих детей я вижу в России. А теоретически – надо улучшать законы, которые регулируют стандарты медицинской помощи. Законодатели должны работать в этом направлении вместо того, чтобы печатать законы, которые они нам печатают. К сожалению, это общая проблема. Если ты обращаешься за помощью к государству, качество помощи всегда оставляет желать лучшего. Я с ходу могу вспомнить миллион случаев со знакомыми, и комичные, и страшные. И ничего не меняется с советских времен.

– Во многих сферах здравоохранения значительного улучшения качества лечения добились пациентские организации. Так вот, в случае Кирилла какая должна быть создана пациентская организация? Объединение пациентов с параличом Дюшена-Эрба? Или объединение молодых родителей вне зависимости от того, здоровы их дети или больны?

– В мое поле зрения деятельность пациентских организаций не попадала. Я никогда не сталкивался с солидарностью пациентов. Но если рассуждать логически, тем более с точки зрения человека, который работал в медиа, пациентские организации должны, конечно, создаваться не по одному узкому поводу. Тогда каждому пришлось бы быть членом ста организаций, потому что дети болеют разными болезнями. Другое дело, что самоорганизация людей по диагнозам – это естественно, хотя бы на уровне чатов и форумов. Это менее эффективно, но более естественно.

– В какую организацию молодых родителей вы бы вступили? На какие солидарные действия вы лично готовы?

– Меня бы привлек, как и в любой организации, костяк людей, которые умеют администрировать и делать понятный рабочий интерфейс. Если это будет что-то похожее на Демократор.ru, только про детское здоровье и с возможностью благотворительности, мне кажется, было бы здорово. Про пациентскую организацию в первую очередь должно быть понятно, что это может быть полезно твоим детям. И если ты хочешь помогать кому-то, это должно быть удобно. И если есть понятный интерфейс, то быстро соберется комьюнити.

Фото из архива семьи Кукушкиных
и Ольги Лавренковой


Для спасения двухлетнего Кирилла Кукушкина
не хватает 590 тыс. руб.


Рассказывает заместитель главного врача больницы имени Н.В. Соловьева Юрий Филимендиков (Ярославль): «Во время родов Кириллу повредили левое плечевое сплетение. Из-за той травмы левая рука мальчика согнута в локте, а плечо находится в неподвижном состоянии. Кирилл не может поднять руку, отвести ее в сторону, назад. Чтобы восстановить двигательную активность левого плеча, мы наметили несколько операций по пересадке сухожилия широчайшей мышцы спины. Это лечение позволит Кириллу полноценно развиваться, он сможет обходиться в быту без посторонней помощи».

Ярославская больница выставила Кукушкиным счет на 590 тыс. руб. Родные Кирилла не в состоянии его оплатить.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Кирилла Кукушкина, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и президент фонда Лев Амбиндер) или на банковский счет мамы Кирилла – Юлии Вячеславовны Кукушкиной. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда (Российского фонда помощи)






Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати