Яндекс.Метрика

Антираковый корпус

Как 100 очень хороших онкохирургов поднимут уровень всей отрасли

Выступает Илья Черниковский, завотделением Московской городской онкологической больницы №62, президент Школы практической онкологии и давний друг Андрея Павленко
В Школе практической онкологии имени Андрея Павленко в прошедшую субботу, 24 сентября, был первый выпуск. Дипломы получили молодые хирурги, поступившие весной 2020-го, вскоре после смерти Павленко. Все это время они учились и оперировали под руководством лучших специалистов. За десять лет школа хочет выпустить 100 онкохирургов разной специализации. А их сейчас в России около 4 тыс. – кажется, сотня погоды не сделает. Но дело не в арифметике.

Школа и жизнь

Андрей Павленко – выдающийся онколог и онкохирург, один из самых известных за пределами профессионального круга врачей. Весной 2018 года у него был диагностирован рак желудка третьей стадии – болезнь, которой он фактически все годы занимался. У Павленко, которому было всего 39, хватило мужества и решимости превратить собственную трагедию в просветительский проект. В видеоблоге, колонках, интервью, фильмах он рассказывал о ходе своей болезни и лечения, отвечал на вопросы. Многое из этого можно посмотреть на странице его проекта. Он перенес операцию по удалению желудка, была ремиссия. А потом рак снова стал наступать. Павленко скончался в начале 2020 года – его вдова опубликовала заранее записанное обращение: «Уважаемые друзья! Если вы смотрите это видео, значит, я уже умер...»

Павленко мечтал изменить систему образования врачей-онкологов. И, уже будучи тяжело больным, создал Школу практической онкологии. Увлек коллег, которые позже стали преподавателями, нашел спонсоров. «Как сейчас вижу: мы сидим с Андреем в баре, он рассказывает мне о школе, и глаза у него горят», – вспоминал на вручении дипломов один из его друзей.

Первый набор в школу прошел через несколько месяцев после смерти хирурга.

В пространстве Noodome в Романовом переулке в Москве в субботу собрались все причастные к созданию и работе школы, друзья Павленко, известнейшие онкохирурги, онкологи, другие врачи из разных городов.

Выпускались онкохирурги-колопроктологи – до конца дошли четверо из семерых поступивших. Чтобы не терять целый день, перед торжественной частью вставили два занятия – про коммуникацию. На них были и нынешние выпускники, и два следующих набора. Меня поражает в молодых врачах сочетание внутренней легкости с абсолютной преданностью профессии. Вот они шутят, рассказывают забавные истории про учебу. Но стоит двоим таким собраться вместе, и разговор уходит в профессиональные сферы. Обсуждать перемещение коллеги по ободочной кишке для них увлекательнее, чем поездку по экзотической стране.

В Школу практической онкологии поступают после ординатуры, и это непросто. Конкурс, говорит директор школы Надежда Кузнецова, 12–14 человек на место. Кандидаты помимо резюме и рекомендаций обязательно присылают видео собственной работы. Реальная операция, на симуляторе, на животном материале... Плюс теоретический экзамен, беседа с менторами и т. д и т. п.

День хирурга


Топить в пространстве Noodome еще не начали, на последнем занятии молодым онкохирургам пришлось завернуться в пледы

Никакого здания с кабинетами и аудиториями нет: база школы – десяток больниц в Москве, Петербурге, Уфе, Тюмени. А основное занятие студентов – работа в этих больницах. Ежедневно. По 12–14 часов. Вот довольно типичный день Эмиля Чир-Чира, одного из выпускников, – он приехал из Анапы и обучался на базе 62-й московской онкобольницы, у известного онкохирурга Ильи Черниковского:

– В 7:00–7:20 приезжаю на работу и сразу бегу посмотреть своих пациентов. В телефоне у меня – план на день с заметками: кто на выписку, у кого надо взять анализ или посмотреть готовый. Многие врачи держат это все в голове, я предпочитаю писать: проще думать, когда оперативная память свободна.

В 8:15 планерка в ординаторской. Предыдущая смена докладывает обстановку, заведующий задает вопросы – я к этому времени уже должен все знать про своих пациентов: «все в порядке, можно не переживать» или «ситуация тревожная, сейчас буду заниматься».

В 9:20 меня вызывают на первую операцию. Она заканчивается в районе часа дня. Дальше есть полчаса-час. Обеденного перерыва как такового нет, но можно успеть перекусить. У меня на еду уходит 4 минуты, я засекал. Еще я должен в это время посмотреть анализы, назначенные утром, сделать дополнительные назначения. Важно успеть, потому что после второй операции некоторых специалистов может уже не быть.

В 15–16 часов заканчивается вторая операция (иногда может быть всего одна, тогда свободный хирург ведет амбулаторный прием). После нее я делаю повторный обход пациентов. Ведь их состояние может довольно быстро меняться – это специфика хирургических отделений. Хотя, наверно, я это делаю больше для собственного успокоения.

После 15–16 часов начинается бумажная работа. Я стараюсь во всех записях отразить, что сейчас с пациентом, что было и что планируется. Чтобы и другой врач мог все понять, и мне легче было вспомнить. Еще время уходит на переписку с пациентами. У меня такая система взаимодействия: даю им свой рабочий WhatsApp, но договариваемся, что они не звонят мне, а только пишут. Для стандартных вопросов у меня есть готовые шаблоны ответов. Но все равно на переписку уходит примерно час в день.

Ухожу домой в 7–8 часов вечера.

Помимо работы есть занятия в школе – в выходные дни, иногда по вечерам после работы в зуме. Кроме того, бывают стажировки и занятия на базе других больниц.


Выглядит немного устрашающе. Главный смысл такого напряжения всех сил – в практике. За два года студентам гарантировано участие в 150 операциях и самостоятельное проведение минимум 40. А некоторым удается сделать намного больше. Добиться этого было нелегко, говорит Кузнецова. Школе надо было найти очень хороших, опытных наставников, готовых тратить время на обучение и предоставлять ученикам возможность практиковаться. Это очень важно – и очень сложно.

Ординатура – и точка


Врачам надо уметь выступать: преподаватель по навыкам публичных выступлений Сергей Журихин объясняет студентам, как увлечь аудиторию. В первом ряду по краям – два выпускника, Даниил Синютин (справа) и Максим Попов (слева). Между ними – Рашат Атавов, ему учиться еще год

Школа Павленко локально решает тяжелую проблему всей хирургии. После ординатуры молодой хирург утыкается в стену. Знаний и опыта у него еще недостаточно, чтобы полноценно и самостоятельно работать. А найти место, где можно этот опыт получить, крайне сложно. Так же как и ментора, готового тратить на тебя силы. Нет хорошей возможности приобретать знания из смежных областей. А при этом нужно еще и зарабатывать.

Чтобы преодолеть этот этап в карьере и двигаться дальше, будущему хирургу нужны не только талант и знания, но и немалое везение. Например, случайная встреча в правильной больнице с правильным наставником. И даже если превращение ординатора в полноценного врача в конце концов состоится, на это уйдет, скорее всего, восемь-десять лет.

Школа Павленко превращает везение в систему: находит наставников, гарантирует получение практического опыта и знаний из смежных областей. Например, хирург в принципе не обязан глубоко знать химиотерапию, а в Школе Павленко это одна из дисциплин. Зачем? Выпускники смогут говорить на одном языке с химиотерапевтами и совместно определять тактику лечения: сразу оперировать или уступить дорогу химии.

А отдельный курс посвящен отработке навыков на живых тканях. Проще говоря, на животных, на свиньях. Далеко не все хирурги проходят через этот этап, а он очень важен, говорит хирург из Национального медицинского исследовательского центра имени В.А. Алмазова Александр Неймарк, преподаватель школы и друг Павленко: где еще можно попробовать и сравнить в почти реальных условиях разные техники?

Единицы и миллионы


Школьное расписание Эмиля Чир-Чира – 12–14 часов на работе по будням, очные занятия по выходным и общеобразовательный зум по вечерам

Андрей Павленко задумывал свой проект как абсолютно некоммерческий. За счет средств спонсоров выпускникам платят стипендию – 50 тыс. руб. в месяц, компенсируют расходы на аренду квартиры, питание, билеты. 50 тыс. руб. получают за свою работу и наставники. В сумме обучение одного студента обходится школе, с учетом ежемесячной стипендии, в 3–5 млн руб. ежегодно. При этом выпускников школы очень мало – в чем смысл дорогого локального проекта?

Для каждого конкретного вида рака, говорят онкохирурги, существует не больше двух десятков работающих с ним профессионалов топ-класса. Поэтому сотня – на самом деле много.

А еще важнее, что роль такого специалиста не сводится к лечению именно его пациентов. Влияние хорошего умного врача очень широко, говорит Александр Неймарк. Он выступает на конференциях, делится опытом, ведет научную работу. А позже, став завотделениями и главными врачами, выпускники понесут свои знания и навыки множеству коллег. Важно начать.

Фото Евгении Жулановой

Александр Неймарк из НМИЦ имени Алмазова помогает студентам отрабатывать хирургические навыки на тканях животных. Он тоже друг Андрея Павленко

Александр Неймарк из НМИЦ имени Алмазова помогает студентам отрабатывать хирургические навыки на тканях животных. Он тоже друг Андрея Павленко

Опыт, который Эмиль Чир-Чир приобрел за два года, вне школы, возможно, пришлось бы копить в несколько раз дольше

Опыт, который Эмиль Чир-Чир приобрел за два года, вне школы, возможно, пришлось бы копить в несколько раз дольше

Директор Школы практической онкологии Надежда Кузнецова (слева) и София Павленко, дочь основателя школы, – она специально приехала из Петербурга на первый выпуск

Директор Школы практической онкологии Надежда Кузнецова (слева) и София Павленко, дочь основателя школы, – она специально приехала из Петербурга на первый выпуск

Студенты, преподаватели, организаторы школы перед вручением дипломов. Всех не перечислишь, но можно узнать многих – например, онколога Михаила Ласкова (стоит слева, в жилете), Александра Захаренко, заместителя главного врача по онкологии НИИ хирургии и неотложной медицины Первого Санкт-Петербургского медуниверситета имени Павлова (стоит крайним справа), директора школы Надежду Кузнецову (в центре, с синим телефоном)

Студенты, преподаватели, организаторы школы перед вручением дипломов. Всех не перечислишь, но можно узнать многих – например, онколога Михаила Ласкова (стоит слева, в жилете), Александра Захаренко, заместителя главного врача по онкологии НИИ хирургии и неотложной медицины Первого Санкт-Петербургского медуниверситета имени Павлова (стоит крайним справа), директора школы Надежду Кузнецову (в центре, с синим телефоном)

Илья Черниковский и Надежда Кузнецова, президент и директор школы

Илья Черниковский и Надежда Кузнецова, президент и директор школы

Даниил Синютин учился на базе Республиканского клинического онкологического диспансера в Уфе, его наставник (справа) – заведующий хирургическим отделением диспансера Дмитрий Феоктистов. Синютин перевыполнил план: вместо 40 самостоятельных операций сделал почти 80

Даниил Синютин учился на базе Республиканского клинического онкологического диспансера в Уфе, его наставник (справа) – заведующий хирургическим отделением диспансера Дмитрий Феоктистов. Синютин перевыполнил план: вместо 40 самостоятельных операций сделал почти 80

Черниковский и Чир-Чир, ментор и ученик

Черниковский и Чир-Чир, ментор и ученик

Учеба в Уфе принесла Даниилу Синютину помимо прочего друга (Максим Попов, слева) и жену Эльнару

Учеба в Уфе принесла Даниилу Синютину помимо прочего друга (Максим Попов, слева) и жену Эльнару

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Телефон
    Другое
    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Альфа•банк ЮMoney