• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Русфонд.Технологии

26.10.2018
Как технологии<br/>
помогают<br/>помогать
Как технологии
помогают
помогать
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,267 млрд руб. В 2018 году — 1 333 458 882 руб.
6.04.2018

Колонка «Ъ»

Помочь нельзя отказать

Адресная помощь – основа помощи программной



Владислав Дорофеев,
руководитель бюро Русфонда в Москве и Московской области

На всероссийской конференции «Адресная помощь: перспективы и правила», организованной порталом «Милосердие.ru» в Москве на средства гранта Президента РФ, собрались 150 представителей фандрайзинговых, корпоративных и частных благотворительных фондов из 15 регионов страны. Общие сборы участников конференции составили в 2017 году около 5 млрд руб.

Финансовая составляющая в благотворительности граничит с этической, как, может быть, ни в какой другой сфере деятельности. Вот ситуация с Кемеровом: объявлять или не объявлять фондам немедленные сборы для пострадавших и семей погибших на пожаре в «Зимней вишне», когда миллионы людей действительно хотят помочь? В условиях крупной финансовой поддержки государства и отсутствия сформулированных потребностей потенциальных получателей благотворительной помощи, – конечно, нет: надо подождать. Несмотря на то что естественным желанием сограждан откликнуться и поддержать кемеровчан уже воспользовались мошенники.

Это крайняя ситуация, но на вопрос, где поставить запятую в предложении «Помочь нельзя отказать», благотворительным фондам приходится отвечать ежедневно. Как решить, отказать или помочь просителю? Кому отказать нельзя? Что такое достаточная экспертиза документов в благотворительном фандрайзинге? Как добиться эффективного взаимодействия с региональными и федеральными чиновниками? В чем особенности программной (учреждению) и адресной (человеку) помощи? Какой может быть практика сотрудничества фондов в совместном ведении благополучателей? Каковы оптимальные критерии выбора клиник-партнеров? Как содействовать развитию высокотехнологичной медицины? Тем много, их и обсудили в дискуссиях конференции.

Вот неожиданная, возникшая в конце прошлого года тема: Минздрав РФ в открытую стал противодействовать благотворительным фондам, вплоть до банального давления на руководителей крупнейших клиник. Как деликатно отметила главный редактор портала «Милосердие.ru» Юлия Данилова, «в последнее время сектор столкнулся с критикой со стороны Минздрава». И вот уже клиники приостанавливают сотрудничество с фондами под нереализованные чиновничьи обещания поставок расходных материалов, госквот и препаратов. В результате в больницах выстраиваются драматические очереди из десятков больных детей, например, с врожденным пороком сердца, ожидающих эндоваскулярных операций, – это докторам не поставили в срок окклюдеры. И фонды не могут прийти на помощь: главврачи ее не принимают – боятся лишиться работы. Страдают дети, мучаются родители.

Общим стало мнение, что адресная помощь (человеку) и программная (развитие институтов) будут и впредь дополнять и развивать друг друга. При этом, как замечает Юлия Данилова, «адресная помощь – это критерий истины для программной деятельности».

Совет всем, кто хочет помочь: делайте это через благотворительные фонды. Выберите приглянувшийся, изучите отзывы о нем и его отчетность в интернете. Не отправляйте деньги на личные карты просителей: с большой долей вероятности это мошенники – одиночки или организованные в группы. Изучите список документов, которые требует от нуждающихся приглянувшийся вам фонд. Вот как эта процедура организована у нас, в Русфонде, который первым в стране еще два десятка лет назад сделал адресную помощь основой деятельности. Обычно мы ждем от родителей фотографии ребенка, а также семь документов: обращение по установленной форме, копию паспорта автора, справку о доходах либо заключение местной соцзащиты о материальном положении семьи, копии свидетельства о рождении ребенка и медицинского заключения, счет за лечение, копию отказа в помощи из органов соцзащиты или здравоохранения. Мы знаем на опыте, что экспертиза бывает настолько достаточной, насколько она убеждает жертвователя дать денег фонду.


«Адресная помощь – критерий истины для программной помощи»


По словам Юлии Даниловой, главного редактора портала «Милосердие.ru», благотворительный сектор в России бурно растет, но коллеги продолжают наступать на грабли, о которых уже надо было бы знать. Поэтому целью конференции стало вместе обсудить и выработать общие подходы и стандарты качественной работы, качественной экспертизы просьб и правильного, эффективного расходования средств.

«Портал "Милосердие.ru" не только является СМИ, но и ведет адресный сбор для нуждающихся. Мы работаем в этой сфере уже много лет и видим со стороны коллег-адресников, особенно тех, кто только начинает такую помощь, огромный запрос на обмен опытом, на доступ к опыту лучших фондов в этой сфере. При этом мы видим, как ошибки фондов в адресной помощи становятся скандалами в СМИ или даже поводами для судебных разбирательств. Сборы некоторых фондов по уровню экспертизы мало отличаются от диких сборов в соцсетях и могут компрометировать весь сектор.

Также больным вопросом для многих является социальная экспертиза, то есть критерии, по которым мы понимаем, действительно ли подопечный не может сам решить проблему или софинансировать ее решение. Этот вопрос особенно актуален для тех фондов, которые оказывают социальную помощь нуждающимся семьям, погорельцам, помощь в оплате обучения, ремонте и другом.

Острый вопрос – целесообразность лечения за границей: в каких случаях это действительно необходимо, а какая высокотехнологичная помощь достаточно эффективно (а главное, вовремя) обеспечивается государством и в России.

Поэтому необходимо выработать разумные и общие подходы: в каких случаях отправляем за рубеж, в каких – нет, как помогать пациентам получить необходимое от государства. (В ходе конференции, например, из уст медиков, принимавших участие в обсуждении, прозвучало, что огромной проблемой для онкопациентов является замирание жизни в российских лечебных учреждениях в новогодние каникулы!) Специально, чтобы обсудить эту тему, мы провели секцию "медицинский туризм".

В последнее время сектор столкнулся с критикой со стороны Минздрава, утверждающего, что практически любую помощь можно получить в РФ. Но фонды в своей работе постоянно сталкиваются [с тем], что со своевременной высокотехнологичной помощью проблемы, кроме того, не все препараты и технологии, эффективно используемые за рубежом, зарегистрированы в РФ.

Хотелось также обсудить ряд проблем, возникающих в специфических областях помощи: длительная реабилитация [больных с] ДЦП, возможность создания критериев отбора реабилитационных центров для сотрудничества, эффективность различных методик реабилитации, [а также] обозначить заведомо неэффективные цели сборов (такие, например, как дельфинотерапия).

Или помощь тяжелым лежачим взрослым, где проблема сводится к тому, что помощь в уходе нужна на протяжении многих лет и она не предоставляется государством, а стоимость ее как для семьи, так и для сбора через благотворительные фонды достаточно высока (до 50 000 руб. в месяц в тяжелых случаях, то есть ежегодно до 600 000 руб. на одного подопечного). Может ли сектор ответить на этот вызов?

Конференция проводилась на средства президентского гранта, полученного порталом «Милосердие.ru».

Основные тенденции в развитии адресной помощи:
1. Сотрудничество узкопрофильных фондов (специализирующихся на конкретной медицинской проблеме) и универсальных фондов.
2. Рост требований к экспертизе просьб, более рациональному и мотивированному принятию решений.
3. Рост требований к прозрачности и обязательности отчетов.
4. Развитие и расширение программной помощи.
5. Взаимодействие с госструктурами по госпомощи.

Я уверена, что адресная (помощь конкретному человеку) и программная (развитие институтов) помощь всегда будут развиваться параллельно, дополняя друг друга. Адресная помощь, нацеленная на решение конкретных проблем конкретного человека, всегда будет той почвой, которая формирует запрос на формат всех помогающих институтов. Адресная помощь – это своего рода критерий истины для программной помощи. Именно работа с индивидуальным получателем помощи позволяет правильно выявить и сформулировать реальные проблемы. Без этого программная помощь превратится в абстрактные конструкции, не решающие проблем реальных людей или решающие их плохо.

Экспертиза должна быть разумной, прозрачной и доказательной. Это не вопрос жесткости, это вопрос четкой мотивированности и обоснованности решений, которые принимает фонд. Если мы говорим о медицине, то важно не поддерживать плохие, неэффективные, научно не обоснованные методы, непоследовательные маршруты лечения и др. Для этого качество экспертизы должно расти, кроме того, она должна быть независимой, то есть не аффилированной с теми учреждениями (клиниками), которые потом будут оказывать услуги на деньги фондов.

заинтересованное обсуждение, в конструктивном ключе. Прозвучали некоторые совершенно новые темы. Например, обсуждалась возможность использования скоринговых моделей оценки, принятых в сфере кредитования населения, для социальной экспертизы и оценки нуждаемости. Кроме того, участники могли получить консультации по таким практическим вопросам, как документальное обеспечение работы с просьбами, работа с персональными данными подопечных. Это тоже было для многих важно.

Насчет периодичности: потребность в качественном экспертном мероприятии такого рода у сектора явно есть, мы подумаем над возможностью [его] регулярного проведения или, возможно, [проведения] серии экспертных дискуссий по отдельным направлениям адресной помощи».


«Помощь порой приносит больше вреда, чем пользы»


Людмила Геранина, директор по фандрайзингу центра «Благосфера», координатор проекта «Все вместе против мошенников», полагает, что взаимосвязь между тщательной экспертизой и доверием жертвователей, доноров очевидна. Только тщательной экспертизой можно привлечь донора к постоянному сотрудничеству.

«Это была первая конференция из всех известных именно про основы работы адресного фонда, а не о том, как привлечь средства. Сбор денег – это лишь верхушка айсберга работы некоммерческих организаций.

Но жертвователи хотят знать, что их деньги идут на пользу, и тут уже никак без экспертизы не обойтись. Она залог долгосрочных отношений между дарителями и фондом. Я довольна: по-моему, для первого раза все прошло блестяще.

Основные тенденции в развитии экспертизы – это усиление медицинской экспертизы. Все еще большие проблемы (и они будут) с тем, что касается ДЦП. Все еще проблемой являются отношения НКО и государства. Это не касается больших благотворительных организаций, но их немного. А сотни мелких НКО никак не выстраивают свои отношения с представителями Минздрава. Практика показывает, что это возможно. И только плотное сотрудничество будет залогом развития, иначе мы так и останемся на позиции "собирать деньги и закрывать государственные дыры" – и это в лучшем случае.

Экспертиза должна ужесточаться при анализе и проверке обращений за помощью в фонды. Потому что на текущий момент, если не рассматривать ведущие НКО, экспертиза на очень низком уровне. К сожалению, все хотят просто помочь и не думают, что помощь порой приносит больше вреда, чем пользы.

Я не верю в единый реестр НКО. Это гигантская работа, которая не под силу никому и, главное, бессмысленна. Для честных работающих организаций это будут лишь дополнительные проверки и головная боль. А мошенники и так найдут способ. У мошенников порой это все получается гораздо лучше, нежели у честных организаций.

Важно, на мой взгляд, рассказывать людям о том, что помогать надо правильно. Во-первых, всегда это делать только через фонды. Но предварительно тот фонд, через который вы хотите оказать помощь, надо проверить – сделать это на самом деле достаточно просто. Посмотрите не только сайт организации, но и отзывы о них в социальных сетях и СМИ, почитайте отзывы на страницах в соцсетях их благополучателей. В крайней случае задайте вопрос проекту "Все вместе против мошенников".

Но никогда не надо помогать на личные карты и в организации, где давят на жалость и обещают золотые горы.

Взаимосвязь между тщательной экспертизой и доверием жертвователей, доноров очевидна. Только тщательной экспертизой можно привлечь донора на постоянное сотрудничество благотворителя к постоянному сотрудничеству.

Основная задача любой честной фандрайзинговой организации – не сиюминутное получение пожертвования, а развитие длительных отношений. Иначе грош цена такому фандрайзингу».


Материалы по теме:

Первая всероссийская конференция «Адресная помощь: перспективы и правила»

«Спасти сто жизней лучше, чем одну, – это логика войны, а не милосердия»
«Милосердие.ru»

«Как сторителлинг помогает фондам собирать деньги?»
«Подари жизнь»

«Мы не подменяем государство»: как фонды берут детей на лечение и что мешает им работать
Агентство социальной информации


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати