Яндекс.Метрика

Армия добровольцев

Как волонтеры доказали свою эффективность в эпоху коронавируса



Оксана Пашина,

корреспондент Русфонда

Отношение к волонтерам в наших больницах до последнего времени было скептическим. Исключение составляли, пожалуй, только студенты-медики, которые работали в больницах для повышения собственной квалификации. Всех тех, кто приходил просто с улицы, считали скорее массовиками‑затейниками, чем реальными помощниками врачей: организовать праздник для пациентов, подарить подарки, надуть шарики, провести концерт. Но пандемия коронавируса заставила взглянуть на волонтерство предельно серьезно – добровольцы действительно могут спасать жизни людей. Об этом нашему корреспонденту Оксане Пашиной рассказал Александр Ванюков, рентгенэндоваскулярный хирург, заведующий отделением рентгенхирургии 52-й московской больницы.

Не ангелы с пульсоксиметрами

52-ю больницу одну из первых в Москве перепрофилировали под прием пациентов с коронавирусом. Это неудивительно, так как она является профильной по пульмонологии и там есть отделение ЭКМО – экстракорпоральной мембранной оксигенации (это система, которая насыщает кровь кислородом и может заменить легкие, если они в критическом состоянии или отказывают). С начала февраля в больницу каждый день стали поступать десятки пациентов, около сотни находились в реанимации. И скоро стало очевидно, что врачи и медперсонал просто выбиваются из сил, пытаясь справиться с такой серьезной и постоянно растущей нагрузкой.

– Я раньше думал, что волонтеры – это прямо какие-то полусвятые, полублаженные. Но, честно, я не очень понимал, зачем им все это надо, и сам с волонтерами прежде не сталкивался, – признается Александр Ванюков. – Но когда нас переоборудовали под коронавирус, мы поняли, что без помощи не обойтись. Я без особенной какой-то надежды написал об этом в фейсбуке, дал свой номер телефона. И в первые же дни откликнулось более 500 человек!

Однако тут же возникла новая проблема. Такой поток помощников надо было еще как-то организовать, а врачи не менеджеры, не управленцы, им это сложно.

– И тогда мы решили поручить волонтерам наблюдение за состоянием пациентов. Дали им градусники и пульсоксиметры, научили мерить сатурацию (уровень насыщения крови кислородом) и отправили в обход по палатам, – говорит Александр Ванюков и, немного помолчав, с чувством добавляет: – И вот тут произошли чудеса! У нас резко снизился уровень смертности, мы перестали находить в палатах погибших людей, а такое раньше, как это ни печально, случалось, особенно по ночам.

На самом деле никакого чуда тут, конечно, нет. При коронавирусе ухудшение состояния пациента иногда происходит довольно резко. Только что человек нормально дышал, а потом вдруг может начать задыхаться или потерять сознание. Волонтеры подходили к каждому пациенту примерно раз в час, а то и чаще. Это позволяло врачам быстрее реагировать: подхватить пациента, если состояние ухудшилось, срочно поместить в реанимацию или на аппарат искусственной вентиляции легких.

– Конечно, мы знаем, что мониторинг состояния пациента очень важен, но без волонтеров у нас просто физически не было такой возможности. Эти добровольцы спасли много жизней в прямом смысле слова, – считает Александр Ванюков.

Футбольные фанаты и топ-менеджеры

Александр Ванюков рассказывает, что много говорил с волонтерами и очень интересовался их мотивацией. В больницу пришли в основном молодые люди, в возрасте от 25 до 40 лет, но все они очень разные. Кто-то говорил, что просто не может сидеть дома – без работы, без какой-то активной деятельности. Кто-то считал, что нельзя оставаться в стороне, когда весь мир борется с пандемией. Их Александр называет «те, кто приходит помогать на пожаре». Но были и другие – те, кого в соцсетях обзывают «ковид-диссидентами».

– Пришли и говорят: что-то мы не верим в этот ваш коронавирус и вообще сомневаемся, что он существует, хотим сами посмотреть и убедиться. Ну посмотрели, убедились и начали помогать, – улыбается Ванюков.

С такой мотивацией, например, пришла целая команда футбольных болельщиков. Удивились большому количеству пациентов, в том числе тяжелых, посмотрели, как сутками дежурят врачи в костюмах «космонавтов», и сказали:

– Ничего себе! Мы-то, здоровые сильные парни, дома, что ли, должны сидеть? При таком раскладе мы остаемся.

По словам Александра Ванюкова, эти грубоватые татуированные парни оказались самыми внимательными сиделками:

– Иногда изумляешься просто, с какой нежностью они поднимают и переворачивают какую-нибудь бабушку – как пушинку. Выслушивают все жалобы, разговаривают, подбадривают. А пациентам, особенно пожилым, иногда внимание нужно не меньше, чем лекарство. Оно тоже лечит.

Другие волонтеры оказались прекрасными организаторами. Например, менеджеры крупных банков. Благодаря им удалось организовать волонтерский чат, оптимально распределять нагрузку и задачи, доносить конкретные задания до каждого помощника, рассказывает Александр:

– Один юноша организовал нам работу транспортной бригады. Это люди, которые перемещают пациентов между корпусами, на выписку или между отделениями. Потому что сначала непонятно было, сколько нужно волонтеров, почему их не хватает и больным приходится долго ждать транспортировки. Молодой человек составил график, и стало понятно, сколько волонтеров в какой день нужно и какая у них загруженность. То же самое сделали в реанимационном отделении. Постепенно система оптимально отладилась.

Фронтовое братство

Сейчас ситуация с коронавирусом более-менее спокойная, пациентов стало меньше и волонтеров тоже. Многие вышли на свою основную работу и больше не могут ходить в «красную зону» (туда, где непосредственно находятся пациенты с коронавирусом) в том числе и в реанимацию. Но многие продолжают работать в «зеленой зоне» – выполнять хозяйственные поручения, помогать при приеме пациентов, Дзаполнять анкеты, опросные листы.

– Не дай бог, конечно, чтобы опять понадобилась «мобилизация», – говорит Александр Ванюков, – но в случае чего снова собрать волонтеров будет уже несложно. Мы до сих пор общаемся в волонтерском чате и просто так, по телефону. Это, может быть, грубое и примитивное сравнение, но все наши волонтеры как фронтовики – люди, которые пережили вместе тяжелые времена и чувствуют какое-то единение, принадлежность к одному сообществу. И это навсегда.

Ну а некоторые футбольные болельщики даже сделали себе татуировки COVID-19, чтобы не забывать и не терять своих.

Фото Евгения Фельдмана

Республика Татарстан

«Городская детская поликлиника №6» (Казань) требуется 103 981 руб.

Защитим врачей


    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Сбербанк
    онлайн
    Телефон
    Другое

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

    МТС. Легкий платеж

    Пожертвовать
    с помощью SMS

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

    Как помочь из-за рубежа

    Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
    comments powered by HyperComments