Яндекс.Метрика
30.06.2006
ИВАН ТИУНОВ В ЭТОМ ГОДУ ВСТАНЕТ НА НОГИ

В конце июля красноярец Иван Тиунов вылетает в Германию. На срочной службе в армии Иван подхватил странную, официально так и не установленную болезнь и через неделю лишился обеих ног и правой руки. Сейчас ему 25 лет, он учится в вузе и мечтает встать на ноги. Клиника университета города Хайдельберг (Германия) берется изготовить бывшему солдату ручной и ножные протезы нового поколения за €86 630. Ваня обратился за помощью к нашему красноярскому партнеру фонду SM-charity, а тот - к нам. Так история Ивана появилась 16 июня в "Ъ". И вот деньги собраны, и можно лететь в Германию.

С Ваней Тиуновым полетят его отец и президент SM-charity, реаниматолог Андрей Тарасевич. На вчерашний день удалось собрать 2178 247 руб. (€64 тыс.), больше двух третей стоимости протезирования, включая лечение в стационаре и тренировки. Этих денег достаточно для начала реабилитации. 1195 704 руб. собрали читатели "Ъ", остальное вложил SM-charity. Недостающие средства собирались вложить земляки Ивана, проведя благотворительную акцию в местной прессе. SM-charity гарантирует, что и эти деньги появятся к августу. Мы будем следить за событиями.

Сюрприз из Москвы для Дальнего Востока: бизнесмен, пожелавший остаться неизвестным (как и большинство наших читателей), предложил «вылечить сколиозы» у своих земляков-читинцев в рамках нашей программы «Русфонд.Позвоночник». По нашей просьбе доктор Михаил Михайловский из Новосибирского НИИТО выезжал в Читу и отобрал 22 подростка. Операции им назначены на июль-август.

И еще новость: за шесть месяцев 2006 года Российский фонд помощи собрал 51 699 584 руб., или $1,91 млн. Для сравнения: за весь прошлый год наши сборы составили $2,27 млн.

Лев АМБИНДЕР,
руководитель Российского фонда помощи, ИД «Коммерсантъ»


16.06.2006
СЛУЖИЛ ОТЕЧЕСТВУ
Солдату Ивану Тиунову нужны протезы

Ивану Тиунову 25 лет. Пять лет назад в армии он потерял обе ноги и правую руку. Родина не стала выяснять, почему так случилось. Родина не нашла возможным помочь своему солдату. Иван живет в Красноярске на четвертом этаже без лифта. Друзья каждый день выносят его в инвалидной коляске по ступенькам на двор. Отец возит его в университет сдавать экзамены. Иван написал нам, что хочет быть хорошим бухгалтером, хорошим мужем, хорошим отцом, хорошим гражданином – приносить пользу Родине.

Иван не очень внятно рассказывает, что с ним случилось. Может быть, не помнит. Когда у человека по очереди отмирают обе ноги и рука, ему очень больно и трудно помнить что-нибудь. Может быть, Иван не помнит подробностей своей болезни потому, что провел несколько месяцев на наркотиках, без которых боль была бы нестерпимой. Я расспрашиваю его, сколько дней прошло с появления первых симптомов до оказания первой помощи, а он не помнит. Я расспрашиваю, как его лечили в первые дни. Не помнит. Я расспрашиваю, как он подписывал согласие на ампутацию. Он не помнит. Говорит:

- Что вы, я был наколотый, боли были страшные.

Он не помнит, а может быть, не хочет говорить. Во всяком случае, на больничной выписке, которую Иван переслал нам, стоит штамп «На руки не выдавать», и Иван закрыл этот штамп клочком бумаги, сканируя для нас документ.

А приятель Ивана, попавший после Ивана в тот же госпиталь, говорит, что в госпитальной картотеке не значится пациент Иван Тиунов, как будто и не было такого парня, которому отрезали обе ноги и правую руку.

Никто не знает, что случилось. Родина призвала Ивана в армию и отправила служить в Читинскую область, в поселок Песчанка. Он служил автокрановщиком, и ему запрещено было знать, что в тех ящиках, которые он разгружает. Он просто разгружал ящики. И однажды тело его покрылось сыпью. Полковой лекарь решил, что это ветрянка. Ивана несколько дней лечили от ветрянки, пока на ногах у него не появились нарывы, и кожа не стала темно-фиолетовой и твердой, как пластмасса. Иван стучит по столу тук-тук-тук, чтобы объяснить, какие у него были ноги, прежде чем их отрезали.

Только тогда Ивана отвезли в Читу и стали лечить. Сказали, мутация сосудов, остановка кровообращения, некроз – отмирание мягких тканей. Одна ампутация, другая, третья. Иван вспоминает, что врачи еще говорили, будто эта болезнь, отнявшая у него обе ноги и правую руку, перекинулась еще и на левую руку и на внутренние органы. Я спрашиваю:

- Вы чувствовали, Иван, как болезнь перекинулась на левую руку и внутренние органы?

- Что вы, - говорит Иван. – Я ничего не чувствовал. Наркотики. Врачи говорили.

Однако же на левой руке и на внутренних органах болезнь прошла в читинском госпитале. И это значит, что ее можно было остановить и на правой руке, и на ногах, если бы кто-нибудь вовремя останавливал.

Доктор Андрей Тарасевич президент Красноярского благотворительного фонда SM-charity говорит:

- Вариантов два. Либо это была «забайкалка», либо боевые отравляющие вещества.

«Забайкалка» - это особый вид стафилококка. Он водится в Забайкалье. Солдат Иван Тиунов никак не мог бы заболеть им, если бы Родина не послала его служить в Читинскую область. Отравляющие вещества – понятно. Солдат Иван Тиунов никак не мог бы отравиться ими в мирное время, если бы Родина не велела ему разгружать ящики с неизвестным содержимым. Так или иначе, обе ноги и правую руку Ванечка Тиунов из Красноярска потерял по приказу Родины.

Родина отвезла его военным самолетом в Москву. В Химкинском военном госпитале №6 ему сделали протезы. Но на протезах этих нельзя ходить. Иван говорит, что левой рукой сам не может даже пристегнуть их. Иван говорит:

- Они не гнутся. Я дохожу на них до первой кочки и падаю. Знаете, довольно больно падать с такой высоты.

Родина врала своему солдату Ивану Тиунову, будто протезы, которые ему сделали в Химкинском военном госпитале №6, сделаны по немецкой технологии. Но Иван говорит:

- Я видел ребят, которые после Чечни ездили на протезирование в Германию. Это совсем другое дело. Они ходят. В них суставы гнутся, в этих протезах.

Университетская клиника немецкого города Хайдельберга предложила русскому солдату Ивану Тиунову сделать биопротезы, мало чем отличающиеся от настоящей руки и настоящих ног. Раз уж Родина не может предложить своему солдату ничего такого, хайдельбергская клиника за 86 тысяч евро предложила ему ходить и иметь правую руку. Но у Родины при цене нефти 70 долларов за баррель нет 86 тысяч евро на своего солдата.

Может быть у нас с вами есть?

Валерий Панюшкин


Чтобы поставить рядового Ивана Тиунова на ноги,
не хватает 699 947 руб.

По данным Центрального военного клинического госпиталя Минобороны РФ, у Ивана Тиунова «культя правого бедра на уровне средней трети, короткая культя левого бедра на уровне верхней трети, культя правого предплечья на уровне средней трети после ампутаций трех конечностей по поводу системного генерализированного некротизирующего васкулита с ишемическим некрозом тканей дистальных отделов конечностей».

Согласно справкам военврачей Иван заболел всего за неделю до этих ампутаций, 26 марта 2000 г. Сначала появилась сыпь, потом началась лихорадка, боли в конечностях, а уже 2 апреля 2000 г. врачи диагностировали «полное нарушение кровообращения с последующим тотальным некрозом мягких тканей». Вот тогда Ивану и ампутировали две ноги и правую руку. Ему дали инвалидность первой группы и уволили из армии.

Рядовому в отставке Ивану Тиунову выдали положенные бесплатные протезы, однако он так и не научился пользоваться ими «вследствие их тяжести и малой подвижности». Недавно ортопедическая клиника университета г. Хайдельберг (Германия) согласилась изготовить для Ивана протезы нового поколения для обеих ног и правой руки. Вместе со стационарным лечением, тренировками и пребыванием в немецкой клинике это протезирование обойдется в 86 630 евро.

Треть этой суммы перечислит в Хайдельберг благотворительный фонд SM-charity, наш партнер в Красноярске. Президент фонда Андрей Тарасевич уверен, что еще треть соберут земляки Ивана красноярцы при содействии местной прессы. В любом случае SM-charity гарантирует взнос в 57 753 евро. Оставшаяся треть - это 28 877 евро. Как обычно, наш постоянный партнер инвестиционная группа «Капиталъ» внесет 283 500 руб. Таким образом, не хватает 699 947 руб. или 20 552 евро.

Дорогие друзья! Впервые Российский фонд помощи взялся за сбор денег на протезирование взрослого парня, да еще и за границей. Мы очень рассчитываем на вашу помощь. Рублевые пожертвования можно перечислить на сберкнижку Ивана Тиунова, которую наш фонд открыл для него в Москве, а валюту от 5 тыс. евро - в клинику Хайдельберга.

Реквизиты можно получить у нас в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments