Яндекс.Метрика

Прямая речь

22.03.2013

– Благотворительные фонды позволяют государству уклоняться от финансирования медицины и социалки или, напротив, без этих фондов властям не справиться?



Монетизация солидарности. «Давайте помогать людям так, как будто государства вовсе нет»
Борис Акунин

rusfond.ru/issues/335


Борис Шпигель, первый зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества:
– Вы поднимаете очень сложную тему. С благотворительностью в царской России все было очень хорошо, было много фондов, люди знали про них, доверяли. Та благотворительность, которая есть в России сегодня, – элемент системной коррупции.




Дмитрий Быков, писатель, журналист:
– В этом вопросе истина, как всегда, лежит посередине. Филантропия никогда не заменит полностью собой то, что является функцией государства, никакие фонды не выстроят, например, огромный онкоцентр. Благотворительность – это помощь, и я за то, чтобы эта помощь была как можно шире и анонимнее. И чтобы она была стерильной, как операционное поле, и не служила ничьим политическим целям.




Владимир Познер, телеведущий:
– Разумеется, государство не вправе строить свою социальную политику в расчете на помощь благотворительных фондов, оно не должно уклоняться от выполнения своих обязательств. Однако наличие благотворительных фондов может несколько облегчить груз, лежащий на плечах государства, хотя, по-моему, благотворительность – это нечто совершенно отдельное, к властям отношения не имеющее. И в странах, где благотворительность очень развита, именно так все и считают. Например, в Америке есть больницы, живущие исключительно за счет филантропов. Однако это вовсе не значит, что американские власти из-за этого начнут экономить на здравоохранении.



Олег Алексеев, вице-президент, главный управляющий директор по образованию и исследованиям Фонда развития Центра «Сколково»:
– На мой взгляд, никакой особой связи между государством и благотворительностью нет. И вряд ли власть надеется, что все социальные проблемы решат благотворители без ее участия. Государство вообще ни на кого, кроме себя, не надеется. А благотворительность – это выражение свободной воли людей, проявление чувства солидарности.





Элла Памфилова, правозащитница:
– И то и другое, к сожалению. Да, государство часто пытается заткнуть дыры своего равнодушия с помощью средств, собранных людьми. И все же благотворительность крайне важна, ибо она, помимо прочего, это еще и живой укор государству, которое не делает того, что должно. Это форма общественного давления, заставляющая равнодушное государство становиться более гуманным.





Вячеслав Фетисов, первый зампред Комитета Совета Федерации по социальной политике:
– Государство должно само вкладываться – и вкладывается – в социальную сферу и здравоохранение. Перекладывать ответственность на филантропов оно не вправе. Но огромное преимущество благотворительных фондов в том, что они могут быстро направить деньги именно туда, куда необходимо, они способны быстро решить вопросы, которые сложно провести через бюджет. Поэтому думаю, что без благотворителей государству со многими проблемами справиться было бы трудно.



Чулпан Хаматова, соучредитель благотворительного фонда «Подари жизнь»:
– Иногда приходится латать дыры в здравоохранении и покупать в больницы то, что должен обеспечивать госбюджет. В таких случаях мы пытаемся выяснить, почему больница не получила необходимое, пишем в Минздрав. Мы пытаемся добиться, чтобы государство обеспечило ребенка всем, что положено за счет бюджета. Но если закончились госквоты или лекарства в больнице, мы беремся помогать. Может, так мы и заменяем собой государство, но только когда от своевременной помощи зависит жизнь ребенка, и ждать решения от государства нет времени.



Артем Шадрин, директор департамента Минэкономразвития:
– Благотворительные фонды дополняют государство, но государство от своих обязанностей по финансированию здравоохранения и социальной сферы не уклоняется. Здравоохранение, а точнее, лечение конкретного человека в тяжелых ситуациях – это такая вещь, на которую бюджетных средств может и не хватить, даже если объем государственных расходов на медицину был бы удвоен или утроен. И тут на помощь приходят благотворители, чья деятельность дополняет работу государства. Между государством и благотворительными фондами должно существовать конструктивное взаимодействие.



Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии:
– Нельзя постоянно играть в маленьких и ждать, пока взрослые решат все проблемы. Пусть государство занимается тем, чем может и как может, но мы сами, каждый человек, просто обязаны быть благотворителями – это вопрос не только помощи нуждающимся, но и общественной морали. Я уверена, что выжить может только то общество, которое понимает, что давать лучше, чем брать, что дарить приятнее, чем получать подарки. А что до государства, так оно порой дает гигантские суммы на социальные проекты, а куда эти деньги деваются – это уже на совести тех, кто ими распоряжался.


Елизавета Глинка, исполнительный директор фонда «Справедливая помощь»:
– Я уверена, что между государством и благотворительными фондами должно быть взаимодействие, ведь благотворительность делает то, чем государство по каким-то причинам заниматься не в состоянии. К тому же филантропия позволяет людям иметь выбор: если ребенок может быть прооперирован, например, в Германии, и там ему обеспечат лучшее лечение, то это его право.




Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия»:
– Разумеется, государство в соответствии с Конституцией должно выполнять свои социальные обязательства, это аксиома. А благотворительные общества – это другое дело. Настоящий благотворительный фонд – это доброта. Именно доброта, а вовсе не красота, спасет мир. Только очень важно, чтобы эти фонды были прозрачными и адресными. Потому что призыв вроде «Давайте поможем детям!» – сомнительное начинание. Каким детям, как поможем? А фонды – это помощь конкретному ребенку, конкретной семье, и это здорово. К тому же филантропия – это не только проявление доброты, но и показатель зрелости общества.



Ольга Башкирова, руководитель Фонда «Ренова»:
– На мой взгляд, успех заключается в сотрудничестве государства и благотворительных организаций. У каждого свои функции, у государства – разработка политики, законы, надзор и контроль. Но именно НКО в силах поднимать наиболее острые и нужные темы, решать вопросы, которые обделены господдержкой, объединять жертвователей и волонтеров, привлекать СМИ, доносить до властей актуальные проблемы, менять ситуацию, влияя на законотворческий процесс, привлекать внимание госорганов и ведомств, не подменяя государство.



Подготовлено Ольгой Волковой.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments