Яндекс.Метрика
Ева родилась до срока и весила всего полтора килограмма. Мы ее выходили, и через два месяца дочка догнала в развитии своих сверстников. Но в восемь месяцев грянула беда. Я обнаружила у Евы в животе уплотнение, врачи не оставили надежды – злокачественная опухоль первой стадии. То, что мы ее обнаружили на ранней стадии, не помогло: через полтора месяца опухоль выросла вдвое, возникли метастазы. Назначили химиотерапию. Об операции речь тогда не шла: слишком близко от опухоли расположены важные кровеносные сосуды. Но ни «химия», ни облучение не помогли, опухоль не уменьшилась. И нашим врачам предложить больше нечего. В немецкой клинике, куда я обратилась, успешно лечат нейтробластомы, проводят терапию с радиоактивным йодом, которой у нас нет. Нам нужно попасть туда, чтобы спасти дочку. Все мои четверо старших детей сейчас переживают за нее. Найти денег на оплату огромного счета для нас немыслимо, ведь мы с мужем совсем не можем работать, я все время по больницам с Евой, а муж следит за ребятами. Умоляю, помогите нам! Елена Артамошина, Московская область.
Опубликовано 18 мая 2013

Заведующий детским отделением Университетской клиники (Грайфсвальд, Германия) Хольгер Лоде: «Еве предстоит длительное лечение, она займет около года. После химиотерапии препаратами, которые она еще не получала, мы удалим опухоль и проведем MIBG-терапию с радиоактивным йодом. Завершать курс лечения должна аутологичная трансплантация костного мозга».

comments powered by HyperComments