• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
22.09.2017
Духи предков <br/>и отверстие в сердце
Духи предков
и отверстие в сердце
Жизнь. Продолжение следует
8.09.2017
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Все должно было закончиться 13 лет назад?
Помогаем помогать

5.09.2017
Итоги акции <br>«Дети вместо цветов»
Итоги акции
«Дети вместо цветов»
Катя Богунова
и ее дети
5.09.2017
Коля впервые <br>сел за парту
Коля впервые
сел за парту
Яндекс.Метрика
За 20 лет — 10,313 млрд руб. В 2017 году — 1 243 400 214 руб.
«Коммерсантъ» №037 [3368] 03.03.2006


ЧИНОВНИКИ ТОЖЕ ЛЮДИ

Лев АМБИНДЕР,
руководитель Российского фонда помощи

С этого года вопрос, нужна ли благотворительность в родном отечестве, больше некоммерческому сектору не грозит. На самом верху уже подтверждено: она нужна и ее следует развивать. Наверху поддержали и идею объявить 2006 год годом благотворительности в России. Возможно, этой весной даже состоится встреча деятелей сектора с президентом. Во всяком случае, во многих фондах рассчитывают с помощью Владимира Путина решить насущные юридические и бюрократические проблемы развития благотворительности. Итоги Российского фонда помощи за 2005 год тоже свидетельствуют, что без высокого вмешательства эти проблемы, скорее всего, не решить.

В 2005 году Российский фонд помощи собрал 63 562 800 руб. по публикациям в ”Ъ“, журнале «Домовой» и на сайте www.rusfond.ru ($2,254 млн при курсе 28,2 руб. за $1). Эти деньги пошли на помощь больным детям, инвалидам, неполным, многодетным и патронажным семьям, а также детдомам, интернатам и больницам. В сборах участвовало 4057 читателей, в том числе 2816 человек сделали по два и более переводов. Все авторы опубликованных писем получили исчерпывающую помощь. По сравнению с 2004 годом (без учета пожертвований в Беслан) сборы выросли на $377 тыс. В этом году Российскому фонду помощи исполняется десять лет.

Расслабляться, конечно, не стоит. Вот только что любимая радиостанция посвятила целую передачу теме «Благотворительность — это пиар или веление души?». Ответа собравшиеся у микрофона не нашли. По-моему, и не могли найти, потому что, во-первых, какая разница, отчего одни люди на свои деньги спасают чужого ребенка, а другие покупают квартиру сироте, к одиночеству которого не имеют никакого отношения? А во-вторых, нет ничего зазорного в стремлении к известности людей, творящих благо. Зазорно, по-моему, как раз наоборот — не замечать чужой доброты.

Мне приходится выслушивать вопросы и почище. Недавно на встрече со студентами в одном из престижных вузов девушка спросила: «Не стыдно ли принимать пожертвования от людей, которые обворовали страну?» Девушка заметно волновалась, но мне показалось, что ответ ей не очень-то и требовался.

Все это досадно, но поиск вторых смыслов в чужой доброте, не предусмотренной никаким регламентом, у нас в крови, и с этим долго еще ничего нельзя будет поделать. Эта подозрительность разлита в широких массах трудящихся, в том числе, разумеется, и чиновников. Об этом говорят все соцопросы последних лет: большинство сограждан либо ничего не слышали о благотворительности, либо не верят в ее искренность.

Указами тут не победить. Благотворительность, как и доброту вообще, нельзя насадить. Но чиновникам можно хотя бы вменить в обязанность считаться с явлением и учитывать его. Для Российского фонда помощи, как и для многих других фондов, хотя бы такое соучастие власти становится крайне необходимым. Объемы читательской помощи растут, и этот интерес надо квалифицированно обслуживать. Наши читатели в последние годы так добры, что иногда удается собрать денег больше, чем надо. Мы научились утилизовать «излишки» в пользу несчастных, которым не повезло попасть на страницы фонда. У нас десяток таких программ, готовим к запуску еще три. Растет и число постоянных доноров-партнеров. Вот только что присоединился Русь-банк. Председатель его правления Владимир Балабанов так сообщает об этом решении: «Мы давно присматриваемся к вашему фонду. Вы даете читателям прекрасную возможность участвовать в судьбе страдающих людей, чувствовать себя подлинными гражданами страны и удовлетворять нормальную человеческую потребность помогать больным детям». Появилось и совсем новое направление, в котором наш главный аргумент, публикация, вообще не требуется. Эти доноры ежемесячно получают от нас счета на лечение особо тяжелых больных ребятишек. Договор на год, средства выделены солидные, условие одно — системные отчеты о результатах помощи. Мы ввели спецслужбу экспертов, отвечающих за переписку с читателями.

То есть растут и требования к качеству информации, скорости ее выдачи. Фонд обретает черты конвейера, и без системного взаимодействия с исполнительной властью нам уже не обойтись. Мои попытки договориться о взаимодействии с Минздравсоцразвития РФ и Федеральным агентством по здравоохранению и соцразвитию (Росздравом) пока ни к чему не привели. И вот как бы наивно это ни звучало, но мне представляется, что в этих ведомствах должна появиться комиссия, куда вошли бы и мы, организации, обслуживающие благотворительность в здравоохранении. И там можно было бы решать текущие проблемы. Сама по себе эта комиссия, конечно, не возникнет, чиновники у нас слышат только президента.

Вот смотрите. Шестилетнему Валере Штырову с адренолейкодистрофией необходимо лечение в Израиле. Вся сумма, которая требовалась от его семьи, уже собрана нашими читателями, но отъезд задерживается. Штыровы в соответствии с «льготным курсом рублевого покрытия» оплачивают только треть стоимости лечения, а две трети вносит Росздрав. Но Росздрав не внес, потому что Минфин «не определил льготный курс». А Минфин не дает денег, потому что нет постановления правительства, согласно которому функция отправки детей на лечение за границу была бы передана от бывшего Минздрава РФ в Росздрав. Бывший Минздрав исчез ровно два года назад в результате административной реформы. Постановление готовит молодое ведомство господина Зурабова, все два года готовит. Понятно, это не козни, просто текучка, руки не доходят, сейчас вот все заняты национальным проектом в области здравоохранения.

А так собрались бы комиссией, определились да и решили все по-доброму. В конце концов, чиновники тоже люди, верно?
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати