Яндекс.Метрика

Запас прочности

Как долго врачи смогут работать в авральном режиме



Валерий Панюшкин,

главный редактор Русфонда

Мы не устаем восхищаться самоотверженностью врачей, работающих в больницах, приспособленных под борьбу с коронавирусом. Мы сравниваем их с бойцами на передовой. Но как долго могут продержаться на передовой бойцы? Насколько быстро редеют их ряды? Насколько измотаны те, кто остается в строю? Главные врачи московских больниц считают, что у столичной системы здравоохранения есть запас прочности, а у региональной – нет.

– Нельзя, конечно, сравнивать это с войной, – говорит главный врач Первой Градской больницы (Москва) Алексей Свет. – Что это за война, после которой я могу принять душ, съесть сэндвич и пойти домой? Но все равно, конечно, тяжело.

Возможность предоставлять медицинскому персоналу отдых доктор Свет предусмотрел еще до того, как в Первую Градскую стали поступать первые пациенты с COVID-19. Он говорит, что Департамент здравоохранения Москвы проявил понимание и очень помог в подготовке клиники к работе в экстремальных условиях. Больницу снабдили средствами защиты, но и не возражали, чтобы главный врач обращался в благотворительные фонды, если чего-то не хватает. Был разработан график, по которому врачи работают в «красной» зоне не дольше четырех часов. Штат клиники полностью укомплектован, потому что поступили на работу врачи из бездействующих сейчас частных клиник и город дал деньги на это. Когда медики устают, график, составленный доктором Светом, предполагает для них возможность взять четыре выходных дня подряд. «Втягиваешься в ритм и работаешь нормально, – говорит доктор Свет. – Мы долго можем так работать».

Но когда спрашиваешь Алексея Света о положении врачей в регионах, он печально замолкает и после паузы со вздохом уходит от ответа: «Я могу говорить только за себя».

Четырехчасовые смены введены во многих московских клиниках. Многие главные врачи в Москве настояли на том, что если кто-то из персонала заболевает коронавирусом, скорая помощь обязана везти этого пациента в ту больницу, где он работает и где коллеги встретят его как родного. Многие оборудовали для врачей комнаты, где можно постоянно жить, чтобы не возвращаться домой и не подвергать опасности заражения пожилых родственников или детей.

Доктор Ирина Куница из московского Лечебно-реабилитационного центра Минздрава РФ, организовав все это в своей клинике, занимается теперь кейтерингом – выстраивает очередь из ресторанов, которые готовы бесплатно и вкусно кормить врачей.

Но про положение в регионах доктор Куница не хочет говорить.

От главных врачей региональных больниц мне удалось получить частные жалобы «не под запись», но ни одного официального комментария про их запас прочности.

– Потому что нет у них никакого запаса прочности, – говорит заместитель гендиректора НМИЦ имени Дмитрия Рогачева (Москва) Алексей Масчан. – Человеческих резервов нет и патронов нет, если сравнивать с войной. В регионах и в мирное-то время врачей не хватает. И частных клиник мало – негде рекрутировать. Многие главврачи в Москве закупили, например, для своих больниц препарат актемра. Он от ревматоидного артрита, он дорогой – 20 тыс. руб. за одно введение, – но, если распознать тяжелое течение COVID-19 на ранней стадии, он помогает. Данного препарата не было в протоколе лечения. Московские главврачи осмелились закупить его, несмотря на это, а региональные главврачи побоялись. Теперь актемру в протокол включили, но ее уже нет на рынке – вся раскуплена. Мы очень надеемся на то, что появятся отечественные аналоги, но это неизвестно когда будет.

По словам профессора Масчана, создание в Москве мобильных медицинских бригад, которые могли бы выезжать туда, где не хватает врачей, является косвенным свидетельством того, что российские регионы не имеют достаточных ресурсов – технических, лекарственных, а главное, человеческих, – чтобы эффективно бороться с эпидемией, когда волна дойдет до них.

– Эти десантные отряды создаются, – говорит профессор. – Но актемры, например, для них нет. И еще много чего нет. Это все равно как бросать десант в бой без оружия. С одними только саперными лопатками.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Сбербанк
онлайн
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Sberbank Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

Далее

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments