Яндекс.Метрика
12.10.07
КАТЮША РИСУЕТ ЦВЕТЫ, БАБОЧЕК И СЕБЯ С МАМОЙ

30 марта года мы рассказали о четырехлетней Кате Тонковой, с которой стряслась большая беда: ретинобластома, попросту говоря, рак глаза. В 31-ю горбольницу Санкт-Петербурга, где поставили правильный диагноз, Катюша попала, когда один глаз у нее уже был удален. Врачи спасали второй глаз и саму Катину жизнь: после химиотерапии, как это всегда бывает, у нее в легких развилась смертельно опасная грибковая инфекция, и помочь мог только препарат кансидас, один флакон которого стоит 17 тыс. руб. А для Кати надо было 60 флаконов, на 1,02 млн. руб.

Катя Тонкова Дорогие друзья, вы тогда помогли врачам спасти Катюшу, очень быстро собрав денег вдвое больше. И Катиным кансидасом удалось пролечить еще троих ребятишек: Сашу Васильева, Славу Чистякова и Жасура Хамдамова.

Диля, мама Кати, говорит мне:
- С детства привыкаешь к словам «мир не без добрых людей». Так привыкаешь, что теряется всякий смысл. Ну, слова и слова. Но вот когда к тебе, к твоей дочери приходит беда, только тогда понимаешь их цену. Обязательно передайте этим добрым людям, вашим читателям, мою благодарность. Они действительно спасли Катюшку. Так жаль, что я не знаю их адресов и фамилий. Нам очень повезло и с больницей, с детским онкогематологическим отделением, с его заведующей Маргаритой Борисовной Белогуровой. Там все, от врача до няньки, когда работают, на время не смотрят.

Мы гуляем возле дома Тонковых. На дворе холодно, но Катя явно для меня снимает с головы шапочку. Катя демонстрирует мне свою новую прическу. У Кати выросли волосы. Для нее это самый важный результат лечения.

- Ты по-прежнему любишь рисовать? - спрашиваю я.

- Да.

Я еще с марта знаю: Катюша немногословна.

- А что ты сейчас рисуешь? Кошек, собак? Деревья? Принцесс?

- Ну, это я не очень-то умею…

Диля за нее отвечает:

- Сейчас Катя любит рисовать цветы, бабочек и себя с мамой.

- Все такая же серьезная?

- Да, очень серьезная. Недавно мы смотрели трансляцию благотворительного концерта, там рассказывали разные тяжелые истории о таких же ребятишках. Так вот, Катя отвлекалась только во время концертных номеров. Зато когда рассказывали о детях, бросала все и внимательно слушала.

Последнее обследование показало, что основная Катина болезнь вылечена и очаги в легких затянулись, а их было два десятка. После больницы Катя с мамой побывали в санатории под Питером и еще в Москве: там Кате поставили новый глазной протез. Этот протез сейчас - большие хлопоты: девочка растет, и протез надо менять каждые полгода. Но что эти хлопоты по сравнению с главным: угроза жизни теперь позади.

Галина Радулеску, лечащий врач Кати, уверенно говорит:

- У Катюши сейчас полная ремиссия, она не получает никакой терапии. У нее очень высокий шанс стать абсолютно здоровым человеком.

- Абсолютно? - сомневаюсь я.

- Да, совершенно здоровым. Конечно, надо будет постоянно наблюдаться, чтобы в случае чего врачи могли вовремя принять меры. Сейчас это раз в два месяца, потом раз в полгода, потом раз в год. Но ведь обследовать периодически надо всех детей, в том числе и самых здоровых. Недавно на симпозиуме в Осло утверждалось, что к 2020 году каждый восьмой житель планеты будет из числа детей, вылеченных от рака. Вот почему так важно наблюдать, вовремя лечить и качественно реабилитировать вылеченных детей. Вот так и вырастим здоровое поколение.

В 2020 году Кате исполнится семнадцать, и она вряд ли будет знать, что тоже - «каждая восьмая».

- Если бы Кате сразу был поставлен точный диагноз, - говорит Галина Георгиевна, - удалось бы сохранить глаз, и сейчас девочка вообще уже забыла и о вас, и о нас, и о своей болезни.

Тогда, в марте, я спросил Катю, сколько у нее было дней рождения, и она, удивившись вопросу, ответила: «Да один! Сколько же у человека может быть дней рождения?!»

Скоро она поймет, что день рождения бывает каждый год.

Пусть их у нее будет как можно больше.

Виктор КОСТЮКОВСКИЙ,
специально для Российского фонда помощи.
Фото автора.


20.04.2007

Грибковая инфекция больше не грозит Кате Тонковой из Петербурга. Мы представили вам историю этой четырехлетней девочки 30 марта, и вот смертельная опасность Кате больше не грозит. У нее ретинобластома, злокачественная болезнь, которую умеют лечить химиотерапией в сочетании противогрибковым препаратом кансидас. Вот кансидас для Кати и надо было купить, потому что госбюджетом такие траты не предусмотрены. Требовалось собрать 1,02 млн. руб. и это удалось!

Слава Чистяков Жасур Хамдамов Саша Васильев

Дорогие друзья, вы собрали денег вдвое больше. Уже в первую неделю апреля в больницу к Кате поступили первые флаконы с препаратом, и лечение началось немедленно. Теперь, если нет возражений, то 60 флаконов кансидаса на «лишний» миллион получат другие наши очередники-питерцы: Саша Васильев (7 лет, рак лимфатической системы, позади пересадка костного мозга, сейчас грибковая инфекция в легких, спасут 20 флаконов); Слава Чистяков (15 лет, лимфобластный лейкоз, позади пересадка костного мозга, сейчас грибковая инфекция в гайморовых пазухах, спасут 20 флаконов); Жасур Хамдамов (16 лет, ожог 98% тела в результате взрыва бытового газа, позади четыре операции, сейчас грибковая инфекция, жизнь зависит от 20 флаконов кансидаса).


«Коммерсантъ» №052 [3628] 30.03.2007


СКОЛЬКО ДНЕЙ РОЖДЕНИЯ У ЧЕЛОВЕКА
Кате Тонковой нужен кансидас на миллион рублей

Катя Тонкова в свои четыре года не очень-то понимает, что с ней стряслась большая беда. Ей и слова такого не выговорить - ретинобластома. А это опухоль сетчатки глаза, бывает только у детей. Проще говоря, рак глаза. Один глаз у Кати удален, что ей пока вообще-то не мешает. Но надо спасать второй глаз и саму Катину жизнь. После «химии» у нее грибковая инфекция, и это смертельно. Кате способен помочь только препарат кансидас, по флакону в день. Один флакон стоит столько, сколько Катина мама никогда не зарабатывала в месяц, да она из-за болезни дочки уже больше года не работает. А флаконов надо 60.

Катя Тонкова Катя привыкла к больнице, любит игровую комнату, где игрушек даже больше, чем дома, в их с мамой Дилей однокомнатной квартире. В палате она располагается по-хозяйски, прилепила к стенкам скотчем свои рисунки - рисовать очень любит. Спрашиваю, что за существо она изобразила на рисунке с подписью «День рождения!»

- Это же барашек! - удивляется моему вопросу Катя.

- Какой барашек? Тот, из стихотворения: «Взял барашек карандашик, взял и написал»? А что он написал, ты помнишь?

Неуверенно отвечает:

- Он написал «День рождения».

Этого стихотворения Корнея Чуковского она не знает, зато помнит другие. Вообще много знает, например, все буквы и цифры. И даже может писать, правда, пока только одно слово: Катя.

Капельница, которая соединена с Катей трубкой, укреплена на стойке, стойка на колесиках. Дневная порция лекарства уже прокапалась, Катя твердо говорит, глядя на маму: «Сама» - и, толкая стойку, уходит в коридор к медсестре, отсоединяться. Тем временем мама Диля рассказывает:

- Они же, пока маленькие, не пожалуются. Когда я заметила, что с глазиком что-то не так, пошла к врачам, а они сказали, что у нее ретинит, это отслоение сетчатки. Пять операций было, а на шестой раз глаз удалили. Тогда уже стало ясно, что это опухоль. И вот мы попали сюда, в 31-ю.

В 31-й горбольнице Санкт-Петербурга, в детском онкогематологическом отделении, очень хорошо знают эту болезнь и успешно ее лечат. Мне потом врач Кати Галина Радулеску подтвердила: на начальном этапе мамы не замечают болезни, а ребятишки не понимают, что происходит.

- Надо чаще заглядывать детям в глаза, - сказала Галина Георгиевна. - Если зрачок светится…

- Как светится? – не понимаю я.

- Да, меняет цвет, он уже не черный. Вот это и есть первый симптом. Надо немедленно идти к врачу.

Катя, уже отсоединенная, приходит в палату, берется за фломастеры и книжку-раскраску.

Я говорю:

- Катюша, мама мне сейчас рассказывала, что ты девушка с характером.

- Да, - коротко отвечает Катя, не бросая дела.

- А какой у тебя характер?

Фломастер на мгновение замирает. Катя, обдумав вопрос, говорит:

- Веселый, - и вновь принимается за рисунок.

- Иногда и веселый, - говорит мама Диля, - а вообще она вот такая серьезная, сами видите.

Вижу. Наклонив голову здоровым глазом к рисунку, девочка сурово раскрашивает каких-то зверьков. Но потом спрашивает меня, что же написал барашек в том стихотворении. Цитирую:

- «Я - Бебека, я - Мемека, я медведя забодал!»

Катя смеется.

Мама гладит ее по голове:

- Волосы были длинные и густые, как у барашка. Да ничего, отрастут, это же они от «химии» выпали. Они даже в перерывах между блоками немножко росли. Вот грибок - это хуже. После первого же блока пошла грибковая инфекция. Конечно, курсов столько химиотерапии было, иммунитет подавлен, как же грибку не развиться. Стала кашлять, все легкие поражены, десятка два очагов!

Сначала Кате давали препарат дифлюкан, он подешевле, но от него Кате было толку мало. Точнее, никакого толку вовсе не было. Петербургский НИИ медицинской микологии тогда выдал заключение: лечить только кансидасом до полного исчезновения очагов в легких. А Кате предстоят еще два блока химии.

Катя снова просит меня повторить стихотворение про барашка. Она явно хочет его выучить. Я повторяю и спрашиваю:

- Под твоим барашком написано «День рождения!», это чей же - твой или барашка?

- Барашка, конечно. Мой-то давно прошел.

- А сколько у тебя было дней рождения?

Судя по выражению ее лица, я задал совсем глупый вопрос.

- Да один! Сколько же у человека может быть дней рождения?!

В самом деле, день рождения - он у человека один. Правда, каждый год, чего Катя пока может и не помнить, и не понимать. Ей ведь только четыре. А будет ли ей пять, десять, пятьдесят? Вот это сейчас и зависит от дорогого кансидаса.

Виктор КОСТЮКОВСКИЙ,
специально для Российского фонда помощи.


ДЛЯ СПАСЕНИЯ КАТИ ТОНКОВОЙ НЕ ХВАТАЕТ 720 295 РУБ.

По словам заведующей детским онкогематологическим отделением больницы №31 Петербурга профессора Маргариты Белогуровой, Катин случай «особый и не из легких». Видимо, полагает профессор, на первом этапе болезни были проблемы с диагностикой. А когда с диагнозом определились, правый глаз спасти уже не удалось.

Вместе с тем, госпожа Белогурова дает в Катином случае «весьма хороший» прогноз. Маргарита Борисовна уверена, что предстоящая химиотерапия в сочетании с лечением грибковой инфекции кансидасом приведет Катю к полному выздоровлению.

Катина грибковая инфекция является основным и весьма типовым осложнением при терапии такого рода. В сравнении с «химией» лучевая терапия не так подавляет иммунитет. Но там другая беда: лучи останавливают рост костей черепа. В отличие от остальных облученные кости не растут. И тогда неизбежны еще и сложные пластические операции. Поэтому от лучевой терапии здесь отказались. Химия дороже, но надежнее. Она дороже из-за антибиотиков. Даже дифлюкан, который «дешевле», на самом деле многим не по карману. Но тут приходит на помощь государство. А вот когда буквально по жизненным показаниям нужен только дорогой кансидас, врачи разводят руками: выделяемых средств больницам хватает лишь на химиотерапию и сопровождающее лечение в самом дешевом варианте. То есть с дифлюканом.

Одинокой Катиной маме Дильнаре Шайхразиевой, выпускнице Петербургской финансовой академии, бывшему бухгалтеру, а теперь больше года неработающей, потому что все время проводит возле тяжелобольного ребенка, кансидас не по карману. Кате необходим один флакон кансидаса в день. И так минимум 60 дней. Один флакон стоит 17 тыс. руб. 60 флаконов обойдутся в 1,02 млн. руб. Как всегда, наш партнер компания «Ингосстрах» внесет $11500. Таким образом, не хватает еще 720 295 руб. Как всегда, дорог каждый рубль, дорогие друзья. Пожертвования можно перечислить фирме-поставщику либо на московскую сберкнижку Дильнары Шайхразиевой. Все банковские реквизиты есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments