• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
ДЦП в большом городе
10.12.2018
О желании  <br/>
танцевать, несмотря <br/>
ни на что
О желании
танцевать, несмотря
ни на что
Жизнь. Продолжение следует
7.12.2018
Была бы цель,<br/>
а путь для нее<br/>
найдется
Была бы цель,
а путь для нее
найдется
Катя Богунова и ее дети
26.11.2018
Необычная история<br/>
про велосипед <br/>
для Коли
Необычная история
про велосипед
для Коли
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,398 млрд руб. В 2018 году — 1 464 181 212 руб.
15.11.2018

Закон

Под защитой закона

В случае с патентными спорами НКО действуют в том же правовом поле, что и все остальные юридические лица



Илья Рождественский,

корреспондент Русфонда


Иллюстрация: Родион Китаев

Благотворительные фонды, как и другие организации, периодически сталкиваются с проблемами в области интеллектуального права. Летом 2018 года возник спор из-за слов «дети» и «добро»: больше 400 человек вместо пожертвований в адрес Русфонда по ошибке перевели деньги в фонд «Подари завтра!». Удмуртский фонд использовал для сбора пожертвований слова ДЕТИ и ДОБРО, которые зарегистрированы Русфондом в качестве товарного знака. Русфонд обсудил такие случаи с несколькими юристами. По их словам, в случае с патентными спорами некоммерческие организации действуют в том же правовом поле, что и остальные юридические лица.


Зачем НКО регистрировать товарный знак?


У некоммерческих организаций интерес к регистрации прав на товарный знак возник лишь несколько лет назад, это связано с желанием сделать услуги НКО узнаваемыми, отмечает юрист ассоциации «Юристы за гражданское общество» Ирина Кузнецова. Она говорит, что, хотя некоммерческие организации создаются не для получения прибыли, это не влияет на их право индивидуализировать свои работы или услуги, зарегистрировав соответствующий знак.

При этом НКО, как и любому другому юрлицу, следует иметь в виду, что товарный знак не может быть универсальным и распространяться на все сферы жизни. Он регистрируется в определенном классе. Так, товарный знак в области юридических услуг не означает, что такой же знак не может быть зарегистрирован, например, по классу «музыкальные инструменты». Нельзя зарегистрировать знаки, которые состоят только из общеупотребительных слов или из изображений объектов культурного наследия. «Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения», – гласит Гражданский кодекс.

Роспатент не оформит права на знак, включающий названия, тождественные произведениям науки, литературы или искусства, без согласия правообладателя, объясняет патентный поверенный Станислав Федоров. Наконец, по существующей практике принято получать разрешение в комиссии при правительстве на товарный знак со словом «Россия».


Возникают ли конфликты из-за товарных знаков между НКО?


Такие споры случаются, но реже, чем у коммерческих организаций. Например, как рассказывает патентный поверенный Петр Пермяков, который в том числе представляет интересы Русфонда, «Пятый канал» зарегистрировал товарный знак «День добрых дел», но под этим названием уже работает благотворительный фонд, который теперь пытается оспорить права телевизионщиков.

Одним из крупнейших конфликтов из-за товарных знаков в новейшей истории российских НКО остается случай Русфонда. Весной 2017 года фонд зарегистрировал в качестве товарных знаков обозначения «5542 ДЕТИ» и «5541 ДОБРО». Это означает, что НКО обладает исключительными правами при сборе пожертвований, поскольку оба знака проходят по 36 классу Международной классификации товаров и услуг, а «ДОБРО» – еще и по 16 классу «Печатная продукция». Конфликт из-за товарных знаков возник спустя год, когда стало известно, что ижевский фонд «Подари завтра» зарегистрировал те же самые слова в Сбербанке для перевода денег через мобильный банк. Совпадение слов привело к ошибкам жертвователей.

Позднее Роспатент разъяснил, как именно могут использоваться слова «добро» и «дети»: «Они относятся к общеупотребимой лексике русского языка, и регистрация товарных знаков не запрещает использование этих слов в текстах, а также их использование в словосочетаниях и предложениях, определяющих назначение товаров или услуг». Как говорится в официальном ответе ведомства, в акциях по сбору средств можно применять фразы «для детей-инвалидов» и так далее, поскольку это указывает на назначение деятельности.

При этом регистрировать такие же товарные знаки нельзя, но можно использовать в составе других: по этому же 36 классу проходят, например, знаки «Наши Дети», «Дети России» и другие, отмечает эксперт Роспатента, заместитель заведующего отделом экспертизы заявок на товарные знаки ФИПС Татьяна Гаврилова.


Почему фонд «Подари жизнь» судился за свое название?


Вероятно, важнейшим разбирательством с точки зрения борьбы НКО за свои интеллектуальные права остается суд фонда «Подари жизнь» за собственное наименование. В 2015 году фонд, учрежденный Диной Корзун и Чулпан Хаматовой, обратился в Свердловский районный суд Красноярска с иском, в котором говорилось, что учредители красноярской некоммерческий организации «Благотворительный фонд "Подари жизнь 24"» – предприниматели Елена и Олег Чипизубовы – собирали средства на лечение больных детей, представляясь работниками филиала московского фонда. По мнению московского НКО, деятельность организаций с таким же названием «в заведомо незаконных целях может подорвать доверие со стороны благотворителей, нанести существенный ущерб деловой репутации, а значит, меньшее количество детей смогут получить необходимую им помощь».

На разбирательство ушло два года. Ответчики и суды первой и апелляционной инстанций отмечали, что наименование НКО не подлежит защите. В июле 2017 года дело дошло до Верховного суда, который отменил предыдущие решения и отправил материалы на новое рассмотрение. Спустя несколько месяцев Красноярский краевой суд обязал местную некоммерческую организацию сменить название.

«Проблема связана с тем, что гражданское законодательство напрямую не предусматривает защиту названий некоммерческих организаций. Право на защиту наименования юридического лица принадлежит только коммерческим организациям, при этом законодатель не учел тот факт, что НКО вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, но только в той части, которая обусловлена целями организации. Именно потому, что НКО имеет право заниматься предпринимательской деятельностью, за ней должно быть закреплено право на наименование. Это, помимо прочего, защитит организации от недобросовестной конкуренции», – отмечал после решения Верховного суда глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов.


Какова мировая практика споров по товарным знакам с участием НКО


На Западе практика регистрации товарных знаков некоммерческими организациями существует, хотя юристы рекомендуют не столько регистрировать собственный знак, сколько развивать свой бренд, делая его все более узнаваемым и, таким образом, защищая от копирования.

Суды с участием НКО, желающих отстоять свои права на товарный знак, за границей происходят чуть чаще, чем в России. Например, благотворительный фонд по борьбе с раком LiveStrong, основанный американским велогонщиком Лэнсом Армстронгом, судился с бизнесменом из Оклахомы за продажу ошейников для домашних животных, которые, по утверждению организации, имеют сильное сходство с желтыми браслетами фонда.

Впрочем, главное отличие российских примеров от западных заключается в другом. По мнению юристов, опрошенных Русфондом, ситуация с товарными знаками, зарегистрированными НКО, напоминает положение вещей на рынке интеллектуальных прав коммерческих организаций 20–30-летней давности. Это и попытки создать фонд под именем другой благотворительной организации и от ее имени собирать средства, и регистрация товарных знаков или доменных имен, напоминающих уже существующие. Точно так же в 1990-е годы можно было встретить подделки под популярные марки одежды или обуви, названия которых напоминали оригинальные (кроссовки Abibas все помнят). С этой точки зрения третьему сектору потребуется время, чтобы преодолеть проблемы роста. И, как соглашаются патентные поверенные, это возможно в том числе через судебные разбирательства, как это было с фондом «Подари жизнь».


Необычные патенты и товарные знаки


Слова. Банк «Восточный экспресс» в 2009 году зарегистрировал патенты на использование в названиях вкладов слов «новогодний» и «рождественский», однако другие кредитные учреждения продолжили использовать эти слова в названиях своих линеек вкладов.

Конструкции. Бывший мэр Москвы Юрий Лужков совместно с супругой Еленой Батуриной и еще несколькими соратниками по московскому правительству запатентовали развязки на МКАД. Это не означает, что экс-чиновник может брать деньги за проезд по Кольцевой. Патент охраняет только инженерные решения. То есть если власти другого города захотят использовать для строительства своих дорог запатентованное изобретение, то они должны будут заплатить за использование идеи и получение лицензии.

Цвета. Компания Christian Louboutin запатентовала красную подошву женских туфель, а в России Роспатент зарегистрировал красный, зеленый и синий цвет в качестве товарных знаков МТС, Сбербанка и «Газпрома». Эксклюзивные права на цвет касаются только товаров и услуг, указанных при регистрации товарного знака. Красный считается фирменным цветом МТС только на рынке услуг связи, монополия «Газпрома» на синий цвет ограничена нефтегазовой промышленностью и энергетикой, а Сбербанка на зеленый – сферой «сберегательных банков и банковских услуг». На практике это означает, что операторы связи могут использовать красный в тонких линиях, подчеркиваниях и других незначительных элементах оформления.



Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати