Яндекс.Метрика

Универсальное оружие

Как закон «Об иностранных агентах» стал удобным инструментом для борьбы с любой неудобной общественной организацией



Оксана Пашина,

корреспондент Русфонда

Представитель Правозащитного центра «Мемориал» Сергей Данилин при входе в офис организации. Фото: Василий Шапошников, «Ъ»
«Это нас не касается, это про политику», – думали многие в 2012 году, когда принимался федеральный закон об НКО – иностранных агентах. Но оказалось, что на деле клеймо «иностранный агент» может получить любая НКО. Включая ту, что с политикой ничего общего не имеет, а занимается, например, экологией, социологией, просвещением или благотворительностью. Закон оказался универсальным орудием борьбы с НКО – его используют и местные власти, и соседи по району, если им что-то не нравится.

Подозрительная благотворительность

В ноябре в сообществе московского района Беговой в фейсбуке появилось обращение муниципального депутата Зои Андриановой к президенту Владимиру Путину. Обращение, подписанное полутора тысячами жителей района, больше всего напоминает классический донос в лучших отечественных традициях. Депутату и районной общественности не понравилось, что благотворительная организация «Ночлежка» планирует открыть в их районе социальный центр для бездомных. Депутат и общественность просят Администрацию Президента России проверить, не происки ли это иностранных агентов.

В обращении указано, что «Ночлежка» получает средства от зарубежных организаций и госструктур. Кроме того, эта организация инициирует создание избирательных участков для бездомных, а значит, считает Андрианова, у «Ночлежки» «есть постоянный доступ к социально уязвимой, зависимой и управляемой группе населения, имеющей активное избирательное право на выборах всех уровней». И к тому же, «руководители МБООПБ „Ночлежка“ не являются ни врачами, ни меценатами, ни социальными предпринимателями – это выпускники элитных западных бизнес-школ и бывшие сотрудники банков и иностранных аудиторских компаний», подчеркивает депутат Андрианова.

– Мы такого никак не ожидали, – говорит Дарья Байбакова, директор московского филиала «Ночлежки». – Наша организация не занимается политикой в принципе, и мы думали, что статус иностранного агента к нам ни с какой стороны не применим. Мы знаем, что есть люди, которые считают, что социальный центр в Москве не нужен, а всех бездомных нужно отправлять за 101-й километр. Но одно дело дискутировать и выступать против конкретных проектов, а другое – бороться с одной из старейших благотворительных организаций с помощью доносов в Администрацию Президента. То, что муниципальный депутат прибегла к такому способу, просто шокирует.

Дарья Байбакова, директор московского филиала «Ночлежки» (слева) разговаривает с жителями Савеловского района по поводу открытия филиала «Культурной прачечной». Фото Анны Иванцовой

Закон широкого действия

Федеральный закон №121 «Об иностранных агентах» вступил в силу в ноябре 2012 года. По этому закону иноагентом признается любая НКО, которая занимается «политической деятельностью» и получает при этом какие-то средства из-за границы. В 2016 году Госдума уточнила, что значит «политическая деятельность» НКО. Согласно этим поправкам, к ней не относится «деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность».

Но НКО от этих поправок легче не стало – скорее, наоборот. Потому что в том же законе говорится, что независимо от целей и задач, указанных в учредительных документах, НКО все-таки участвует в политической деятельности, если, например, она участвует в публичных мероприятиях, публично обращается к госорганам или органам местного самоуправления и должностным лицам, формирует общественно-политические взгляды и убеждения и даже если просто проводит соцопросы.

Волонтеры раздают еду в Ночном автобусе. Фото: Артем Лешко / «Ночлежка»

Москва, Калининград, Пенза, далее везде

В последние годы из-за закона об иностранных агентах прекратили свою деятельность десятки региональных НКО, выполнявших важные социальные функции. Например, в Пензенской области в 2015 году была ликвидирована некоммерческая организация «Панацея», которая занималась профилактикой ВИЧ и СПИД. Прокурор города Кузнецка Алексей Аношин посчитал, что деятельность «Панацеи» не согласована с властями и противоречит госполитике. А декан юрфака Пензенского госуниверситета Виталий Гошуляк в своем экспертном заключении по запросу прокуратуры написал, что раздача шприцев и презервативов – это «косвенная, а подчас и прямая пропаганда наркотиков и гей-культуры». Прокуратура подала иск в городской суд Кузнецка с требованием признать «Панацею» иностранным агентом. НКО не выдержала давления и прекратила свою работу.

В том же 2015 году в Калининграде была признана иноагентом организация «Мир женщины», которая помогала женщинам в кризисных ситуациях. НКО жертвовали деньги российские компании, которые, в свою очередь, получали какие-то средства из иностранных источников. «Политикой» местные власти посчитали встречу подопечных организации с областными депутатами в местной библиотеке. В итоге НКО удалось оспорить штраф и выйти из реестра иностранных агентов, но на это пришлось потратить два года – и дойти до Верховного суда. И надо иметь в виду – даже если организация откажется от иностранного финансирования, она все равно остается в реестре иноагентов Минюста с пометкой «прекратила выполнять функции иностранного агента». Процедура и сроки удаления такой записи в законе не прописаны – получается, она может остаться в реестре навсегда.

В этом году под раздачу попал Центр содействия коренным малочисленным народам Севера – правозащитная организация с 20-летней историей. В ноябре Мосгорсуд по требованию Минюста принял решение о ликвидации этой НКО. В 2015 году центр был признан иностранным агентом, но три года спустя его исключили из реестра, так как в 2017 году организация отказалась от иностранного финансирования. Но суд все равно решил центр закрыть – на основании простой формальности: устаревшего устава и неактуального юридического адреса. Хотя это незначительное нарушение, которое быстро исправляется, не может быть основанием для ликвидации.

Григорий Вайпан, руководитель судебной практики в Институте права и публичной политики, который защищал интересы центра в суде, считает, что закон об иностранных агентах оказался удобным инструментом для расправы с любой неугодной НКО:

– Признание иностранным агентом стало логичным звеном в истории гонений на центр со стороны государства. В организации проходили обыски, директора центра Родиона Суляндзигу не пускали за границу: в 2014 году пограничники ФСБ в аэропорту просто вырезали ему страницу из загранпаспорта, чтобы он не смог поехать на международную конференцию в Нью-Йорк. Центр содействия коренным малочисленным народам Севера – это самая главная сейчас в России независимая организация, которая занимается защитой прав коренных народов. И именно этим объясняется давление со стороны властей.

– У нас действительно были международные проекты. Мы не занимаемся политической деятельностью. Это были образовательные проекты, – рассказывает Родион Суляндзига. – Но сделать мы тогда ничего не смогли, Минюст так решил, пришлось заплатить штраф 300 тысяч. Проблема на самом деле гораздо шире и связана с освоением Арктики и Сибири – это очень болезненный вопрос. Мы говорим, что Сибирь и Арктика – это не только углеводороды или золото, это территории, где живут коренные народы, их историческая родина. В России нет законодательства, которое бы регулировало взаимоотношения недропользователей и коренных народов. Поэтому это регион потенциальных и уже текущих конфликтов. Государство встает на сторону бизнеса, а людей некому защитить, на людей власти смотрят как на досадное препятствие.

Доносы пишут – НКО работают

Активисты профсоюза граждан России во время проведения согласованного пикета «Иностранным агентам не место в России». Пикет прошел у центрального офиса ассоциации «Голос». Фото: Геннадий Гуляев, «Ъ»
Что касается возрождения жанра доноса, то он никогда и не умирал, считает правозащитница Светлана Ганнушкина:

– Просто он был не востребован. А теперь опять востребован. А причиной всему – страх, который испытывает сама власть и считает необходимым насадить его в обществе.

Центр содействия коренным малочисленным народам Севера продолжает работу, так как судебное решение о ликвидации еще не вступило в силу, сообщил Григорий Вайпан:

– 4 декабря мы подали апелляционную жалобу. Параллельно пытаемся устранить недостатки в документах, на которые указал Минюст. Несмотря на то что недостатки мелкие, Минюст всячески нам противится. Очевидно, что он не заинтересован в том, чтобы дать организации возможность работать в России. Но впереди еще новый суд.

«Ночлежка» тоже не сдается, утверждает Дарья Байбакова:

– Мы движемся по плану, начали ремонт в помещении социального центра в Москве в Бумажном проезде, сдали документы на утверждение в пожарную службу. В общем, работаем, несмотря ни на что.

Самое громкое сегодня дело НКО – иностранного агента – это, конечно, дело «Мемориала». Правозащитный центр «Мемориал» был признан иностранным агентом в 2014 году, а два года спустя в реестр иноагентов внесли Международное общество «Мемориал». На сегодняшний день «Мемориалу» выписано 17 штрафов на общую сумму около 3 млн руб. Характерно, что штрафуют «Мемориал» в основном по жалобам неких сотрудников ингушского управления ФСБ, которые заявляют, что организация не маркирует себя как иностранного агента в своих аккаунтах в соцсетях.

Представитель «Мемориала» Светлана Ганнушкина вспоминает, что в 2012 году, когда закон об иноагентах только приняли, правозащитники не увидели в нем чего-то особенно страшного:

– Подумаешь, отчитываться четыре раза в год. Когда у тебя каждая копейка на счету, это не так уж сложно. Потом аудит каждый год. Тоже ничего страшного. Я вообще считаю, что ежегодный аудит полезен для любой организации. И наконец, мы должны маркироваться как иностранный агент – это очень неприятно, конечно. И вот власти теперь именно на это обращают пристальное внимание. Я сейчас написала письмо в Минюст, в котором прошу расшифровать алгоритм этой маркировки, что конкретно они хотят. Хотят, чтобы после каждого упоминания нашей организации мы писали «иностранный агент»? Хорошо, будем писать. Потому что главное-то им не удалось: ошельмовать нашу и подобные организации в глазах общества. Никто не обращает внимания на эту подпись «иностранный агент». Наоборот, это уже воспринимается как знак качества, честности и независимости. Вызвать презрение в обществе не удалось, так теперь они решили уничтожать нас финансово, с помощью штрафов. Так власть вступает в противоборство с гражданским обществом, что совершенно нелепо.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Сбербанк
онлайн
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Sberbank Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

Далее

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments