Яндекс.Метрика
31.05.2007
САШУ ХАРИТОНОВА ОПЕРИРУЮТ В НОЧЬ НА 15.06.07

14 июня в Москву из Германии будет доставлен донорский костный мозг для Саши Харитонова (10 лет, апластическая анемия). И тут же, в ночь на 15 июня Саше пересадят эти здоровые стволовые клетки донора. Сейчас Саша уже в отделении трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы, и подготовка к операции начата. Российский фонд помощи будет следить за развитием событий.


17.05.2007

Шансы на спасение Саши Харитонова резко выросли! Впервые мы рассказали вам историю этого 10-летнего мальчика из орловского села Грязцы 20 апреля. Читатели газеты «Коммерсантъ» и нашего сайта нашли деньги и на поиск донора (15 тыс. евро) и на послеоперационные препараты (496 600 руб.). Но это еще не все.

Полтора месяца назад, когда фонд взялся на проверку и подготовку к печати Сашиной истории, мы договорились с Фондом Штефана Морша (Германия) о немедленном начале поисков донора. И сработало: мы только что отправили в Германию ваши пожертвования Саше, а донор уже найден! Это большое везение: обычно его ищут несколько месяцев. Теперь ничто не препятствует операции по пересадке Саше здорового костного мозга. Мы будем следить за развитием событий. Но вы, дорогие друзья, собрали для Харитонова денег даже больше! Настолько больше, что на «излишки», если не будет ваших возражений, мы организуем поиски донора костного мозга для Вали Кобелевой из Магаданской области (15 тыс. евро). Ей 14 лет и у нее тот же диагноз, тот же прогноз и тоже единственный метод спасения: апластическая анемия в тяжелой форме, прогноз «неблагоприятный», лечится трансплантацией костного мозга. Спасибо!


«Коммерсантъ» №067 [3643] 20.04.2007


РЕВАНШ
Апластическую анемию Саши Харитонова
можно вылечить

Саша Харитонов Мальчику десять лет. У него апластическая анемия - костный мозг не вырабатывает клеток крови. Саша лежит в том же отделении Российской детской клинической больницы, с тем же диагнозом и, кажется, даже в той же палате, где три года назад лежала девочка, которую мы не смогли спасти и не можем забыть. И он тоже не отвечает на обычную химиотерапию, как та девочка. Только той девочке нельзя было сделать успешную трансплантацию костного мозга, а Саше можно.

Он смешной деревенский мальчишка. У него круглая белобрысая голова, забавная манера говорить и довольно мифологические мысли в голове. Он сидит на кровати, пристегнутый через введенный в подключичную вену катетер к капельнице, и учится играть на гитаре. Специальный аппарат, называющийся инфузоматом, отмеряет и поставляет потихоньку в Сашину кровь четыре антибиотика и еще обезболивающее средство. Мальчик кряхтит и морщится всякий раз, когда ему надо сделать вдох, потому что у него грибок в легких. Тот самый грибок, который водится на сырых каменных стенах, и который, поселившись в легких детей, больных раком крови, убивает их.

- Как ты, Саша? - заходит в палату улыбчивая девушка-доктор.

- Лучше, - Саша морщится от боли, когда говорит. - Можно больше не делать обезболивающего. Я скажу, когда нужно будет обезболивающее.

Полгода назад в начале своей болезни Саша лежал в Орловской больнице, там было четверо человек в палате, Сашиной маме нельзя было остаться с сыном, костномозговую пункцию, укол толстой иглой в грудь, делали без наркоза, и обезболивающие кололи шприцом, а не вводили потихоньку через инфузомат. Мальчик просто забыл, что получает обезболивание постоянно. Мальчику не приходит в голову, что если обезболивание отменить, боль станет нестерпимой. Ему кажется, что он выздоравливает.

Он говорит, что ему не нравится в Москве. В Москве люди дышат дымом и в небе над Москвой не видно звезд. Он говорит:

- Я лучше бы в деревню поехал.

- Зачем? - спрашиваю.

- Грязь месить, - мальчик улыбается. - Знаете, какая там у нас грязь. И по-настоящему темно ночью. И звезды. И на бабушкином участке деревьев вырос целый лес, потому что дед не хотит деревья пилить.

Когда мальчик смеется, ему больно. Поэтому он предпочитает рассказывать не смешные истории про то, как "дед не хотит пилить деревья", а страшные истории или волшебные истории. Он говорит, что всякий раз, когда идет по лесу к бабушке в этой их совершенной деревенской темноте, ему кажется, будто из-за деревьев на него смотрит кто-то. А про бабушку Саша говорит, что она "глазливая". Если бы, например, бабушка узнала, что ему стало легче, и порадовалась бы его скорому выздоровлению, то тогда Саше немедленно стало бы хуже.

- Восемь антибиотиков тогда висело бы тут на капельнице, а не четыре, - говорит Саша.

Про Москву Саша говорит, что в ней нет ничего волшебного. Только однажды за полгода, проведенные в московской больнице, Саша видел из окна волшебный самолет, который летел над самыми крышами домов. Крылья этого самолета, Саша говорит, украшены были сплошь огнями, как гирлянда. Возможно, Саша видел этот самолет в бреду, потому что когда человека лечат от апластической анемии и особенно если у него грибковая инфекция - он часто бывает вот так между сном и явью, чтобы увидеть похожий на гирлянду самолет.

Полчаса назад в ординаторской Сашин доктор говорил мне, что причины апластической анемии не известны. Ни с того ни с сего иммунная система человека вдруг принимается подавлять в человеке деятельность костного мозга, и костный мозг не вырабатывает кровь. Лечение состоит в том, чтобы химическими препаратами угнетать длительное время иммунитет и ждать, чтобы костный мозг заработал сам. Иногда он начинает работать. Иногда нет.

- Помнишь, - говорит доктор, - Надю? У нее была такая же апластическая анемия. И она точно так же не отвечала на лечение, как Саша. Только три года назад мы не умели делать трансплантацию неродственного костного мозга апластикам. А теперь умеем. Значительно усовершенствовались методы типирования костного мозга, понимаешь? У нас уже пять апластиков прошли трансплантацию и выжили.

Я помню Надю. Я писал про нее три раза. Мы собирали для нее деньги на все более и более сложное лечение, мы собирали для нее доноров, мы записывались в очередь сдавать для нее кровь. Когда она умерла, она снилась мне три месяца каждую ночь, не знаю почему, может быть, потому что была очень хорошенькой девочкой.

Моя память окружила историю с этой девочкой провалами. Я не помню точно, в той ли палате лежала девочка, в которой лежит сейчас Саша. Кажется, да. Кажется, я вот так же сидел напротив нее и наблюдал за ее игрой в куклы, как сижу сейчас напротив Саши и наблюдаю за его игрой на гитаре.

- Ты знаешь, что такое трансплантация костного мозга? - спрашиваю я мальчика.

- Не надо мне рассказывать, - предусмотрительно отказывается Саша, чтобы раньше времени не пугаться.

- Не бойся. Это просто укол в вену. Донорский костный мозг выглядит как густая красная кровь. Его просто вводят в вену и ждут, пока он приживется.

- Здорово, - говорит мальчик. - Знать бы с самого начала, я приехал бы на пятнадцать минут, сделал бы укол и выздоровел.

Я не уточняю, как тяжело переносят дети трансплантацию. И не уточняю в каком проценте случаев выживают.

Валерий ПАНЮШКИН,
специально для Российского Фонда Помощи.


ДЛЯ СПАСЕНИЯ САШИ ХАРИТОНОВА
НЕ ХВАТАЕТ 723 700 РУБ.

- У Саши приобретенная апластическая анемия сверхтяжелой формы и неизвестного происхождения, - заявил заведующий отделением общей гематологии Российской детской клинической больницы (РДКБ) Михаил Масчан.

Это не злокачественная болезнь, но результат тот же: апластическая анемия ведет к смерти. К несчастью, Саша «устойчиво невосприимчив» к лекарственной терапии. Лечение препаратом атгам, говорит господин Масчан, «никакого гематологического ответа не дало». Единственное спасение - это трансплантация чужого костного мозга. Сашины родственники в доноры не годятся, надо искать среди чужих людей. Как утверждает Михаил Масчан, в мире достигнуты хорошие результаты при такой пересадке. В РКДБ пролечили уже пятерых больных апластической анемией, «и для всех это успешное лечение. Так что мы настроены оптимистично».

Процедура пересадки для граждан России бесплатна. Но госбюджет не оплачивает затраты на поиск, забор, доставку и очистку костного мозга. Между тем, они составляют 15 тыс. евро. Доноров для пациентов РДКБ ищут через германский регистр Фонда им. Штефана Морша. Кроме того, для лечения грибковой инфекции во время трансплантации мальчику потребуются препараты кансидас и вифенд на 496 600 руб.

То есть для спасения Саши необходимо 1,02 млн. руб. Как всегда, наш партнер компания «Ингосстрах» внесет $11500. Не хватает еще 723 700 руб. Родители Саши Харитонова не в состоянии внести такую сумму. Семья живет в одном из сел Орловской области. Сейчас мама Саши Светлана Симахина с сыном в РДКБ, отец тоже перебрался в Москву и нашел работу, но заработка едва хватает на самое необходимое.

Поэтому вся надежда на вас, дорогие друзья. Крупные переводы в валюте (не менее 5 тыс. евро) можно сделать напрямую в Фонд Морша, а рублевые пожертвования направить поставщику кансидаса и вифенда или на сберкнижку Светланы Симахиной. Любые ваши переводы будут с благодарностью приняты. Все реквизиты есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments