• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
27.03.2015

Включи мозг

Пять главных «страшилок»

Чего следует и чего не следует опасаться потенциальным донорам костного мозга



Артем Костюковский,
специальный корреспондент Русфонда

Уже несколько месяцев на сайте Русфонда выходят материалы в рубрике «Включи мозг». Мы спрашиваем у наших собеседников, готовы ли они стать потенциальными донорами костного мозга. Наши герои не раз задавали нам встречные вопросы, связанные с их опасениями по поводу самой процедуры донации. Мы решили прокомментировать пять самых распространенных «страшилок», касающихся трансплантации костного мозга (ТКМ).


1. Это больно


Существует два способа забора кроветворных стволовых клеток: непосредственно из костного мозга, через прокол тазовой кости, или из периферической (венозной) крови.

Прокол кости делается под общим наркозом. Поскольку это хирургическое вмешательство, после него доноры могут почувствовать боль в спине и тазовых костях, усталость, мышечную и головную боль. Но болевые ощущения все-таки незначительны и снимаются обезболивающими препаратами. Как правило, спустя два-три дня донор уже не вспоминает о процедуре.

Что касается второго способа, то процедура похожа на обычный забор крови, только из двух рук. Кровь проходит через специальный аппарат (клеточный сепаратор) и возвращается донору.

Накануне процедуры в течение четырех-пяти дней донор получает подкожные инъекции препарата, «выгоняющего» кроветворные клетки из костного мозга в кровь.

После инъекций и самой процедуры донор может почувствовать ломоту в костях (как при простуде), слабость и тошноту. Может почувствовать и головную боль, которую, к сожалению, не «возьмут» обезболивающие, придется перетерпеть, она иногда длится до трех дней. А может и не почувствовать. Один из доноров, Любовь Л., в интервью Русфонду рассказала, что только на второй день процедуры она испытала головокружение, которое через пару часов уже полностью прошло.


2. Мой костный мозг после трансплантации не восстановится


Вот уж чего опасаться совершенно не стоит. Восстановится полностью через три недели.


3. Данные о моем фенотипе могут выкрасть, они окажутся в руках злоумышленников


Таких случаев не было, и даже если теоретически предположить возможность «утечки», злоумышленники не смогут воспользоваться этими данными. Базы доноров во всем мире устроены таким образом, что информация о самих фенотипах и персональные данные их обладателей хранятся раздельно. Опасение, вероятно, связано со «страшилками», касающимися донорства внутренних органов. Но костный мозг – не сердце и не почка. Кстати, медики из НИИ им. Р.М. Горбачевой говорят о том, что в их практике было несколько доноров, которые боялись, что у них вместо стволовых клеток заберут почку. Но это, конечно, из разряда предрассудков.


4. За время, пока мой фенотип будет храниться в базе потенциальных доноров костного мозга, мое здоровье может ухудшиться. Смогу ли я отказаться?


Никто не сможет заранее сказать, понадобится ли ваш костный мозг и когда именно. Между сдачей крови на типирование и процедурой донации проходит от нескольких дней (чего почти не бывает) до нескольких лет. За это время, конечно, возможно всякое. У донора могут появиться хронические заболевания, он может переехать в другую страну, может просто передумать. Однако во всем мире действует принцип: здоровье донора превыше всего. Перед процедурой донор обязательно проходит тщательное клинико-лабораторное обследование. И если выявятся какие-либо риски, связанные с возможным ухудшением здоровья донора, процедура не состоится.

Отказаться от процедуры донации вы сможете всегда, никто не вправе от вас ничего требовать. Правда, хорошо бы вспомнить перед этим о том, что донорство костного мозга – это не донорство крови. Кровь за вас смогут сдать другие люди, а стволовые клетки – скорее всего, только вы один. Слишком редки совпадения фенотипов.


5. Знаю, что костный мозг не всегда приживляется – значит, я могу причинить вред пациенту?


Трансплантация – внешне простая, а на самом деле сложнейшая процедура. И при родственной, и при неродственной ТКМ всегда есть риск реакции «трансплантат против хозяина» (РТПХ), когда пересаженный материал начинает атаковать организм реципиента. Но даже если трансплантация оказывается неудачной, это еще не конец. Нередки случаи, когда одной трансплантацией дело не обходится. А иногда РТПХ может подсказать медикам, какой путь лечения следует избрать в будущем. Но вообще трансплантация костного мозга – практически последний шанс на исцеление больного. Хуже ему вы уже не сделаете.

Автор благодарит врача лаборатории тканевого типирования НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой (Санкт-Петербург) ОЛЬГУ МАКАРЕНКО за помощь при подготовке материала.

Как стать донором костного мозга

Пожертвовать на развитие регистра доноров костного мозга


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати