Яндекс.Метрика

Вернуть все как было

На какую реабилитацию собирает деньги Русфонд и как она устроена

Гриша Кутенков и физиотерапевт Денис Семенов
Последние полгода Русфонд занимается реабилитацией в партнерстве с частным подмосковным центром «Три сестры». Мы помогаем детям после травм, инсультов, неудачного хирургического вмешательства. А есть много диагнозов, с которыми Русфонд по этой программе не работает. Хотя таким детям тоже нужна помощь. Почему так? И какой смысл платить недешевому частному центру, если реабилитация включена в ОМС?

Реабилитационный центр «Три сестры» находится в Подмосковье – деревня Райки, Чеховская улица, дом 1. При построении маршрута «Яндекс», за которым я раньше что-то не замечал такого внимания к моим перемещениям, вдруг заявил: «Вы здесь были семь лет назад».

И правда. Я тогда писал о «Трех сестрах» в медицинском журнале Vademecum – в основном про то, что это за бизнес, откуда взялись начальные инвестиции, как дела с прибылью, окупаемостью, все в таком духе. Не буду пересказывать. Из необычного в этой истории – например, сама Анна Симакова, гендиректор «Трех сестер».

Генеральный директор «Трех сестер» Анна Симакова
Она начинала карьеру в «Северстали», в 22 года, еще не кончив институт, уже доросла до замдиректора шахты по экономике, а через несколько лет все бросила, потому что «захотела чего-то хорошего, социального», – и ушла вместе с партнерами делать с нуля стартап. «Северсталь», говорит она, в этом финансово никак не участвовала.

Выбирали тогда между домом престарелых и реабилитацией, последняя перевесила. В медицине сейчас время генетики, тонких клеточных технологий – но и реабилитации тоже. Реабилитация становится все более значительной, важной и полноправной частью лечения.

Несколько десятилетий назад после инфаркта и инсульта полагалось несколько недель провести по возможности неподвижно, «отлежаться». Ну а дальше – как повезет, может, что-то постепенно и восстановится. Сейчас реабилитация порой начинается прямо в реанимации. Потому что ставки очень высоки: чем раньше, тем больше шансов восстановить пострадавшие функции организма.

Требуются любители поиграть

В начале 2010-х «Три сестры» купили гектар земли посреди леса с недостроенным зданием и построили реабилитационный центр площадью 3500 кв. м с 35 одноместными палатами. Дело пошло, в 2017-м центр расширился, к старому зданию пристроили еще одно, теперь здесь 6 тыс. кв. м, а стационар рассчитан на 120 человек. Снаружи «шов» незаметен – в «Трех сестрах» очень следят за красотой и единством стиля.

А второе важное изменение как раз и сделало в дальнейшим возможным сотрудничество «Трех сестер» с Русфондом: реабилитационный центр, поначалу принимавший только взрослых, занялся детьми. Их тут теперь человек 20.

– Мы давно приглядывались, готовились и наконец решились, – говорит Анна Симакова. – Кардинально что-то менять не пришлось, программы реабилитации у больших и маленьких схожи. Но ребенок не мотивирован так, как взрослый, поэтому нужно, чтобы специалисты, которые с ним работают, обладали «игручестью». Любили и умели играть. Еще одна особенность работы с детьми – сцепка с родителями. Ведь когда мы выпишем ребенка, заниматься с ним будет мама, ее надо научить. Детские врачи часто говорят, что общение с родителями – их главная проблема. Но я, как человек, любящий науку о медицинской коммуникации, считаю, что так не должно быть. Родители любят детей, беспокоятся, спрашивают – а многие врачи просто не очень любят отвечать на вопросы.

Делить центр на взрослую и детскую часть не стали – даже веселее, когда по соседству люди разных возрастов.

– В Америке рядом с домами престарелых всегда есть детская площадка, так идет взаимообогащение, – говорит Симакова.

Большинство врачей в «Трех сестрах», если не считать педиатра и еще нескольких чисто детских специалистов, работают и со взрослыми, и с детьми.

– У кого-то есть предпочтения, – уточняет Симакова, – кому-то нравится именно с детьми, а кто-то говорит: лучше не надо. И так и так можно.

Врач и его команда

Государственная система реабилитации развивается, но все-таки медленно и не всегда достаточно осмысленно. Например, реабилитации после инсульта по квоте приходится ждать месяцы, а порой и годы. Ведь сначала нужно получить инвалидность, а ее после инсульта дают не сразу – потому что вдруг пациент сам восстановится и инвалидность будет ему не положена. Вот такая логика.

Общая проблема в том, что реабилитация оценивается не по результату, а по числу дней, проведенных в санатории, количеству полученных массажей, лечебных ванн и т. д. Когда-то путевка в санаторий была единственной доступной возможностью реабилитации, и сейчас во многом так же, пусть даже реабилитация входит составной частью в ОМС и, верх продвинутости, в нее допущены частники.

В интернете много предложений «реабилитации по ОМС» в маленьких то ли гостиницах, то ли просто частных домах, где описаны условия проживания, обещаны четырех-пятиразовое питание, «полноценный досуг», «мониторинг жизненно важных функций», «оздоровительные процедуры» – и в общем все.

А как на самом деле устроена реабилитация? Опишу на примере «Трех сестер».

Реабилитация – работа целой команды во главе с врачом. В команде есть физический терапевт – это специалист по движениям. Если надо поднять руку или сжать кулак, это по его части. Есть эрготерапевт – специалист по функциям. Научиться выдавливать пасту и чистить зубы – это к нему. Этими тремя дело чаще всего не ограничивается, рассказывает старший доктор «Трех сестер» Дмитрий Сумин. Часто среди членов команды есть нейропсихолог, логопед, другие специалисты.
Старший доктор «Трех сестер» Дмитрий Сумин
Первый, для нашей страны непривычный пока этап – спросить у пациента или его родителей, чего им хочется достичь. Хотя бы в первую очередь. Кто-то мечтает пойти погулять без посторонней помощи, а кто-то – снова научиться играть в телефоне, почему бы и нет. Цели зависят и от бытовых условий.

– Если пациентка после реабилитации будет жить одна, нужно научить ее это делать. А если, например, ее собираются взять к себе дети, можно навыки самостоятельного обслуживания не доводить до совершенства и заняться чем-то другим, – объясняет Сумин.

Цели реабилитации обсуждают с пациентом до его приезда в стационар, и за это отвечает еще один член команды – медицинский менеджер. Заодно желательно выяснить важные мелочи. Кто-то боится ездить на лифте. А с кем-то, скажем, нельзя обсуждать финансовую сторону лечения, говорит Сумин.

И вот пациент приехал. Первые три дня даются специалистам для диагностики. Лечащий врач, физических терапевт и другие по очереди проводят осмотры, а затем – по несколько занятий. Потому что по одному осмотру всего не поймешь.

И только после этого команда собирается и обсуждает поставленные пациентом цели – все ли достижимо, нужны ли изменения. Их нужно будет обязательно согласовать с пациентом и его родственниками, потому что, когда цель по-настоящему желанна, все идет гораздо быстрее. Вести такие обсуждения – настоящее искусство, признается Сумин. Ведь у больного и его родственников могут быть весьма разные представления о том, какая реабилитация нужна.

Условные грибы

Реабилитация не санаторий, свободного времени у пациентов немного – ежедневно у них по несколько занятий с разными специалистами. Но у Иры Тюфяковой активная программа на сегодня уже закончилась. Этой очень худой короткостриженой девочке лет 15, и она борется с последствиями операции на головном мозге, после которой у нее серьезно пострадали двигательные функции.

Сейчас она в палате, и медсестра наклеивает ей на лицо забавные картинки. Ира сама их выбрала, и все это не забава, а один из элементов реабилитации, предназначенный для восстановления симметрии лица, которая из-за операции заметно нарушилась.

Одна из Ириных задач – снова научиться гулять с собакой. Но это, можно сказать, сверхзадача. Пока пройден первый этап: Ира ходит, опираясь на специальные ходунки. Теперь ей нужно учиться держать равновесие без опоры. Сегодня были занятия на велотренажере – чтобы укрепить мышцы ног. Отработка движений на специальной реабилитационной кушетке. Бассейн для развития координации.

Занятия разные – цель одна. Вторая большая задача, говорит Ира, – снова научиться готовить. Тут тоже нужны усилия сразу нескольких специалистов. И они не напрасны – тарелочка с испеченными девочкой печеньями стоит на столике, и несколько достается мне.
Ира Тюфякова и физиотерапевт Никита Заланин
– Было время, когда каждый из членов команды решал свою задачу, – рассказывает Сумин. – Говорили: «Я научу его ходить», «А я – говорить», «А я – умываться». Но потом мы подумали: вот специалист занимается с пациентом, пусть даже два часа, – а остальные 22 часа человек над этим не работает. И стали комбинировать задачи. Например, нужно научиться доставать одежду с верхней полки – эту ситуацию отрабатывают и физический, и эрготерапевт. Так обучение идет куда быстрее.

Цели должны быть очень конкретными – не просто «ходить», а, скажем, дойти из спальни до кухни, от палаты до ресторана.

Пациента после инсульта, который мечтает снова научиться собирать грибы, уже поставили на ноги и теперь учат наклоняться и поднимать с земли конусы – условные грибы. Научится – пойдут с эрготерапевтом в лес.

«Три сестры» и другие

Саша Кравченко и физиотерапевт Ксения Семичева
Программа сотрудничества Русфонда с «Тремя сестрами» включает в себя реабилитацию после травм, инсультов, последствий не совсем удачных операций. То есть восстановление недавно утраченных возможностей. В таких случаях задержка с началом реабилитации существенно ухудшает прогноз, зато, если взяться за дело вовремя, результат может быть достигнут быстро.

С большинством врожденных нарушений – ДЦП, генетика – иначе: такими детьми надо заниматься постоянно. У Русфонда есть и такие программы, врожденными нарушениями занимаются клиника GMS и другие наши партнеры. На работу с такими патологиями в «Трех сестрах» мы не собираем.

Фото Павла Волкова

Костя Ермошкин и физиотерапевт Александр Маров

Костя Ермошкин и физиотерапевт Александр Маров

Ира Тюфякова и Никита Заланин

Ира Тюфякова и Никита Заланин

Гриша Кутенков и Денис Семенов

Гриша Кутенков и Денис Семенов

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк ЮMoney