Яндекс.Метрика
9.11.2007
МОЖНО ОПЕРИРОВАТЬ

У 12-летней Кристины Степаненко остеосаркома правой бедренной кости. Чтобы сохранить ей жизнь и ногу надо победить рак и заменить поврежденную кость эндопротезом. Заведующая отделением НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкоцентра им. Н.Н. Блохина Надежда Иванова говорит, что теперь у Кристины Степаненко все будет нормально. 26 октября мы опубликовали рассказ о беде Кристины. И вот необходимые на оплату лечения и эндопротеза 1,2 млн. руб. собраны.

Кристина родом из Казахстана, но там ее спасти не могли. Казахстанский минздрав до сих пор не принял решение об оплате лечения девочки в России. Здесь, на Каширке, многое из того, за что вынуждена платить семья Степаненко, российским детям оплачивает государство. А родителям Кристины приходится платить буквально за все. Они и платили, пока были деньги. Потом деньги кончились, и это доктор Иванова посоветовала родным девочки обратиться в Российский фонд помощи.

После четырех курсов химиотерапии у Кристины ремиссия. Онкоцентр им. Блохина под ваши пожертвования, дорогие друзья, уже заказал для нее эндопротез в Германии (фирма Waldemar Link). Сразу после протезирования Кристину ждут еще как минимум четыре курса химии. Будет нелегко, говорит госпожа Иванова, но таков лечебный протокол: «Кристина девочка уже большая и хорошо понимает, что почем. Она знает, теперь все должно быть хорошо».


ЗАГРАНИЦА НЕ ПОМОЖЕТ
Девочке нужны деньги, чтобы спастись от рака

У 12-летней Кристины Степаненко остеосаркома правой бедренной кости. Проще говоря, раковые клетки точат и уничтожают эту кость. Чтобы спасти ее, нужно сделать операцию и поставить вместо больной кости сделанный в Германии протез. Это очень дорого, но Кристине даже не к кому обратиться, даже к властям, потому что она не гражданка России. Мама привезла спасать ее в Москву из Казахстана. А девочка просто не может ждать внимания очень неторопливых чиновников. Ей нельзя их ждать по жизненным показаниям.

Кристина Степаненко В детской клинике московского Онкоцентра имени Блохина все поддерживают друг друга как умеют или просто стараются друг другу улыбаться. Врачи улыбаются детям, родители - врачам. Нам с фотокорреспондентом улыбаются все, и мы делаем то же самое в ответ. Просто без этого страх не преодолеть, да и просто не выжить, и это все понимают. Кроме, может быть, самых маленьких.

Мы ждем с мамой Кристины у палаты - 12-летняя девочка за дверью наводит красоту в честь нашего прихода. Мама Надежда рассказывает, что они из Казахстана, из небольшого поселка Большие Дубравы Костанайской области. О том, что никто в семье и предположить не мог, какой начнется кошмар с того дня, когда подвижная, активная, заводила по жизни Кристина придет домой и пожалуется на слабость, температуру и боль в ноге. И когда выяснится, что она не ударилась и не простудилась, а что у нее рак. Рассказывает мама и о том, как получили они с дочерью направление в алмаатинский онкологический центр, а там сказали - только ампутация.

Мама Надежда собирается расплакаться, но сдерживается: нас уже ждет Кристина. При дочери плакать нельзя.

Эта обаятельная и улыбчивая девочка в полную противоположность маме кажется абсолютно спокойной. У нее красивые глаза и улыбка, как будто огонек загорается. Она и досказывает эту историю о том, как семья Степаненко увидела по телевизору сюжет о московском онкологическом центре и тут же решила лететь туда. Кристина рассказывает, что они здесь уже с февраля и ей, с поправкой на обстоятельства, здесь даже нравится. Потому что полно общительных детей и можно рисовать сколько хочешь в свободное от процедур время (а Кристина хоть и ни разу не была на море, но рисует подводный мир, очень хочет поехать к морю). И даже вспоминая курсы химиотерапии, она только чуть морщится.

Я смотрю на нее и не верю. Потому что видел детей сразу после такого курса. И врагу бы не пожелал на их месте оказаться. А она только плечами пожимает: "Ну, тошнило иногда". И тут же сама меняет тему. Ведь надо же обсудить, куда податься после школы. Может, в Кустанай, поступать в пединститут, а, может, уж и сразу в Москву. Выучиться и самой стать учителем. По какому предмету - пока неизвестно. Ну, разберемся еще, жизнь длинная.

И вот пока Кристина все это рассказывала, я вспоминал разговор с врачами. А они говорили, что девочка на момент приезда в Москву была в очень плохом состоянии. И ей понадобился очень мощный курс полихимиотерапии, чтобы остановить раковые клетки. Теперь же нужна операция. Вместо поврежденной кости врачи готовы поставить Кристине пластиковый немецкий эндопротез. "У нас такие дети выздоравливают, получают полноценный социальный статус, детей рожают, директорами фирм и гранд-дамами становятся", - говорили мне врачи.

Но все упирается в деньги, эндопротез очень дорого стоит - порядка семисот тысяч рублей. Если бы Кристина была россиянкой, можно было бы рассчитывать на квоты, чиновников и российскую систему здравоохранения в целом. Но она не россиянка, она считается иностранкой и вынуждена платить абсолютно за все. За койко-место, за лекарства, за все.

Казахские же чиновники оказались очень неторопливыми людьми. Надежда Степаненко в отчаянии написала письмо президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, и только после этого началось хоть какое-то шевеление. В приватных беседах чиновники говорили: вы нам пишите, чем больше бумаг, тем лучше. Но Кристине нельзя долго ждать, ей нужна операция. И ее семья к войне с этой бюрократической армией совсем не готова.

Мама Кристины - обычный офис-менеджер в местном растениеводческом хозяйстве с зарплатой, эквивалентной двум тысячам рублей в месяц. И если на первые обследования и курс химиотерапии скидывался буквально весь родной поселок Большие Дубравы, то дорогую операцию он явно не вытянет, даже если все жители Больших Дубрав отдадут последнее.

Сама же девочка об этом или не знает, или знает, но не хочет говорить вслух. Просто из гордости. Она вовсю позирует фотографу, потом мы еще несколько минут обсуждаем Гарри Поттера, другие пустяки и расстаемся практически друзьями.

Два дня назад у Кристины начался новый курс химиотерапии. Вскоре после него врачи будут готовы сделать операцию. И девочка морально к ней тоже готова. Только обстоятельства пока сложились так, что не все зависит от нее и даже от врачей. Обстоятельства пока против Кристины.

АНДРЕЙ КОЗЕНКО


ДЛЯ СПАСЕНИЯ 12-ЛЕТНЕЙ КРИСТИНЫ СТЕПАНЕНКО
НЕ ХВАТАЕТ 950 800 РУБ.

«Вот теперь прогноз лечения Кристины вполне благоприятный», - заявила нам заведующая отделением опухолей опорно-двигательного аппарата НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина Надежда Иванова. Она рассказывает, что еще пару месяцев назад не решилась бы на такой прогноз. «Когда Кристину привезли, она была никакая. Абсолютно реальной тогда была угроза перелома кости и потеря ноги. Теперь эта угроза, надеюсь, позади».

Диагноз «остеогенная саркома правой бедренной кости» Кристине поставили еще в Казахстане, где живет ее семья (поселок Большие Дубравы Костанайской области). Там же ей провели и первый курс химиотерапии. Однако местные врачи сказали матери девочки Надежде Степаненко, что при таком заболевании ногу сохранить невозможно, хорошо бы сохранить жизнь. Тогда мать и повезла дочь в Москву. Они лечатся у нас за свой счет, потому что Минздрав Казахстана государственной квоты на лечение не выделил.

Доктор Иванова говорит: «Мы обязательно сохраним девочке ногу. К сожалению, на родине Кристины нет аппаратуры для проведения высокодозной химиотерапии, а ничем иным сегодня это заболевание не лечится. Мы уже провели четыре курса химии с очевидно выраженным положительным эффектом. Теперь Кристине предстоит органосберегающая операция с эндопротезированием коленного сустава. Затем в соответствии с протоколом лечения мы проведем девочке еще от четырех до шести курсов химии».

Эндопротез, лечение и пребывание в клинике обойдутся семье Степаненко в 1,2 млн. руб. До сих пор Надежда платила сама, но теперь выдохлась, денег больше нет. «Мы жители сельской местности, там столько не заработаешь», - написала она нам в фонд. Как всегда, постоянный партнер Российского фонда помощи инвестиционная группа "Капиталъ" внесет $10 тыс. То есть не хватает еще 950 800 руб.

Дорогие друзья! Наша практика последних лет свидетельствует о том, что такая цена спасения хотя и весьма солидна, но реальна для вас. Еще не бывало, чтобы подобные сборы не удались. Однако тут случай особый. Кристина - девочка из другой страны. Поэтому мы обращаемся к вам с просьбой: не смущайтесь размеров цены спасения. Дорог буквально каждый рубль, любая помощь будет с благодарностью принята. Деньги можно перевести на московскую сберкнижку Надежды Степаненко, мамы Кристины, или в клинику. Необходимые реквизиты есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments