Яндекс.Метрика
5.09.2008
ПОДАРИ СЛУХ
Пятилетней Наташе Захаренковой срочно нужна операция против глухоты

Если не найти миллион рублей, пятилетней Наташе Захаренковой из Смоленска не купят чип для вживления в ухо. Если чип не вживить сейчас, Наташа никогда не заговорит. При ее глухоте пять лет – это тот крайний возраст, когда ребенка еще можно научить говорить, возвратив ему способность слышать. Считается, к пяти годам человеческий мозг обычно утрачивает эту способность, если ребенка не удалось разговорить раньше. Врачи утверждают, что у Наташи еще есть буквально несколько месяцев.

Наташа Захаренкова Наташа в свои пять лет находится в критическом возрасте для кохлеарной имплантации. Кохлеарная имплантация – это такая операция, при которой неслышащему вживляют чип, и человек обретает слух. Тут очень важна своевременность операции. Считается, лучше всего такая имплантация показана ребятишкам до трех лет. Большинство из них, получив при помощи электроники способность слышать, легко обучаются речи и к семи годам идут в общеобразовательные школы, как все остальные дети. Если ребенок не заговорил до трех лет, эта способность мозга обучаться голосовой речи уменьшается с каждым годом. А после пяти лет она окончательно утрачивается. Если ребенок не слышит сам себя, не слышит окружающих, он и повторить правильно ничего не сможет.

Так что у Наташи Захаренковой буквально каждый день на счету. Оперировать надо, пока сохранены речевые функции, а у Наташи, к счастью, как показывают обследования, они еще не утрачены.

– Если ребенку успели сделать операцию до пяти лет, то его шансы попасть в обычную школу оцениваются в 60-70 %. А вот насчет детей постарше у врачей статистики, наверное, нет, – говорит мне Наташина мама Елена.

Заведующая поликлиникой Российского научно-практического центра аудиологии и слухопротезирования Наталья Бражкина рассказывает, что при назначении ребенку кохлеарной имплантации врачи учитывают многие факторы: возраст наступления и сроки глухоты, сопутствующие патологии, использование слуховых аппаратов, занятия по развитию речи. Так вот, Наташе кохлеарная имплантация показана. С 2006 года она наблюдается в Центре аудиологии и слухопротезирования, стоит там в очереди на бесплатный имплантат. Кохлеарная имплантация у нас в стране проводится полностью за счет государства. Однако вся беда в том, что на госбюджетные деньги имплантов ежегодно закупается меньше потребностей. И часть ребятишек так и остаются на всю жизнь глухими, если родителям не удалось самим приобрести имплант. Он стоит 980 тыс. руб. Из родителей у Наташи осталась только мама. У отца Наташи не выдержало сердце, когда дочке в полтора года поставили вот этот диагноз: «врожденная нейросенсорная тугоухость четвертой степени».

Елена Захаренкова работает в смоленской гимназии учительницей начальных классов, а две ее маленькие дочки – Наташа и Надя, – вернувшись из детских садов, сидят дома с бабушкой и дедушкой.

Надя младше Наташи и, к счастью, она хорошо слышит и говорит.

Несмотря на эту разницу, девочки хорошо играют вместе.

Наташа Захаренкова Вот Наташа входит в комнату в белом халате с красным крестом на рукаве. В ее чемоданчике необходимые, чтобы лечить людей, инструменты - фонендоскоп, чтобы слушать хрипы в груди, деревянная палочка, чтобы смотреть горло, пластмассовый секундомер с нарисованной стрелкой, чтобы измерять пульс.

«На-а», – говорит Наташа сестре и кивает ей головой, чтобы та села.

Надя садится. Послушно, не дожидаясь просьбы, Надя протягивает руку для измерения пульса. Наташа молча измеряет пульс и с серьезным видом кивает, давая понять, что все в порядке. Потом она достает лопаточку и дотрагивается до языка Нади, которая без лишних напоминаний заранее открыла рот.

«А-а-а», – говорит Наташа и сурово грозит пальчиком.

Надя грустнеет, она понимает, что заболела.

Дальше происходит странное: Наташа вынимает из ушей маленькие вкладыши, из-за ушей достает слуховые аппараты, что-то там отключает и вставляет в уши трубочки фонендоскопа. Потом она прислоняет прибор к Надиной груди, а та долго и усиленно дышит, стараясь изо всех сил, чтобы сестра хоть что-нибудь услышала.

Наташа напряженно слушает, хмурится, а потом улыбается.

«Мо-о-о», - радостно выговаривает она название лучшего лекарства от кашля. Надя тоже улыбается, а вместе с ними бабушка, дедушка и я.

Наблюдая эту немногословную игру, каждый про себя надеется, что цифровые слуховые аппараты Наташе скоро заменят на имплант. Для этого во внутреннее ухо Наташи вживят электрод, за ухо поставят приемник-стимулятор, от чего энергия звукового колебания превратится в электрический импульс и таким образом дойдет до слухового нерва. Грубо говоря, это и будет кохлеарная имплантация.

Тогда Наташа и без фонендоскопа услышит, как дышит ее младшая сестренка и как бабушка тихим голосом читает сказки. Тогда Наташа легко различит шепот маминого поцелуя и сможет отчетливо сказать в ответ: «Спокойной ночи, мамочка».

Ольга КОРШАКОВА



ДЛЯ СПАСЕНИЯ 5-ЛЕТНЕЙ НАТАШИ ЗАХАРЕНКОВОЙ
НЕ ХВАТАЕТ 780 ТЫС. РУБ.

По словам заместителя директора по лечебной и реабилитационной работе Российского научно-практического центра аудиологии и слухопротезирования Николая Дмитриева, «у Наташи сенсоневральная тугоухость четвертой степени и критический для кохлеарной имплантации возраст». Если не сделать операцию сейчас, буквально еще в этом году, то потом будет поздно.

Господин Дмитриев считает, что Наташа хорошо развита и «у нее хороший речевой потенциал». Наташин сурдопедагог тоже дает хорошее заключение. Однако в прошлом году в этом Центре в листе ожидания было 455 детей, а импланты получили только 105. В первую очередь аппаратики достаются пациентам, перенесшим менингит и уже владеющим речью. «Наша Наташа Захаренкова с ее врожденной тугоухостью, к сожалению, является пациентом второй очереди».

Дорогие друзья! Поставщик импланта выставил Захаренковым счет на 980 тыс. руб. Зарплаты Наташиной мамы – учительницы, пенсий ее бабушки и дедушки на покупку импланта, конечно же, не хватит. Как всегда одна из дружественных Русфонду компаний внесла 200 тыс. руб. Таким образом, не хватает еще 780 тыс. руб.

Бархатный сезон еще в разгаре, и многим из наших постоянных читателей интернет сейчас просто недоступен. Поэтому пусть вас не смущает солидность недостающей суммы. Любой ваш взнос будет принят с благодарностью. Пожертвования можно перевести Наташиной маме Елене Эдуардовне Захаренковой на сберкнижку, открытую в одном из московских отделений Сбербанка, или в благотворительный фонд «Помощь» (учредители ИД «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер), получив предварительно у нас реквизиты. А можно воспользоваться нашей системой электронных платежей и сделать пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое
⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк ЮMoney