Яндекс.Метрика
23.05.2008
ТЕПЕРЬ МОЖНО И В ГЕРМАНИЮ

10-летний Руслан Ковинько вместе с его опекуном Игорем Димитриченко могут отправляться в Германию, в Берлинский кардиоцентр. Наши читатели собрали всю сумму, необходимую для оплаты обследования Руслана и операции на сердце. Мы опубликовали историю этого мальчика 15 мая на сайте и в газете «Коммерсантъ», и вот деньги собраны и теперь малышу вместе с опекуном надо готовиться к поездке.

У Руслана один из редко встречающихся тяжелых пороков сердца. Он уже перенес две операции в Москве, теперь предстоит третья заключительная в Германии. Мы будем следить за развитием событий.


16.05.2008
РОБКОЕ СЕРДЦЕ
Руслану Ковинько нужна операция в Германии

Мальчику десять лет. У него врожденный порок сердца, множественные дефекты межжелудочковой перегородки и дисплазия митрального клапана. Он тихий, как все сердечники. Ему сделали две операции в России: первую – в восемь месяцев, вторую – в четыре года. И ему нужна еще третья операция – в Германии. Сказать, что у его семьи нет на эту операцию денег, значит, не сказать ничего.

Руслан Ковинько – Слава Богу, слава Богу, – говорит Александра Федоровна. – Слава Богу, стало полегче.

Александра Федоровна приходится Руслану двоюродной прабабушкой. Ей восемьдесят лет, и вот уже пять лет Руслан живет с нею. Мама Руслана... нет, мы ничего не будем говорить про маму Руслана, кроме того непреложного факта, что она лишена родительских прав. До четырех лет Руслан жил с бабушкой. Бабушка была больна сахарным диабетом. Пять лет назад бабушка и внук попали в больницу одновременно. Бабушке ампутировали ногу, пораженную диабетической гангреной. Мальчику делали вторую операцию на сердце. Он был совсем еще маленький, но помнит, как проснулся в реанимации, и как изо рта у него торчали пластмассовые трубки.

По утрам Александра Федоровна ездила в кардиологический центр к Руслану, и ухаживала, как могла за мальчиком с пластмассовыми трубками во рту. После обеда Александра Федоровна ехала в больницу к своей племяннице, Руслановой бабушке. Обрабатывала ей пролежни. А та хватала Александру Федоровну за руки и просила поклясться, что Александра Федоровна не оставит мальчика и не позволит органам опеки определить мальчика в детдом.

– Он не выживет в детдоме, – говорила племянница Александры Федоровны и Русланова бабушка.

А на следующее утро Александра Федоровна ехала к Руслану в кардиоцентр, смотрела на мальчика с пластмассовыми трубками во рту и очень хорошо понимала, что мальчик действительно не выживет в детдоме.

Потом Русланова бабушка умерла, а выписавшегося из больницы Руслана забрали в приют. Александра Федоровна ходила в органы опеки и умоляла там позволить ей стать Руслану опекуном. Но там не позволяли. По закону опекун не может быть пожилым. По закону опекун должен быть молодым и полным сил человеком, про которого логично думать, что он доживет до совершеннолетия ребенка. А Александре Федоровне уже тогда было семьдесят пять лет. Еще по закону опекун должен иметь средства на воспитание ребенка. А у Александры Федоровны ничего не было, кроме пенсии.

– Слава Богу, – говорит Александра Федоровна. – Стало полегче. Раньше у меня была пенсия тысяча четыреста, а теперь прибавили. Стало тысяча шестьсот. Стало полегче.

Дело разрешилось тем, что крестный Руслана согласился стать его опекуном, но живет мальчик все равно с Александрой Федоровной. И действительно стало полегче.

Руслан Ковинько Мальчика определили в православную школу. Он живет там с понедельника по пятницу. Там кормят, и там дают одежду. В школе у Руслана появился друг по имени Гоша. Однажды этот Гоша с отцом даже приезжал к Руслану в гости. Это было впервые в жизни мальчика, что кто-то пришел к нему в гости. И еще Гоша подарил Руслану «Геймбой», карманную электронную игру, на экране которой можно гонять автомобильчики. Теперь у Руслана есть игрушка. Игрушка ему так нравится, что, когда мы пришли, Руслан даже просил нас сфотографировать его с игрушкой. На память, как фотографируются со знаменитостью или на фоне Ниагарского водопада.

Правда, в православной школе не разрешают играть в электронные игрушки. Зато там показывают кино. И Руслан впервые смотрел там кино. И еще в школе есть бассейн. Очень хороший бассейн, в котором очень хорошо купаться. Но Руслану купаться нельзя. И в спортивном зале заниматься нельзя. И на детской площадке нельзя играть в подвижные игры, хотя там, в школе, хорошая детская площадка.

А пару месяцев назад брат Русланова опекуна и крестного уехал с семьей на два года на Сахалин и пустил Руслана и Александру Федоровну пожить в своей квартире. Там, в этой квартире, полно игрушек, оставшихся от хозяйских детей. Руслан, правда, в них не играет, потому что боится сломать, но зато на игрушки можно смотреть, сколько хочешь, и они красивые. И они не сломаются, если на них просто смотреть.

И еще у Руслана теперь есть стол. Свой собственный стол, на котором можно разложить тетрадки и читать книжки. Только очень аккуратно, чтобы, не дай Бог, не порвать, потому что книжки чужие и очень дорогие. Некоторые стоят даже пятьдесят рублей.

А еще в эту квартиру, где они теперь живут, Александра Федоровна принесла свои сковородки. Потому что сковородки тут все тефлоновые. Александра Федоровна ужасно боится поцарапать тефлоновую сковородку, потому что вот так поцарапаешь случайно и потом за год не расплатишься.

Так и живут. А теперь представьте себе, что им нужно тридцать шесть тысяч евро на операцию в Германии.

Валерий ПАНЮШКИН,
специально для Российского фонда помощи.


ДЛЯ СПАСЕНИЯ 10-ЛЕТНЕГО РУСЛАНА КОВИНЬКО
НЕ ХВАТАЕТ 1 062 800 РУБ.

Руслан Ковинько и Александра Федоровна Киреева живут в Московской области, но у Московской кольцевой дороги, так что у Александры Федоровны много знакомых москвичей. Они-то и помогли списаться с Берлинским кардиоцентром, который берется оперировать Руслана.

Как заявил нам берлинский кардиохирург Станислав Овруцкий, Руслану давно необходима эта третья операция: «У этого малыша тяжелый порок сердца – вариант единственного желудочка, транспозиция магистральных артерий, двойное отхождение сосудов от правого желудочка, множественные дефекты межжелудочковой перегородки, дисплазия митрального клапана. Это так называемый «синий» порок. Две операции позади, необходима еще одна. Она станет заключительным этапом хирургического лечения и позволит наладить кровообращение, увеличить насыщение крови кислородом, снизить нагрузку на сердце. В случае операции прогноз благоприятный: уйдут одышка и синюшность, мальчик будет вести относительно нормальный образ жизни".

Берлинская клиника выставила счет на €36 тыс. Сюда входит стоимость пребывания в кардиоцентре, обследования, операции и послеоперационного ухода. Как всегда наш постоянный партнер инвестиционная группа «Капиталъ» внесет 262 тыс. руб. Таким образом, не хватает еще 1 062 800 руб. Это серьезная сумма, поэтому дорог буквально каждый пожертвованный рубль. Немецкая клиника готова принимать благотворительные взносы в евро суммами не менее €5 тыс. Пожертвования в рублях можно перевести на московский лицевой счет в Сбербанке официального опекуна Руслана – Игоря Викторовича Димитриченко (он и отправится с мальчиком в Германию) либо в благотворительный фонд «Помощь» (учредители ИД «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер), отчет гарантируется. Все реквизиты есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments