Яндекс.Метрика

Мои университеты

Ильшату Гафурову, ректору Казанского федерального университета, исполняется 60 лет

Ильшат Гафуров
Ильшат Гафуров – «собиратель вузов». При нем семь некогда самостоятельных высших учебных заведений стали составными частями Казанского (Приволжского) федерального университета (КФУ). А еще он создатель Института фундаментальной медицины и биологии в составе университета и Научно‑клинического центра при нем, где работает лаборатория Русфонда по типированию доноров костного мозга. А еще – мэр, превративший провинциальную Елабугу в центр туризма. А еще – один из организаторов особой экономической зоны в Татарстане. 1 августа ему будет 60 лет. Накануне юбилея он рассказал Русфонду о секретах общения с людьми, о монетизации истории и о многом другом.

Про детство

Я хотел стать конструктором самолетов. Ходил в авиационный кружок и читал жизнеописания главных конструкторов – Королева, Туполева, Ильюшина и многих других. Изучал мемуары военачальников – воспоминания Жукова, например. Интересно было, какими эти люди были в моем возрасте. Интересно, что никто из них не был идеальным ребенком. Вот и я хулиганом не был, учился хорошо, но порой за какие-то мальчишеские проступки попадало. То окно разобью, то еще что-то натворю. За хорошую учебу мое фото повесили на доске отличников. Но однажды там собрали весь класс и за какие-то проделки мою фотографию при всех сняли. Горю не было предела... Вот такая в советское время была система воспитания. С высоты прожитых лет считаю, что это была неплохая воспитательная мера.

Очень большую роль в моей жизни сыграли учителя. У нас в школе был замечательный учитель физики. Интересно рассказывал и никогда не ставил двойки. Если ты ничего не знаешь, ставил кол, а потом можно было подтянуть знания и исправить единицу на четверку. В результате любовь к физике к концу учебы в школе обозначила передо мной выбор. Куда пойти учиться дальше? Либо на физфак университета, либо в Казанский авиационный институт (КАИ). Я посмотрел на знаменитое университетское здание с колоннами, на роскошный актовый зал, сравнил все это с КАИ – и выбрал университет.

Про свой бизнес

Когда я окончил университет, у меня уже была семья – жена и две дочки. Я стал работать преподавателем в Елабужском педагогическом институте. После аспирантуры в Казанском государственном университете (КГУ) защитил кандидатскую по физике. Но начались кризисные времена в экономике, страшные инфляционные процессы. Прожить на зарплату преподавателя было уже невозможно. А ведь на мне была ответственность за семью. И я вынужденно ушел в бизнес. Начинал агентом страховой компании и довольно быстро возглавил подразделение. Тогда было просто: страховая компания аккумулировала ресурсы, а мы их успевали пустить в оборот. Быстрее всего – через товары народного потребления. Заключали прямые договоры с заводами, покупали холодильники, телевизоры, другую технику.

В дальнейшем сфера интересов расширялась, появились другие компании, в том числе аудиторские. Там для лицензии требовалось, чтобы у директора было высшее экономическое образование. Да мне и правда не хватало знаний в этой сфере, и я снова пошел учиться – на это раз в Финансовый институт. Там же защитил уже докторскую диссертацию.

Про чужой бизнес

Тогда, в начале 1990-х, была эйфория. Мы видели, как работают Верховный совет, Госдума, какие там столкновения и споры идут. Это было интереснее футбола. Депутатами становились ученые, преподаватели, предприниматели. Меня новое всегда притягивало. Я принял участие в выборах и прошел в парламент республики от Елабуги.

Борис Николаевич Ельцин, если помните, говорил: берите суверенитета сколько хотите. У Татарстана тогда появилась собственная конституция, президент, свое законодательство.

Я задумался над тем, какую пользу можно принести своему округу, людям, доверившим мне мандат. Недалеко от Елабуги в поздние советские годы начали строить огромный тракторный завод. Но это строительство так и не было завершено, ничего не получилось. Появилась идея создать там свободную экономическую зону. Парламент Татарстана принял специальный закон о свободной экономической зоне «Алабуга», который предоставлял резидентам большие преференции в части региональных и местных налогов. Но бурное развитие эта площадка получила уже в связи с принятием федерального закона и после предоставления ей соответствующего общефедерального статуса. Было создано специальное российское агентство по управлению особыми экономическими зонами. Одним из первых его руководителей стал Михаил Владимирович Мишустин. А от Республики Татарстан всю работу курировал тогдашний премьер‑министр Рустам Нургалиевич Минниханов. Мы работали по принципу опережения – строили корпуса и дороги, возводили социальные объекты и уже в таком виде предлагали это инвесторам. «Алабуга» получила раскрутку, сейчас это наиболее успешно работающая в стране особая экономическая зона.

Про Цветаеву, Шишкина и бюджет

Дом-музей Марины Цветаевой в Елабуге. Фото: wikipedia.org
Саму Елабугу нам хотелось при этом сделать еще и местом притяжения людей из других регионов, центром туризма. Ведь с городом на самом деле связано много имен: кавалерист-девица Дурова, живописец Шишкин, поэтесса Цветаева, психиатр Бехтерев, купцы-меценаты Стахеевы. Несколько музеев уже было. А мы решили весь старый город превратить в один большой музейный комплекс под открытым небом. Бизнесменам предложили за символическую плату любое здание в центре с обязательством восстановить его в первозданном виде. Всех, кто работал в старом городе, освободили от муниципальных налогов и дали преференции в получении заказов: бери дом, реставрируй, открывай что пожелаешь – офис, магазин. Создали фонд сохранения культурного наследия, возродили Спасскую ярмарку, стали проводить Цветаевские чтения.

Если рассказать, как я сам узнал про Цветаеву, будете смеяться. Я еще учился на физфаке КГУ. Помню, это была весенняя сессия. Добираясь в Казань из Елабуги, я опоздал на экзамен. А свое опоздание объяснил профессору задержкой самолета. Тогда еще в ходу была малая авиация. «Так ты из Елабуги? Как там наша Мариночка?» – спросил меня преподаватель. Я не задумываясь ответил вопросом на вопрос: «Мариночка? Тоже на экзамен опоздала?» А он мне: «Молодой человек! Будучи студентом университета, стыдно не знать, кто это!» – и бросил зачетку на стол. Как мне тогда показалось, снизил за это оценку на целый балл.

Уже потом, став мэром, я познакомился со многими цветаеведами. Мы выкупили дом, где Цветаева провела последние часы, и создали там мемориальный комплекс.

Про выбор

Ректором университета я был назначен в 2010 году распоряжением председателя правительства России по рекомендации президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Как раз перед этим я получил предложение о работе и чуть не уехал из республики.

Узнав об этом, Минтимер Шарипович был суров. Разговор с ним состоялся в самолете. «Видимо, ты не очень любишь нашу республику, раз не хочешь здесь работать», – сказал он мне. Я говорю: «Меня-то никуда вы лично не звали». А он: «Что, если позову?» Я в ответ: «Мы как солдаты, будем работать там, где скажете». Потом молча сидели, пили чай. И тут Шаймиев говорит: «Есть идея назначить тебя ректором Казанского университета». Для меня это было, честно, полной неожиданностью. Я молчу, ни да ни нет, сказал ведь, что на все готов. Когда приземлились, президент говорит встречающим: «Я вам привез нового ректора».

Про людей

Для создания федерального университета предстояло объединить семь вузов, расположенных на территории Татарстана. Это было непросто. Но нам удалось избежать митингов и выходов на улицу. Хотя такая опасность была. Решения, в том числе компромиссные, приходилось принимать на ходу. Вот пример. Обычно мы все однопрофильные факультеты объединяли в одну структуру. Но вот были экономфаки присоединяемых вузов – и был знаменитый Казанский финансово-экономический институт. Кто тут главнее? Кого кому подчинить? Назревал конфликт. Поэтому мы были вынуждены на первых порах создать два института. Один – территориального развития, второй – экономики и финансов. А через пару лет нам удалось вполне мирно их объединить.

Про медицину

В Казанском университете до 30-х годов прошлого века был медицинский факультет. В 2013-м мы его воссоздали на базе биофака – это Институт фундаментальной медицины и биологии. На совете ректоров с участием президента страны нас поддержали. Наш наблюдательный совет, а его возглавляет президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов, тоже дал добро. В качестве клинической базы институту впоследствии были переданы три клиники в Казани.

Для нового института нам позднее отдали и бывшее здание военного госпиталя. Денег на ремонт не было, но у нас есть фонд развития университета, через который нам помогают попечители – в основном компании, которыми руководят наши выпускники.

Но возник такой вопрос. Институт фундаментальной медицины и биологии двигает науку, а клиники, которые связаны условиями обязательного медицинского страхования, ко всему новому относятся с осторожностью. Как внедрять нововведения? Для этого мы создали Научно-клинический центр прецизионной и регенеративной медицины. Он призван был соединить науку с практикой. Именно благодаря этому центру началось сотрудничество КФУ с Русфондом. Мы тогда изучали рынок, искали партнеров. И когда Русфонд предложил создать регистр доноров костного мозга, мы сразу же договорились о сотрудничестве. Тем более руководитель фонда сам родом из Казани.

Про планы и про себя

Сегодня у меня две главные идеи: коммерциализация научной деятельности и биологизация образования. Я уверен, что главный прорыв получится из объединения биологии и цифровых технологий. Если предыдущий век был веком физики, то XXI, несомненно, будет веком биотехнологий.

Сейчас я уже нередко задумываюсь о том, как быстро бежит время. Со стороны кажется, все у меня неплохо сложилось, много планов, много непростых задач еще предстоит решить. Главное, что по жизни мне на людей, с которыми я работаю, очень везет. Конечно, проблемы есть всегда. Но в последнее время я, как когда-то в детстве, читаю книги из серии «ЖЗЛ» о выдающихся личностях. И понимаю: у них проблем было куда больше! Чего мне-то плакаться...

Фото Марата Хафизова

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments