Яндекс.Метрика
25.05.2006
ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛИ ВЫ

22 апреля 2005 года Российский фонд помощи рассказал о семье Эрштейнов из Правдинского района Калининградской области. Они снимали двухкомнатный домик и воспитывали троих приемных детей. Спустя год они живут в собственном доме, и комнат у них пять. И приемных детей тоже пять. Осенью Эрштейны собираются взять еще двоих. Вот так изменилась их жизнь после той нашей апрельской публикации и вашего, дорогие друзья, участия. Дом приобретен на ваши деньги. По договору купли-продажи дети стали его совладельцами.

Дом семьи Эрштейн Пятеро маленьких детей -- это что-то. В первые минуты они еще будут вас стесняться и прятаться за дверным косяком, только мордочки выглядывают одна над другой. А потом они возьмут вас в плотное кольцо, и мало вам этого не покажется. Саша расскажет стишок, Леша изобразит зайца и еще какое-то животное, известное только Леше. Таня, страшно стесняясь, но одновременно и страшно гордясь, принесет вам свой дневник со сплошными пятерками. И лишь старшая Аня не примет участие в этом празднике жизни. Аня уже большая, заканчивает второй класс, она демонстративно выше этой суеты. Она помогает маме готовить обед.

Александр и Людмила Эрштейны приехали в Калининградскую область из Бишкека в начале лета 1993 году. Этот переезд скорее был бегством из страны, где враз возненавидели всех представителей некоренной национальности. Сразу в июле случилась страшная беда: младший сын Толя неудачно упал и ударился головой. Он умер от посттравматического менингита. Александр и Людмила очень не хотели, чтобы на этом кончалась и их жизнь. В 2003 году у них появились приемные Таня и Саша, чуть позже Аня. А год назад наши читатели собрали Эрштейнам $22 тыс. на новый пятикомнатный дом.

Четырехлетние Леша и еще одна Таня появились в семье Эрштейнов 20 июля 2005 года, ровно через 12 лет после смерти их сына. И вы можете кого угодно убеждать, что это случайное совпадение. Но только не новых родителей этих детей.

Старшие дети поначалу ужасно ревновали к новеньким. Но Людмила быстро им все объяснила: "Мы же вот заботимся о вас. Вот и вы должны точно так же заботиться о маленьких". И вопросов больше не было.

Очень хозяйственный, домовитый Леша гладит во дворе по крылу папину "Оку" и интересуется, не пропадет ли машина оттого, что на нее все время капает дождь. А Таня одевает домашние тапочки, встает на них как на пуанты и делает достаточно уверенные па. А потом с разбега бросается к папе и звучно чмокает его в щеку. Еще полгода назад девочка кочевала по соседям своей мамы в уверенно спивающейся деревне Домново. Суд лишил маму родительских прав, и она не очень расстроилась.

-- Саша, кем ты будешь, когда вырастешь? -- задает специально для нас традиционный вопрос всех родителей папа Александр.

-- Милиционером, -- отвечает Саша, но так неуверенно, что становится понятно, он еще подумает на эту тему.

-- А ты, Леша? -- спрашивает папа Александр.

-- А я когда вырасту, буду бегать от Саши! -- заявляет крайне довольный собой Леша.

-- Может быть, ты лучше станешь директором школы?! Ты же мне это вчера обещал! -- негодует и смеется одновременно отец.

-- Теперь мы хотим взять еще двоих. С таким домом, как у нас, мы это можем. И самое главное, хотим. Спасибо всем вашим читателям, кто помог нам, -- говорит Людмила Эрштейн. -- Это фантастически добрые люди.

Оказывается, пятеро маленьких детей и их мама очень легко помещаются на заднем сидении "Оки". Мы едем смотреть, как большой бело-синий самолет полетит из Калининграда в Москву. Потом Эрштейны поедут фотографироваться на фоне поля ярко-желтого рапса, потом заниматься неотложными делами по дому. Потом... Их жизнь полна смысла и надежды на лучшее.

Благодаря вам.

АНДРЕЙ КОЗЕНКО


27.06.2005
625 805 РУБЛЕЙ ВНЕСЕНЫ НА СЧЕТ
ПРОДАВЦА ДОМА ДЛЯ ПРИЕМНОЙ СЕМЬИ.
СКОРО НОВОСЕЛЬЕ!

Для калининградской семьи Эрштейнов, у которых трое приемных детей, удалось собрать все $22 тыс. на покупку дома с усадьбой. Людмила и Александр Эрштейны наконец получили возможность взять на воспитание еще двух сирот из приюта. По договору купли-продажи дома все пятеро ребятишек становятся его совладельцами.


26.05.2005
НЕОЖИДАННЫЙ ПРОКОЛ.
НОВОСЕЛЬЕ СЕМЬИ ЭРШТЕЙН ОТКЛАДЫВАЕТСЯ.
НЕ ХВАТАЕТ $3250.

Уважаемые друзья! У нас прокол. Впервые за восемь лет Российскому фонду помощи не удалось собрать необходимую сумму для главного героя месяца. Точнее, для героини и ее необычного семейства. 22 апреля мы опубликовали репортаж нашего специального корреспондента Валерия Панюшкина «Дети разных народов» о Людмиле Эрштейн и ее приемных детях. Так случилось, эта необычная семья из Калининградской области не имеет собственного жилья. Дом для нее обойдется в $22 тыс. Удалось собрать только $18 750.

Напомним: Людмила и Александр Эрштейны, беженцы из Бишкека, взяли на воспитание трех детишек из детдома и арендуют двухкомнатный домик за 500 рублей в поселке Черемухово, в пятидесяти километрах от Калининграда. Они приехали на новую родину еще 12 лет назад с собственными дочерью и сыном. Мальчик вскоре умер от посттравматического менингита. А с дочерью все в порядке, уехала учиться в Калининградском университете. И тогда Людмила и Александр взяли на воспитание трех сирот. Местные органы опеки высоко отзываются об этом семействе. Эрштейны присмотрели еще двух сирот, но тут уж власть развела руками: нужна нормальная жилплощадь. Когда Людмила обратилась в РФП с просьбой помочь приобрести дом для сирот, мы подумали, что эта просьба будет востребована читателями. Возможно, мы ошиблись. А может, «виной» всему долгие майские праздники, и эта история просто не попала вам на глаза? Сейчас не хватает $3250.
Так что прокол получился еще тот: собранные $18 750 зависли на банковском счету Людмилы.


22.04.2005
ДЕТИ РАЗНЫХ НАРОДОВ
Семье Эрштейн не хватает места,
чтоб усыновить еще двоих детей

Семья Эрштейн Они обрусевшие немцы, выросшие в Киргизии и бежавшие после распада Советского Союза в Калининград, потому что в Бишкеке детям в школе нельзя было учиться на родном русском языке. У них фамилия Эрштейн. И четверо детей. Родная взрослая дочь и трое приемных. Они живут в двухкомнатном домике, который снимают у родственников за 500 рублей. Эта сумма только в Москве кажется символической.

- Никуда бы не уезжали из Бишкека, так бы и жили там, — говорит Людмила Владимировна Эрштейн, живущая теперь в поселке Черемухово Правдинского района Калининградской области. В пятидесяти километрах от Калининграда, в восьмидесяти километрах от моря, почти на самой польской границе. — Я работала швеей, муж работал водителем и сварщиком.

В 91-м году президент Киргизии Аскар Акаев сказал, что киргизы маленький народ, что у киргизов нет армии, но они верят в демократию, готовы защищать ее и умереть за нее. Непонятно, почему защита демократии вылилась в то, что детям Людмилы Эрштейн запретили учиться в школе на русском языке, а дети в классе стали бить их на переменках за то, что они русские, тогда как русские сослали их предков в Среднюю Азию за то, что они немцы. Одновременно у взрослых при приеме на работу стали требовать знания киргизского языка, даже если ты работаешь швеей или сварщиком. Одновременно муж Людмилы Владимировны попал в автомобильную катастрофу, и ему отняли ногу. Никакой связи с заявлением президента Акаева, просто черные времена. Русские или русскоязычные знакомые Эрштейнов уезжали в Россию, а Эрштейны не могли уехать до 93-го года, потому что трудно перебираться из страны в страну всей семьей, если глава семьи лежит в больнице.

Сначала они хотели уехать на Украину к родственникам, но Украина принимала только вынужденных переселенцев, не считая, что человек, у которого ребенка бьют в школе за неправильную национальность, вынужден переселиться. В 93-м году они нашли, наконец, работу в колхозе в Калининградской области, и колхоз даже предоставил им квартиру в аварийном состоянии. Правда, через пару лет колхоз обанкротился, а квартира развалилась.

Они переехали в Калининградскую область в 93-м году в начале лета, и через несколько дней после переезда их восьмилетний сын Толик неудачно упал и ударился головой. И врачи говорили: «ну, подумаешь, ударился головой». А в июле 93-го мальчик умер от посттравматического менингита.

- Он так хорошо учился в школе, — говорит мне Людмила Владимировна, как будто бы мальчика было менее жалко, если бы он плохо учился.

Распался Советский Союз, обанкротился и перестал существовать колхоз, Эрштейны потеряли работу. Людмила Владимировна ездила на заработки в Польшу, а муж и дочка занимались подсобным хозяйством — корова, индюки, огород.

- Слава Богу, — говорит Людмила Владимировна, — у нас есть родственники на Севере, и они купили дом, и приезжают сюда только летом в отпуск. А так мы здесь живем, и они нас прописали. И участок тут.

Людмила Владимировна не помнит, кто первый заговорил о том, чтобы взять ребенка в детском доме, но помнит, что тема такая возникла лет через семь после смерти Толика, в конце девяностых.

- Тогда были очень суровые законы по части усыновления, — говорит Людмила Владимировна. — Надо было большую жилплощадь иметь, чтобы тебе разрешили усыновить ребенка. И не было статуса родитель-воспитатель, когда тебе платят пособие на ребенка и маленькую зарплату как воспитателю. У нас тут рядом детский приют-распределитель, все же видели, как там детям плохо, но взять их никто не мог. Теперь проще.

В 2003-м году Эрштейны обратились в Калининградский отдел образования и попросили помочь им взять ребенка в детском доме. Они хотели маленького ребенка, все равно мальчика или девочку. Но так получилось, что в приюте-распределителе были как раз брат и сестра Таня и Саша. У них литовская фамилия, что, может быть, имеет значение в этой нашей истории про то, как народы перессорились и от этого плохо детям.

- Брата и сестру нельзя ведь разделять, — говорит Людмила Владимировна. — Они ведь семья. Их, правда, никто не научил быть семьей, и первое время после того, как мы их взяли, они прятали друг от друга еду и игрушки.

В прошлом году из этого же приюта Эрштейны взяли девочку Аню просто погостить на каникулы. Но когда каникулы кончились, Аня села на пол и стала плакать и просить не отдавать ее обратно в приют: «Мама и папа, позвольте мне остаться дома».

- Ну, как не оставишь, — говорит Людмила Владимировна, — так смешно, по закону я называюсь родитель-воспитатель, но дети не зовут же меня родитель-воспитатель. Зовут мама.

Они хотели бы взять еще двоих детей в приюте. Они даже уже знают этих детей, но до оформления опеки закон запрещает раскрывать их имена. Я могу только сказать, что у детей, которых хотят взять в приюте Эрштейны, польские фамилии, если это имеет какое-нибудь значение.

Им только нужно купить дом побольше. По закону государство должно предоставлять детям-сиротам жилплощадь по достижении совершеннолетия. Но не предоставляет почти никогда. Послушайте, если вы поможете Эрштейнам купить дом, то купчая будет оформлена так, что владельцами дома будут дети.

Иначе они будут расти сиротами, а в 18 лет станут бездомными.


ДОМ ДЛЯ СЕМЬИ ЭРШТЕЙНОВ ОБОЙДЕТСЯ В $22 000

Людмила и Александр Эрштейны присмотрели дом неподалеку от их сегодняшнего жилья. В доме шесть комнат, общая площадь 120 кв. м, жилая — 73 кв. м, отопление местное, подведен водопровод. Собственно, это целая усадьба: есть скотный двор, гараж и земельный участок в 12 соток. Хозяин готов продать эту усадьбу за $22 тыс. Самим Эрштейнам эту покупку не осилить. Как заявила начальник отдела соцзащиты населения Правдинского района Калининградской области Зинаида Воронкова, весь доход этой семьи складывается из опекунских выплат да инвалидной пенсии Александра.

Вместе с тем, госпожа Воронкова уверена, что приемная семья Эрштейнов — одна из лучших в области. «Их новые дети Саша, Таня и Аня всегда ухожены, хорошо воспитаны, и если вы ничего про приют не знаете, то вам и в голову не придет, что они неродные.У нас все очень хотели бы, чтоб Эрштейны взяли еще двоих сирот, как задумали. Но по закону это невозможно, если нет соответствующих жилищных условий».

Юристы администрации района и заместитель его главы Галина Шуринова подготовили договор купли-продажи дома для Эрштейнов. В случае его покупки право собственности получают семеро. Кроме Людмилы и Александра Эрштейнов, собственниками становятся их воспитанники Саша, Таня и Аня. Еще две доли зарезервированы за двумя новыми ребятишками из приюта. До приема новичков в семью Эрштейнов эти доли будут находиться во временном владении районной администрации. Согласно договору в случае, если Эрштейны по каким-либо причинам не возьмут новых детей из приюта, эти доли отходят к Саше, Тане и Ане.

Как обычно, $11 500 внесет компания «Ингосстрах» (подробности договора компании с Российским фондом помощи см. здесь). Таким образом, недостает еще $10 500. Помощь можно перечислить на сберкнижку Людмилы Эрштейн, которую мы специально открыли в Москве. Людмила Владимировна будет признательна за любую помощь. Банковские реквизиты есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments