Яндекс.Метрика
9.02.2007
САША ЕДЕТ В ГЕРМАНИЮ
в конце февраля

Саша Куликова Саша Куликова может хоть сейчас ехать в Германию за дефицитным лечением. Так считаем мы в фонде, потому что финансовых препятствий для этой поездки больше не существует. 26 января мы рассказали вам историю этой десятилетней девочки из Московской области со злокачественной опухолью мозга, и вы, дорогие друзья, собрали необходимые 103 тыс. евро. В Германии Саше предстоит высокодозная химиотерапия и аутотрансплантация костного мозга. Однако у Сашиных докторов другое мнение: поездка может состояться не раньше, чем в двадцатых числах февраля.

В январе Саше закончили очередной, тринадцатый по счету курс «химии», и теперь девочка «восстанавливается», как говорят ее доктора. Профессор Ольга Желудкова, в частности, считает, что Саша перенесла эту «химию» даже лучше, чем ожидалось: «анализы, правда, низкие, но общее состояние вполне неплохое». Настолько неплохое, что 30 января Сашу выписали домой. Она тут же потребовала учителей на дом, и теперь каждый день у нее уроки. Некоторым из читателей, кто оставил Куликовым свой телефон, Саша уже позвонила, поблагодарив за деньги «на Германию».

Так вот, по словам профессора Желудковой, к третьей декаде февраля девочка окончательно выйдет из состояния аплазии (это когда костный мозг не продуцирует никаких клеток крови, и ребенок совершенно не защищен от инфекций и кровотечений). Как раз в двадцатые числа февраля Сашин костный мозг восстановит показатели крови, и можно будет приниматься за германское лечение. Кстати, к этому сроку немецкая клиника обещает подготовить и визы для Куликовых.

Мы будем следить за развитием событий.


25.01.2007
СПОСОБ ВОСКРЕСНУТЬ
Саше Куликовой нужна высокодозная химиотерапия
и аутотрансплантация костного мозга

Девочке десять лет. У нее злокачественная опухоль мозга. Ей делали шесть курсов химиотерапии. Каждый раз опухоль исчезала, и каждый раз возвращалась снова. Опухоль тянется из Сашиной головы вдоль всего спинного мозга, обтягивая мозг как чулком. Сашу нужно убить вместе с опухолью. Потом Сашу нужно оживить, а опухоль оставить мертвой.

Саша Куликова Мы играем в шахматы. Это, наверное, глупо и сентиментально с моей стороны, но я загадал, что если десятилетняя девочка обыграет меня, то тогда она выживет. Шансов выжить у нее примерно столько же, сколько может быть шансов у десятилетнего ребенка обыграть в шахматы взрослого дядьку. Мы сидим с Сашей на диване и играем. Сашины родители, симпатичные молодые люди, смотрят на нас и улыбаются. Они, кажется, всерьез надеются, что девочка у меня выиграет. Не думаю, что у них голова так же, как у меня забита суеверным бредом. Просто они хотят, чтобы Саша выиграла, потому что победа порадовала бы девочку.

Вчера Саше закончили очередной курс химиотерапии. Это почти то же самое, что отравление. Назавтра Саше станет плохо. Очень. После химиотерапии всегда так на второй-третий день. Количество лейкоцитов, тромбоцитов, эритроцитов, и кто там еще есть в крови, катастрофически падает, и наступает слабость. И тошнит. Это будет завтра. Сегодня Саша каталась на снегокате с младшим братом, потому что Сашу радует катание на снегокате и младший брат. А потом брата отослали к бабушке, чтобы он не видел, как назавтра Саше будет плохо.

Мы играем в шахматы на диване под Сашиным портретом. На портрете Саша - с длинными черными волосами и с длинными, черными пушистыми ресницами. На диване передо мной Саша совсем лысая, без волос и без ресниц. Про портрет девочка сказала мне:

- На портрете я с волосами, а в жизни без.

- Я тоже в жизни без волос, - говорю я, потирая лысину. - Только у тебя волосы вырастут, а у меня никогда.

Мы играем в шахматы. Сашин папа рассказывает мне, как два года назад водил девочку на елку в Кремль.

- Да, - говорит Саша, развивая слона, - папа после елки накормил меня пиццей, и меня так тошнило в машине, что больше я никогда в жизни пиццу есть не буду.

Сашин папа рассказывает, что девочку тошнило несколько дней. Они прошли обследование, и выяснилось, что у девочки в голове опухоль, препятствующая движению ликвора. Врачи настаивали на срочной операции. Сашу привезли в больницу, и прямо в ночь перед операцией у Саши остановилось дыхание.

- Если бы мы были дома, - говорит Сашина мама. - Мы бы ее не довезли.

Саша не помнит. У нее так болела голова, что она ничего не помнит.

- У меня была остановка дыхания? - пугается девочка. - Как страшно!

- Чего тут страшного! - бодро вру я. - Подумаешь, дыхание остановилось. Оно же включилось обратно, и слава Богу.

На шахматной доске у нас настоящая битва. Саша ведет массированную атаку на королевском фланге, а я выстраиваю по центру мощный кулак из ферзя и ладьи, подкрепленных слоном.

Сашин папа рассказывает, что после операции девочке сделали химио- и рентгенотерапию. Опухоль исчезла, но через несколько месяцев появилась снова. Опять химия и опять рентген. Опять несколько месяцев относительного здоровья - Саша даже пошла в школу - и снова боли в спине, головные боли, химия, рентген.

Мы с Сашей слушаем и играем. В Сашиных шахматах не хватает двух белых пешек. Их заменяют фарфоровые зайчики. Девочка берет фарфорового зайчика и собирается сделать совершенно беззаботный ход. Она не видит, что следующим ходом я ставлю ей мат.

Сашин папа рассказывает, что облучать девочку больше нельзя, и что с каждым разом эффект от химиотерапии все слабее.

- Эй, - Сашин папа смотри на доску и видит угрозу мата. - Саш, ты чего? Смотри повнимательнее!

Девочка улыбается и защищает своего короля. Она очень трогательно улыбается своими бледными губами и беззащитными глазами, лишенными ресниц. У нее нужно забрать костный мозг, стволовые клетки. Потом высокодозной химиотерапией, которая, по сути дела, есть ни что иное, как сильнодействующий яд, надо убить в Сашином теле все живое, включая раковую опухоль. Потом надо перелить Саше ее собственные стволовые клетки, чтобы Саша ожила, а опухоль у нее в голове и в спине осталась мертвой. Это тяжелая операция. Ее могли бы сделать у нас в Санкт-Петербурге, но отказались. Операцию теперь можно сделать только в Германии. У Саши есть две-три недели, пока действует еще последний курс химии, тот самый, от которого завтра ей станет плохо.

Слушая, как Сашин папа рассказывает все это, я отвлекаюсь и зеваю ферзя. С этаким преимуществом девочка обыгрывает меня легко и быстро. Она хорошо играет в шахматы. Она смущается, что обыграла меня.

И я клянусь, что зевнул ферзя не нарочно.

Валерий Панюшкин,
специально для Российского Фонда Помощи



Сашу Куликову из Подмосковья спасут 1163 150 руб.

«Прогноз у Саши хороший!» - заявила заведующая отделом нейроонкологии Федерального центра детской гематологии профессор Ольга Желудкова. Она рассказывает, что у десятилетней Саши Куликовой герминома - злокачественная опухоль головного мозга с метастазами в головной и спинной мозг. Позади двенадцать курсов химиотерапии и два лучевой терапии. Каждый раз после курсов опухоль пропадала. Но спустя некоторое время болезнь возвращалась. Предпоследний курс «химии» дал Саше передышку в десять месяцев. А потом опять начались боли в спине. Контрольное обследование обнаружило новый рецидив болезни.

«Чтобы окончательно победить опухоль, - считает профессор Желудкова, - нужна двойная аутотрансплантация костного мозга и высокодозная химиотерапия». По ее мнению Ольги Григорьевны эффективно помочь девочке можно только в немецкой клинике гематологии, онкологии и трансплантации костного мозга города Идар-Обернштайн. Там у Саши сначала возьмут кровь для получения стволовых клеток, проведут высокодозную химиотерапию, а затем и аутотрансплантацию. «Эта форма опухоли хорошо поддается такому лечению», - заявила госпожа Желудкова. Вот тут-то она и назвала прогноз для Саши хорошим: «Девочка на 90% сохранна, нет сопутствующих заболеваний, которые могли бы помешать успешному лечению опухоли».

Немцы выставили счет на 103 тыс. евро. Обычно Российский фонд помощи не берется за такие стоимости, считая их неподъемными. Однако не было счастья, да несчастье помогло. В конце прошлого года мы собрали деньги на лечение в Германии Лины Туйчиевой (4 года, сложный порок сердца). 8 января Лина с мамой Татьяной прибыли в немецкую клинику, где после нескольких дней обследования и лечения врачи пришли к выводу, что операцию следует отложить на 1,5 – 2 года. Остались 52 тыс. евро, и Татьяна Туйчиева предложила их «немедленно пустить на спасение другого ребенка». Таким образом, не хватает 51 тыс. евро. Наши постоянные партнеры компания «Ингосстрах» и инвестиционная группа «Капиталъ» внесут $11 500 и $10 500. То есть предстоит собрать еще 33 812 евро или 1163 150 руб.

Как всегда, желающие помочь Саше крупными суммами в евро (не менее 5 тыс. евро) могут перевести их напрямую в клинику. Для пожертвований в рублях фонд открыл банковский счет отцу Саши Максиму Куликову. Любые суммы будут с благодарностью приняты. Реквизиты счетов есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments